Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Хобби - Погулять по семитысячникам

Погулять по семитысячникам

Альпинизм – это способ как можно хуже перезимовать короткое лето. И чем круче альпинист, тем больше ему надо этого «хуже». Если научился «высекать» наслаждение из этих экстремальных морозных подарков природы, на меньшее ты уже не согласишься!.. Минувшим летом саровчанин Николай Васильевич Ярошик буквально в течение одной недели поднялся на целых два семитысячника Памира – на пик Корженевской и пик Коммунизма!
Картинка
«Одна вершина в одни руки!» – такого закона не существует. И только в советское время существовал строгий регламент, кому, куда и как идти: неподготовленным ты на гору не пролезешь. Но кандидат в мастера спорта по альпинизму – вот она, чуждая иностранцам система разрядов, очень полезный пережиток «совка» – может ходить в горах уже везде, докуда хватит... денег. И спуск с одного семитысячника, похоже, придал мэтрам альпинизма такое ускорение, что они по инерции взлетели на второй! Может, насчет «взлетели» – это уже перебор, хотя сам Николай Васильевич употребляет термин: «Погулять»... – Я закончил со спортивным альпинизмом, получил кандидата в мастера, стал инструктором. И захотелось просто погулять по горам. Всё было изъезжено, исхожено. Самое престижное, конечно, – взойти на Эверест, но это далеко и сложно. И мы решили погулять по семитысячникам. Опыт уже был кое-какой: пик Москва, пик Коммунизма. В 2007-м первый раз поехали на пик Ленина, но неудачно: непогода. В 2008-м второй раз на пик Ленина мне пришлось в одиночку идти практически. Но все получилось отлично. Там познакомился с ребятами из Питера – Николаем Шевченко, Михаилом Сотниковым. И мы в этом году втроем решили съездить на Корженеву и Коммунизма. – Два семитысячника подряд – это очень круто или очень-очень?
Картинка
– Даже в самые лучшие времена мы за сезон совершали только одно восхождение. И все равно мы сейчас не чувствовали себя круче всех. При нас испанец Хорхе Иочага сбегал туда-обратно на пик Корженевской за десять часов. Мы же ходили пять дней! Конечно, если мы на вершину идем – у нас рюкзак, палатка, спальник, еда. А он термос с пуховкой за спину кинул – и побежал. Все равно это достижение немыслимо какое. Но он и сам уже довел себя до состояния сверхчеловека. Я ему говорю: в тебе, наверное, килограммов тридцать! Нет, смеется, тридцать девять! – Но если он так резво бегает, значит, на гору подняться так просто – и, главное, быстро?..
Картинка
– На гору можно взлететь и на вертолете. Полдистанции до вершины вам хватит, чтобы рисковать уже не вернуться. Что такого? «Горняшка», отек легких. Если нас с вами сейчас поднять на высоту 5 тысяч, мы там через сутки вымрем. Недостаток кислорода. На 5500 давление атмосферное уже в два раза ниже, чем здесь. А на высоте Эвереста, высшей точки мира, вообще 112 мм вместо 760 мм. Представляете, что это такое?! Поэтому, если просто человека туда забросить, он там не живет. А если постепенно подниматься до этой высоты, то организм человеческий ко всему привыкает. И к недостатку кислорода тоже. Хорхе-то тоже не вот прикатил из Испании – и сразу побежал! Конечно, на высоте долго нельзя. На Эверест можно подняться и спуститься. А если там остаться заночевать, то уже можно не спуститься. И вот такой постепенный набор высоты дает возможность потом спокойно совершить восхождение. На самом деле совершить восхождение – значит, пол-отпуска мотаться по горе вверх-вниз. Поднимаешься на тысячу метров, делаешь ночевку, спускаешься. Следующий выход – на километр выше предыдущего. И вот такая ступенчатая акклиматизация недели две занимает. После этого можно спокойно идти на 7 тысяч. – Так уж спокойно? Хотя по сравнению с забегом... – Классическое восхождение на Корженеву – из базового лагеря поднимаются на 5300, ночуют. Потом 5800 – ночуют. Дальше – 6100 или 6300, кто как, лучше 6300, чтобы быстрее добраться до вершины. Следующий, четвертый день – уже вершина. На пятый день – спуск, кто может, спускается до самого базового лагеря. Обычно поднимаются на вершину и сразу возвращаются обратно на 6300. На другое времени не хватает. Говорят, что если до двух часов до вершины не дошел, то спускайся, иначе может быть плохо. Погода может поменяться, и уже времени не будет дойти засветло. А идут обычно без палаток. Но если с палаткой, можно заночевать и перед вершиной, и на вершине, все зависит от ситуации. Нам бы в этот раз погода так рисковать не позволила. – Тот южный ветер, который принес этим летом сюда жуткую жару, говорят, в горах он просто сдувал людей со склонов... – А сколько такой южный ветер может принести снега! Мы на Корженевской так попали! Когда до вершины оставался час или два – задуло невозможно, ветер, снег и, главное, ничего не видно. Но мы решили доползти. Хотя группа, которая спускалась с вершины, говорит: ребята, не ходите, там на вершине черти что творится. Ну чего нам там оставалось? Мы еще быстрее давай. И вот мы вышли на вершину – а там что-то невообразимое. Страшный ураган. Мы подспустились вниз. Мы-то надеялись на джипиэс-навигатор, но он выключился, гад... Питание село. Я-то думал, он выдержит. Надо было его куда-нибудь в пуховку сунуть. А он у меня просто в рюкзаке болтался. Да мы и не думали им пользоваться, чего нам там оставалось-то – туда и обратно... И пришлось спускаться на ощупь. В двух местах застревали на час. Ничего не было видно, а там такие карнизы, гребень такой, что можно просто на какую-нибудь сторону улететь – и все. Но, правда, если ветер особо сильный, он налетит, тучи разгонит, мы увидим, куда идти – и раз, раз... Ничего, выбрались. Но за два дня мы эту погоду так прочувствовали! И на первом восхождении у нас было аж три ночевки свыше 6 тысяч... Конечно, после такого второе восхождение на пик Коммунизма – там были условия как при коммунизме! Сплошное солнце. А у нас и акклиматизация уже вдоль-поперек пройдена – столько ночевок на 6 тысячах! Хотя этот пик сложнее значительно. На Корженевской всего две веревки были провешены, на руках сильно карабкаться не надо. Ножками, ножками... А на Коммунизма таких веревок было уже десять. Хотя категория сложности одна и та же – пятая... Высота Корженевской – 7105 метров. Пик Коммунизма – 7495. Эти 400 метров дают о себе знать. В первом восхождении мы с трепетом считали свои ночевки выше 6 тысяч, а на Коммунизма мы ночевали на высоте 6900 – это практически высота Корженевской! Но у нас пик Коммунизма как-то легко прошел. В первый день мы вообще хотели подняться на плато на высоте 6 тысяч. Не получилось, заночевали на 5800. На второй день поднялись на плато 6200, вторая ночевка. Третья – на пике Душанбе, 6900. Дальше мы сходили на вершину и спустились на 6900. Решили не ночевать, погода портилась, и мы спустились на плато. Обернулись за 5 дней, перед нами группа ходила 7 дней. Всего в этот сезон на Корженевы сходило 144 человека, на Коммунизма – 55 человек. – Сколько вершин в вашем послужном списке? – Высокие – пик Ленина, пик Коммунизма дважды, пик Корженевской, Эльбрус, пик Москва – 6875 метров. На Хантенгри мне подняться не удалось, дошли до 6500 и вынуждены были спуститься. Ну, а Кавказ... – Уже за горы не считаете! – Ну да. Не считается. У меня больше сотни восхождений. – Конечно, еще куда-то собираетесь? – Сейчас на территории бывшего СССР осталось 5 семитысячников. Хантенгри, самый низкий, пик Корженевской, пик Ленина, пик Победы и самый высокий – пик Коммунизма. Но самый страшный, конечно, пик Победы. Он 7439, пониже пика Коммунизма, но это Тянь-Шань уже, это не Памир, там значительно сложнее. На склоне со стороны Китая, когда дует ветер, давление опускается, как будто вы на высоте 9 тысяч. А еще там приходится на высоте 7 тысяч метров находиться очень долгое время... – Понятно. И вот об этом безобразии вы теперь мечтаете... – Есть у альпинистов «звание» – «снежный барс». Это тот, кто «собрал» все эти пять семитысячников. В СНГ таких – человек 500. Мне осталось подняться еще на два. Это много. Оба на Тянь-Шане – Хантенгри и Пик Победы. А есть еще и восьмитысячники... – Это кто у нас восьмитысячник? – Их в мире 14. Самый высший – Эверест или Джомолунгма, 8848 метров. Остальные все ниже – от 8021. Подъем на Эверест сродни, наверное, олимпийской медали. На Эвересте побывало всего 4 тысячи человек за все время. 200 погибли... – Эти вершины должны стоить того, чтобы их так добивались. Что чувствуешь, стоя на этой Крыше мира? Молчание. Очень долгое. Наконец, буквально заставив себя вернуться в серый равнинный город, негромко так произносит: – Хорошо там...
Анна Рысь

Опубликовано 09 марта 2011г., 11:07. Просмотров: 3040.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика