Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Спорт - Сборная семьи

Сборная семьи

КартинкаЖенскую сборную России по лыжным гонкам заслуженный тренер России Николай Евгеньевич Седов оставил ради сборной... семьи. Спортсмен с большим сердцем Она счастлива. Командировка мужа растянулась на три года: два года – в экспериментальной молодежной команде и год – в женской сборной страны. Возвращение мужа «на базу» настолько вывело в плюс весь минувший спортивный сезон, что даже самые тяжелые перипетии прошедшей зимы, связанные с сыном, для тренера Елены Сергеевны Седовой – просто повод для шуток. – Петя перед Новым годом приехал домой, мы ехали на машине, и вдруг по радио объявили: «Пятикратный чемпион мира среди юниоров и самый перспективный лыжник планеты Петр Седов закончил свою спортивную карьеру». Петя мне: «Мам, слышала?!» Ну что, говорю, бывает и такое!.. Вот так. Чтобы снять с дистанции «самого перспективного», его даже не обязательно выводить из строя. Можно просто объявить его больным. Именно такой трюк провернули с новым «бойцом» взрослой сборной в конце 2010 года после углубленного обследования. О том, как пришлось выбираться из этой ловушки, Николай Евгеньевич Седов – фамильная седовская несгибаемость – рассказывает очень хладнокровно. Так ведь и точка в этой истории поставлена окончательно... – Следить за здоровьем спортсменов – эту функцию отдали в руки людей, которые этим никогда не занимались. У ФМБА основное направление – радиационные болезни... – И в нашем «ядерном мальчике» что-то намерили?! – Ведущие спортсмены по своей конституции на порядок отличаются от нормальных людей. У обычного человека частота сердечных сокращений в пределах 55-60 ударов считается нормой, а для спортсмена в покое эта цифра составляет всего лишь 38-42 удара. Для врача-неспециалиста это уже – брадикардия, и человека надо срочно лечить. А там и легкие разные, и сердце совсем по-другому стоит. А еще не учли, что спортсмен находился под очень приличной нагрузкой. Петр как раз прошел все начальные этапы Кубка мира. А они были на среднегорье, практически на предельно допустимой для соревнований высоте – 1700-1800 метров над уровнем моря. И ему сразу написали 8 или 9 диагнозов и запретили заниматься спортом. Представляете, это один из ведущих спортсменов на данный момент в сборной команде – и ему резко запрещают не только участвовать в соревнованиях, но даже тренироваться! Это был просто шок. 25 декабря его отстранили, а уже 29-го ведущий кардиолог спортивной базы в Новогорске определила, что половины того, что написано в диагнозе, у него точно нет. Мы успокоились, естественно. Петр продолжал тренироваться. Его направили в одну из ведущих клиник Швейцарии, которая занимается топ-спортсменами. И буквально через два дня оттуда пришло заключение, что Петр полностью здоров.
Картинка
Но здесь нашла коса на камень. Наши запрещают, зарубежные разрешают. У наших преимущество: тендер на обслуживание спортсменов выиграла ФМБА, а заключения швейцарской клиники имеют рекомендательный характер. И в январе Петра направили в кардиологию клиники при Академии наук. При поступлении у него уже был всего лишь один диагноз: расширение полостей сердца. Ему 20 лет. По их мнению сердце у него уже расти не должно. Думали, что это идет какая-то инфекция. Я лично разговаривал со специалистом, доктором наук, который занимается УЗИ. Он говорит: «Я понимаю, что парень здоров. Но я не могу дать такое заключение, поскольку мы имеем на руках диагноз, что он имеет отклонение от нормы. Но я могу сказать, что если бы было какое-то инфекционное заболевание, то шло бы расширение одной только полости сердца, или предсердия, или желудочка. И на этих частях обязательно были бы узлы...» Но если ФМБА не дает разрешения, министерство спорта не имеет права его командировать на международные соревнования. И перед отбором «на мир», перед первенством России в Рыбинске в конце января, нам пришлось написать бумагу, что мы берем ответственность на себя. Вопрос с допуском решали на уровне Путина! Тут уже деваться было некуда, и под давлением общественности ему дали разрешение на занятия. Но в связи с этими всеми передрягами Петр в этом году не смог съездить на «молодежный мир», который проходил в возрасте до 23 лет, где он был явным фаворитом. – Похоже на происки врагов – так снимать спортсмена с дистанции... – По большому счету, я в какой-то степени даже и рад, что все вот так произошло. Потому что не всегда коту масленица. Надо пройти и через такое. – Но это же по мозгам бьет страшно... – Точно. Но он через это прошел очень спокойно, даже никаких проявлений не было. Может, просто внешне не показал. Но, наверное, и правда переживал... – Или по молодости не поверил? Нет, это вряд ли... – Я тоже не мог поверить. Потому что человек стабильно попадает на этапах Кубка мира в десятку. Больное сердце не способно работать на верхних своих пределах. А потом: контроль за здоровьем такой, что болезнь сразу просматривается, даже если еще вроде бы и не болен. А здесь все нормально. Петр очень достойно перенес все эти невзгоды, которые на него выпали. То есть его в этом году «закалили» очень хорошо... С малолетки на взросляк – И ведь на фоне этого «запрета на профессию» надо было еще и показывать результаты?! – Если не считать этих перипетий, я этим годом очень доволен. Потому что мальчик, который пришел из юниоров, не выпадает из первой десятки взрослых спортсменов. Там самое тяжелое – именно переход с юниорского уровня на мужской, взрослый. Там все совсем другое. Гонки другие, отношение совсем другое. Это как, грубо говоря... – ...с малолетки на взрослую зону? – Точно! Нет, отношения там очень хорошие. Все нормально. Но именно вот это психологическое напряжение, которое достается гонщику, плюс большое количество соревнований, плюс настрой на каждую гонку. В юниорах как было просто! Там возрастная вилка – всего два года, и ты соревнуешься с ровесниками. А тут ты приходишь к элите, к самому верху, и возраст здесь не ограничивают. Там есть Дьяченто, которому уже 44 года, он все бегает. Есть тот же Нортуг, который 86-го года, который бегает. А есть Петр Седов 90-го года. И они все – на равных. Молодежь в таких условиях может пробежать 1-2 этапа. А когда его вывозят на 5-6 этапов, а потом – еще столько же этапов, это молодому выдержать практически невозможно. А Петр выдержал. Во взрослом спорте ведь все просто. Ты не попадаешь в тридцатку, в красную группу – все, тебя выводят, отправляют домой, в Россию. Оттуда забирают другого. И какой у него возраст – это уже никого не волнует. Главное – результат. Если ты одну гонку не попал в тридцатку – тебя тут же выкинут. На следующий год Петька себе сделал очень хороший задел. Он по итогам года оказался двадцатым в Кубке мира. Это с учетом того, что он пропустил «Тур де ски» и тот кусок, который вылетел по его мнимой болезни. В этом году сезон сложился очень хорошо. – А эффекта «второго сезона», как у футболистов, не получится: «выстрелил» и затих?
Картинка
– Нет, если тренер его правильно ведет, с каждым годом должно идти улучшение. А если что-то сделано летом неправильно, то, естественно, спортсмен может «встать». В этом году три-четыре мужика вообще встали. А Петька – если в прошлом году он только раз выигрывал у всех наших, то в этом году он в течение сезона четыре раза был лучшим в сборной. Подготовка идет очень хорошо, планомерно, без резкого скачка в объеме и в интенсивности. А в этом году решили его отдать в основную команду. – А надо ли вот так «менять коней»? – Надо! Потому что он то с женщинами, то со мной занимался. Пусть теперь без меня попробует годик. Пришло время парню выйти в свет, посмотреть, что это такое. Может, из-за смены методик у него как раз скачок вперед произойдет? И потом: я-то его не бросаю. Запустить «болезнь», если что-то пойдет неправильно, мы не дадим. Но смену тренера все должны пройти обязательно! Расстрельная должность – Вот и женская сборная тренера поменяла... В России быть тренером сборной по футболу – самая неблагодарная работа. Ваша должность не была такой расстрельной? – У нас конкретнее говорят: хочешь уничтожить тренера – поставь его тренером сборной команды. Женской! Почему я согласился? Одна из причин – мне надо было быть рядом с Петькой. Я когда пришел в сборную – я пришел со своим спортсменом... – Такой своеобразный маневр? – Надо было идти туда, потому что надо было его тащить дальше. По положению детской спортивной школы мы больше двух лет в группе спортсовершенствования держать никого не можем. И куда его выкинуть?! Я просто искал пути... А что эти «сборницы» не показывают того, что ждут от лыжной женской команды – это было ясно еще в прошлом году. Потому что тот состав, который был на Олимпийских играх – Хазова, Коростылева, Завьялова, Медведева – они все ушли. Есть только девчонки, которые даже рядом не стояли со сборной. В принципе, я знал, на что подписываюсь. Но когда опять созрел вопрос, что делать с Петькой... – То есть вы пришли в сборную, чтобы было где заниматься с сыном, и ушли, когда дальнейшее развитие карьеры вашего главного спортсмена потребовало от его тренера новой «рокировки»... – Меня из сборной никто не выгонял. Я просто сам, видя вот это, подумал: что дальше тянуть резину? С командой надо работать, причем, работать неординарно. Здесь нужен тренер, который прошел через становление команды. Все это надо просто-напросто поднять. И если сейчас не согласится Николай Петрович Лопухов, я думаю, на Олимпийских играх ничего у нас с женским составом не получится... Сборная Сарова – Была еще причина уйти, – не скрывает Николай Евгеньевич. – Находиться в командировке каждый месяц 18 дней – для меня это просто неприемлемо. То есть это можно потерять семью, детей, это очень-очень тяжело. У нас в основном там работают тренеры, которые не имеют семьи... Уже не имеют... И еще. Здесь, в городе, пошел – не развал, этого не буду говорить, но упадок результатов. Это школа, которая сейчас одна из сильнейших в стране и которую знают во всем мире. Двадцать лет здесь прошли, плоды своей работы жалко. Если три года назад основу сборной области составляли именно лыжники Сарова, то на сегодняшний день в этой команде у нас всего три человека. Все, что было наработано, очень быстро стало исчезать. Это как форма спортсмена. Набирается очень долго, а три-четыре дня бездействия – и все, форма ушла. Опять надо все сначала. – Сборную страны из них начнете делать?! – Положение обязывает: теперь здесь сделают специализированную детско-юношескую школу олимпийского резерва – СДЮШОР. Мы единственный закрытый город, который не имел такой школы. Хотя результаты в лыжных гонках у нас позволяют даже открыть спортинтернат и училище олимпийского резерва. А теперь статус даст нам возможность иметь группу высшего спортивного мастерства. Мы сможем того же Петю, ту же Марию Козекаеву, чемпионку мира среди юниоров, держать там до тех пор, пока они будут бегать. Лет до сорока! – А есть еще Анастасия Седова... – Как сам Петька говорит, Настя по таланту на порядок выше, чем он. Одно то, что она семикратная победительница всероссийских соревнований на призы Сметаниной – это уже свидетельствует о том, что девчонка неординарная. В этом году выиграла первенство России среди юношей и девушек, выполнила мастера спорта, является 90%-м кандидатом на первые зимние детские Олимпийские игры. Но стоило ей остаться без моего присмотра, заболела в начале сезона и отошла только к марту. Это говорит о том, что тренер – это не профессия, это призвание. Потому что за детьми, особенно которые добились уже каких-то результатов, нужно смотреть очень аккуратно и относиться к ним более бережно... – Точно, вам было ради чего возвращаться. Вам надо строить сборную Сарова. И сборную семьи...
Анна Рысь

Опубликовано 14 апреля 2011г., 13:07. Просмотров: 2896.

Комментарии:


Николай Анохин Николай Анохин
18 апреля 2011г., 20:13
Цитировать это сообщение
Катя, Вы - молодчина! На полупустом месте сделали замечательный репортаж!

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика