Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Хобби - Подозрение на счастье

Подозрение на счастье

Счастье – оно действительно будет внутри тебя, если оно прорвется туда сквозь поры, взявшись из мороза, из снега и из ветра! ...8 января – идеальное время для послепраздничного похмельного тошняка. И даже если кто-то остался не охвачен всеобщим похмельем, погода все равно упрямо стремилась привести его к общему знаменателю. Ветер на морозе и свинцовое небо на плечах домов – это ровно то, что способно выморозить любое воспоминание о празднике. Серые будни наступали что-то уж слишком неотвратимо... «Горавтотранс» включился во всенародный отходняк очень творчески. Весь прошедший год я заходила в автобус настороженно: вдруг опять наткнусь на это нововведение, предназначенное, не иначе, для окончательного выноса мозга сограждан. Я имею в виду мониторы, с апокалиптической неотвратимостью бесперебойно транслировавшие древних Труса, Балбеса, Бывалого и Волка с Зайцем из «Ну, погоди!». Я скажу крамольную вещь: все это потеряло актуальность еще задолго до того, как какой-то умник закольцевал трансляцию этих шедевров на автобусных мониторах. А когда тебе раз за разом всем этим ездят по мозгам... Но с наступлением нового года репертуар поменялся разительно. Бесконечную череду нарядных новогодних поздравлений вдруг перебило странное явление. На экране появился текст, с большим знанием дела принявшийся описывать все грани того самого «послепраздничного похмельного тошняка». Смысл был такой. Если вам кажется, что вас никто не любит, а очень даже наоборот; если вы противны сами себе, и вам еще более противен весь мир вокруг, не начинайте сразу же пить антидепрессанты. Знайте, что счастье – оно внутри вас!..
Картинка
Я сейчас не воспроизвела и десятой части того бреда, на создание и трансляцию которого кто-то ведь даже потратил время и деньги. Пытаться путем логических построений уговорить человека стать счастливым – абсолютно бессмысленное занятие. Но если устроить ему шоковую встряску в виде окунания в прорубь или хотя бы в сугроб – вместо антидепрессантов «клиент» сразу же потребует продолжения банкета! Но долгое праздничное мероприятие на морозе превращается в пытку. И если кто-то устраивает сегодня какой-то лошадиный парад, то зачем это мне?! Что я, лошадь?!. Но мне пришлось у третьего КП выпасть из автобуса и влачиться куда-то в сторону деревянных улиц, подпирающих снизу Садовую. Смысл жизни угасал с каждым шагом. Где-то там, за заправкой, обещали праздник с участием лошадей. Господи, какой кошмар...
Картинка
…О том, что мне предстоит «брать интервью у лошадей», мне был знак еще накануне. Тусуясь в Нижнем на автостанции, я прослезилась над обложкой какого-то глянцевого журнала. Там с большим знанием дела была проанонсирована статья «Ольга Кабо: лошади тоже плачут». По коварному замыслу добрых журналистов в роли лошади однозначно подразумевалась сама актриса. Жестоко. Но справедливо. Наверняка она сама их «уговорила» шутить над ней так нелицеприятно. Моя родственница училась вместе с ней в Москве на филфаке. Так, говорит, более манерной и претенциозной дуры еще поискать. А что лошади могут плакать – в этом мне, похоже, предстоит очень скоро убедиться. Любой заплачет на таком морозе! И, главное, чем лошадям греться?! Силосом?! О, несчастные! Мяса надо, мяса!.. ...О, вот и они. Спины лошадей покачивались над оградой отвоеванного у снега участка поля. Наездницы всех пяти лошадей были невероятно юны, хоть и говорят, что слишком молодых девушек не бывает. Я сразу начала искать глазами свою знакомую – Веру. Вера – это не девушка. Это – лошадь... ...С местным животноводческим «контингентом» я уже немного знакома. Летом, роясь на грядке своего глиняного огорода на плотине, я неоднократно наблюдала эту достойную картину. Нет. Собственно изображения там было немного. Гораздо примечательнее был звук.
Картинка
Он появлялся издалека. Дробный, заполошный топот множества копыт, этакое стадо бизонов, вдруг заметавшееся, как стая пугливых куропаток. Дальше подключался голос. То, что этот голос – человеческий, и что произносит он человеческие слова – это последнее, что могло прийти в голову. Резкие выкрики, исторгнутые из себя на пределе нечеловеческой ярости, приближались слишком стремительно – и вот уже за забором похожим на грохот камнепада галопом проносилось местное «стадо быстрого реагирования». Вприпрыжку трусящие овцы и козы, коровы, что есть силы «шевелящие батонами», слишком молодая и еще не поднаторевшая в скачках лошадь, вечно числящаяся в отстающих. И – солдатик, приставленный ко всему этому хозяйству. Оставалось только надеяться, что он в остервенении гонит всю эту ораву с определенной целью на пастбище, а не просто вымещает на бессловесных тварях всю солдатскую ярость по принципу: «Заведи хряка, назови Сержантом. Приду – зарежу!» Но однажды картина поменялась. В чертополохе за забором наметилось неспешное шевеление, над неровными досками выросли длинные ослиные уши, а в щель уставился огромный диковатый глаз. Молодая лошадь подглядывала за мной с настоящим щенячьим интересом. Ее не менее молодую наездницу я сразу начала ненавязчиво заманивать вместе с лошадью ко мне на огород. Глина – глиной, но травы там выросло – море. Пусть лошадка попасется... Я бы удерживала ее у себя в заложниках до тех пор, пока весь огород не оказался бы удобрен таким ценным навозом! Но фокус не удался. Лошадь не удалось пропихнуть в калитку. Длинные ослиные уши так и остались торчать над забором, а глаз ехидно подсматривал в щель с той стороны... Но нет, та лошадь была с заставы, а здесь устроил показательную выездку клуб «Феникс». Лошади перед началом «шоу» что-то слишком уныло бродили по кругу, а я с сомнением расспрашивала хозяйку: да как вы содержите всю эту меховую ораву? Прокормить лошадь – в моем понимании это еще хлеще, чем насытить солярой танк. Информация о том, что лошади в месяц требуется всякой «ботвы» на три тысячи рублей, навел меня на занятные размышления. Теперь каждому, кто начнет жаловаться, что на еду у него в месяц остается всего три тыщи, можно смело заявлять: да ты жрешь как лошадь! – А мясо они едят? – наивно поинтересовалась я. – Нет! – И что, лошади зарабатывают себе на прокорм, вот так катая детей? – вопрос оказался еще более наивным. – Еще бы!!! Хозяйка воскликнула это так, что в воздухе буквально зазвенели нули, которые надо приписать к жалкой цифре в три тысячи, чтобы получился реальный доход, приносимый лошадьми. А что, здорово, коли так. Но то, что эти школьницы каждый день пропадают на конюшне... Рядом с этим безвылазный мужской клуб, развернутый в гараже – это такие цветочки... ...Я беру назад слова «уныло бродили по кругу». Неуловимая команда маленькой наездницы – и огромная мохнатая глыба на крейсерской скорости двинулась прямо на меня, просвистела в сантиметрах и обдала мощной волной какой-то невероятной силы и энергии. Вот оно! Лошадь – это свобода, это снег из-под копыт, это снег с низких ветвей сосен, это свист в ушах, это – «по фигу мороз», это – разлетевшиеся в снежную пыль мрачные мысли и вместо подстерегающего в холод подозрения на простуду подозрение на... счастье. Счастье – оно действительно будет внутри тебя, если оно прорвется туда сквозь поры, взявшись из мороза, из снега и из ветра!
Фото А.Шевченко
Анна Рысь

Опубликовано 12 января 2011г., 06:10. Просмотров: 3252.

Комментарии:


zyf zyf
17 января 2011г., 20:22
Цитировать это сообщение
Мяса надо, мяса! Больше половины почему-то на тему похмелья, да и ваще какая-то эклектика, но получилось смешно. Респект!

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика