Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Хобби - Шедевры для народа

Шедевры для народа

Золотые руки Нины Из ненужных лоскутков Мастерят ковры, картины… Просто не хватает слов, Чтобы высказать все чувства, Расхвалить твое искусство. Дай-то Бог, как говорится, Тебе счастья, мастерица! Эдуард-Гелий Александрович Лоскуток к лоскутку… строчка… лоскуток к лоскутку… шедевр. Образцовое изделие искусства, высшее достижение мастерства. И где? В обыкновенной саровской квартире, зайдя в которую сразу упираешься взглядом в ковер – без преувеличения образцовое произведение русского лоскутного шитья, сделанное руками хозяйки – Нины Николаевны Орловой. – То, что делаю я, скорее всего, больше никто и никогда не сделает. Мастериц ведь немного и с каждым годом все меньше и меньше. А последователей у нас, можно сказать, и нет, – грустно сказала Нина Николаевна. Услышав такое, захотелось расхорохориться, рассказать о кружках, в которых учат детей мастерить игрушки, панно из лоскутков. Сама же ходила в кружок вышивки. И что? Когда последний раз вышивала? В кружке. Вот и получается, что по сути мастерица права. Уходит невосполнимое. То, что когда-то звалось русским народным творчеством. Да, я не оговорилась. Ведь были на Руси-матушке времена, когда народ слыхом не слыхивал ни о каком пэчворке. А лоскутные одеяла, занавесочки, наволочки уже вовсю шились. Знать, в бабушку пошла… – Да никто меня ничему не учил, – развела руками Нина Николаевна, – у нас в роду все женщины с золотыми руками были. Особенно бабушка Маша. Не зря же её в мордовском поместье барина Протасова, что было в селе Воротники, с двенадцати лет в белошвейки определили. А потом специально для неё, девчушки-пичужки, еще и швейную машинку «Зингер» из Германии выписали! Помещик дал, а большевик отнял и в колодец бросил. Чтобы ни барского духа, ни немчуры поганой не осталось. «Доченька, не верь, что мы при царе-батюшке жили плохо, – частенько повторяла уже в советские времена бабушка Маша внучке Ниночке, – мы жили хорошо». За швейной машинкой должны были последовать дом, скотина. Только бабушка Маша с мужем не стали дожидаться советской «милости» и, убежав на станцию, сели в ближайший поезд и оказались на Урале. Там, в Оренбургской области. На время здесь и обосновались, здесь родилась и их внучка Ниночка. В гостях хорошо, а дома лучше. Не прижилась семья на Урале и вернулась в родную деревню. Там, на чердаке «раскулаченного» дома, который советская власть приспособила под какую-то контору, баба Маша нашла свои мешки с лоскутами, на которые к её радости никто не позарился. И из этих тряпочек, похожих больше на лапшу, бабушка шила пестрые лоскутные одеяла, под которыми и маленькая Нина не один сладкий сон видела. Новое из старого С тех пор много воды утекло. А лоскуты как копились, так и продолжали копиться, но уже у Нины Николаевны. Только уже не в мешках, а в чемоданах: – Я же всем троим детям что-то постоянно шила. Вот обрезки и копились. Хранила, знала, что и они для чего-то пригодятся. Вот только для чего конкретно и когда? Оказалось, что на пенсии. Недаром ведь некоторые говорят, что на пенсии жизнь только начинается! Новая жизнь для Нины Николаевны началась с «Деревеньки моей». Как-то читала внуку книжку, и уж очень ей иллюстрация понравилась. Красивая, колоритная корова, сочный луг. Тогда-то «барахло» и пригодилось в первый раз. Рисунок свела, лоскуты накрахмалила, детальки вырезала. Отстрочила, где надо, вышила. И все – готово. А, как известно лиха беда – начало. И за два года квартира преобразилась. На стенах «расцвели» маки, подсолнухи, незабудки. На полах из дедушкиных драповых пальто – лоскутно-вязаные ковры – коллективный труд Нины Николаевны и её супруга Василия – полноправного соавтора работ. А как иначе, кто же, если не он, распорет старую одежду, вырежет из неё мелкие детальки. – Его заслуга, что лоскутные одеяла получаются тютелька в тютельку по размеру. «Ожили» детские сказки и семейные былины. Вот одна из них. Отдыхала как-то семья мастерицы на втором филипповском озере. Рано утром старший сын пошел на рыбалку. Пока собирался, разбудил брата с сестрой. Они, конечно же, канючить начали: возьми да возьми. Проще оказалось взять. Стоят они все с удочками. И вдруг такой громкий шум, и в небо взмывает туча белых лебедей. Птицы улетели, но не все. Некоторые «прилетели» к Нине Николаевне, да так и остались на её тряпичной картине навсегда. Они нам присылают «удочки», а мы им «шлем» рыбку Нина Николаевна занимается лоскутным творчеством почти 20 лет. И выставок у нее прошло немало. И работа ее хорошо известна в Сарове… в узком кругу любителей, конечно. Но работу эту уже оценили и американцы. Как-то раз во время очередного визита в Саров лос-аламовских американцев в выставочный зал по Юности зашла дама из этой делегации. И попала на выставку работ Нины Николаевны. По словам мастерицы, американка хотела скупить половину увиденного. – Но мне так не хотелось, чтобы мои работы жили в Америке, – призналась рукодельница, – но она меня так уговаривала, так у неё глаза горели, что я продала одно панно «Подсолнухи». И то только потому, что их было два. Так что теперь одна из работ Нины Николаевны «живет» ни много ни мало в музее творчества народов мира в Лос-Анджелесе. А вот американский пэчворк саровская мастерица ни за что дома не повесила бы. – Я видела американские работы в нашем больничном городке – ни мелких деталей, ни вышивки, ни бисера, – поделилась впечатлениями Нина Николаевна, – все очень просто. После визита американка не смогла забыть народных шедевров саровчанки. И несколько раз присылала лоскуты, ножницы, игольницу-браслет. В общем-то, из серии – мелочь, а приятно. Может быть, надеется приобрести еще несколько работ Нины Николаевны? Кто знает? Однако наша рукодельница относится к подаркам философски: – Они нам присылают «удочки», а мы им шлем «рыбку». Окна в мир Все пополняющаяся коллекция Нины Николаевны – экспонатов в ней уже более 80 – «не сидит» на месте. Только в Сарове прошло шесть выставок. И одну из них, еще в 1992 году, посетили одиннадцать тысяч горожан. Если же к ним прибавить показы в Саранске (одному из музеев которого были подарены работы мастерицы), Нижнем Новгороде, Москве, Лос-Аламосе, то тогда получится, что коллекция экспонировалась не менее двадцати раз. Когда-то давно Нина Николаевна мечтала, чтобы её первая выставка прошла в Дивееве: – Мне казалось, что это окно в мир. Потому что туда со всего бывшего СССР едут на поклонение к мощам батюшки Серафима. Мечте было суждено сбыться только в этом году. Но, даже зная о намеченной выставке, мастерица до последнего не верила, что это произойдет. Пока ей однажды не приснился сон: она с детьми развешивает работы, а два плотника прорубают окна в стене дивеевского Дома молодежи. …После возвращения из Дивеева коллекция работ Нины Николаевны вернулась на свое привычное место – в кладовку. Где она и хранится в большущих тюках. А ведь ей место в музее. И это отмечают московские, нижегородские, саранские искусствоведы. Пока же место для неё находится только у коллекционеров. – Но ведь я делала и делаю работы для простого народа, и мне хотелось бы, чтобы они хранились в музее. Чтобы простые люди могли наслаждаться тем, что на протяжении уже почти двадцати лет Нина Николаевна делает для них. Лоскуток к лоскутку… строчка… лоскуток к лоскутку… шедевр. Образцовое изделие искусства, высшее достижение мастерства. И где? Хочется надеяться, что в Сарове.
Любовь Кяшкина

Опубликовано 01 октября 2008г., 20:02. Просмотров: 2086.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика