Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Спорт - Ленивый экстремал, или не вставай к волне бортом!

Ленивый экстремал, или не вставай к волне бортом!

Говорят, «весь город», более 100 человек, ринулись на майские праздники в походы. И не в простые, а в водные. Занырнули на Пасху на Кремешках, а вынырнули кто где – кто на протяжной русской равнине, кто – в яростных кавказских горах. В Сарове сложилась команда экстремалов, заточенная под пороги высокой категории сложности. Это Виктор и Диляра Профе, Дмитрий Зуймач с женой Еленой, братья Игорь и Олег Забелины, Олег Афанасьев, Глеб Баранов, Максим Рассказов, самый опытный член команды – Андрей Александрович Гладченко. Вооружившись катамаранами, они отправились на Кавказ, в Адыгею, на речку Белая...
Картинка
– Плюс нас еще сопровождал директор художественной школы с двумя мольбертами! – рассказал нам, вернувшись из похода, руководитель команды Виктор Профе. – Есть разные воды, Белая – одна из наиболее сложных речек на Кавказе из ныне доступных. В Грузии есть еще более веселые участки, очень интересные пороги, но та река – как раз на границе между Грузией и Абхазией. Поэтому соваться туда... Туристы – народ, конечно, отчаянный, но не настолько, чтобы лезть под пули. Собственно, и на Белой есть такие места, которые мы бы хотели пройти, но в этом году была очень большая вода. На реке шли дожди, вода поднялась, и сложность реки поднялась тоже. И мы, честно говоря, просто не решились. Потому что разломает и катамаран, и нас. Походили, посмотрели, мы, конечно, экстремалы, но не фанатики. Жить всем хочется, у всех дети... – А просто чинно-благородно позагорать на солнышке – для вас это уже совсем не вариант? – Я не против, но не в этот раз. Этот поход был учебно-тренировочным, задача была – именно отточить технику прохождения сложных порогов. Если система классификации походов идет от единички до шестерки, то наш поход оценивался: «Второй категории сложности с элементами пятой». Все допуски идут как на пятую категорию сложности, а протяженность маршрута небольшая, и идет он по населенной местности. Препятствия – очень сложные технически. Но в то же время на полноценный поход пятой категории не набирается. В прошлом году мы несколько раз переезжали с речки на речку на автобусе и длину набрали, и все прочее. На Кавказе, особенно с автобусом, можно действовать методом базового лагеря. Мы приезжаем на какую-то поляну, сплавляемся, по дороге за нами приходит автобус, кладем катамаран на прицеп и возвращаемся в лагерь. С собой ничего не тащим, чисто спорт. Только рулим. Еще есть режим экспедишн, когда все свое беру с собой и иду со всем этим барахлом. – Странно: вы говорите, подъем воды опасен... А разве большая вода не накрывает камни толстым слоем, и лодка не проходит над ними, не касаясь валунов? – Зато поднимаются стоячие валы. – Это такие буруны, которые закручиваются, как в стиральной машине? – Точно. Турбулентность течения – основная сложность многоводных рек. Есть реки типа карельских, когда основные препятствия – это камни, которые разбросаны тут и там, и надо между ними как-то просочиться. Это сравнительно простые вещи, и там лучше действительно ходить на байдарке. А есть вещи с большим расходом воды, с серьезным течением постоянным, когда даже к берегу пристать – проблема. Допустим, в каньонах слева-справа стенки, а посередине ревет река. Типичный вариант для кавказских рек и алтайских. Так что чем больше воды, тем стоячие валы круче и выше. А на гребне этого вала возникает еще вот такая турбулентность, встречное течение. Это «бочка», и ее надо «протыкать». – А, слышала, такие штуки надо проходить на большой скорости, иначе закрутит. Отсюда главное правило: не вставай к волне бортом! Кажется, очень небесполезно бывает сделать этот принцип жизненным кредо. – А я себе именно по этому принципу жену нашел! – По способности «не вставать к волне бортом» и умению «протыкать бочку»?! – Я ее тогда впервые пригласил в поход, и мы попали в шторм на Воксе. Это огромное озеро в Ленинградской области. И поплыли мы в этот шторм на байдарке вдвоем. А там спасение только одно – надо держаться поперек волны, чтобы тебя не перевернуло на этой утлой лодчонке. И она, как бы, гребла, не верещала, не сопела. Когда дошли, я ее спросил: ты вообще раньше-то ходила? Да, говорит, на Урале ходила, я понимала, куда я влезла с тобой... Ну, понятно, с таким человеком можно… – Дикие реки еще остались? – Наверное, но и туда добираются люди. Труднодоступность – это для очень неленивых людей или очень богатых. Это вертолеты, вездеходы. И все равно... В Китае пару лет назад такие первопроходцы погибли на реке наивысшей сложности, спасся только один. И то на зубах, на воле, на подготовке. – Может, вообще тогда не соваться? – Ну, как не соваться?! Наша средняя полоса – прекрасное место для туриста неподготовленного. А дальше уже начинается. Альпинисту надо залезть повыше, нам – скатиться с горы побыстрее. Как мне говорил один достаточно опытный альпинист, между нашими двумя видами спорта есть одно отличие. Когда я, говорит, вишу на скале на крюке, я могу подумать, куда я буду вбивать следующий крюк. У него есть время. А вот когда я пошел в порог, времени у меня уже нет! Пока готовишься, ходи по берегу, смотри, обдумывай. А уж если сел в лодку, то все. В прохождении порога главное, что не ты определяешь временную составляющую. – Нужны жуткие мышцы, чтобы справляться с течением? – Ну, бросьте, я что, похож на Шварценеггера?! – Если попал на стремнину, как в ней сориентироваться? – Чудесно, чудесно! Это, конечно, приходит с опытом. Вообще говоря, если опытная команда присутствует на катамаране, задача объясняется, все ее выполняют. Действительно, от каждого движения весла зависит. Но все проходимо, когда есть команда. У меня катамаран-четверка, последние несколько дней у меня две девчонки сидели на носу. Ничего, справлялись. Это я про то, что груда мышц не обязательна. А опыт обязателен. Надо знать, где и что сделать. Если ты не прошел менее сложный порог, то в более сложный лучше не соваться. – Альпинизм называют «достаточно безопасным» видом спорта. Кажется, сравнение с водниками не в пользу последних? – В Сарове были потери, к сожалению. Действительно, гибли в основном как раз водники. Я тогда только приехал в город, когда загибли ребята, четыре человека сразу, в водопаде. Девчонка одна выжила, сидела пятой на катамаране. Ну, вообще говоря, надо правильно ориентироваться на реке. Я сам еще до приезда в Саров попадал в ситуации, когда описание реки не соответствует действительности. Ты идешь, идешь, и вдруг – раз, и прыгаешь с плотины ГЭС. Или попадаешь в порог, который не предусмотрен ни снаряжением твоим, ни умением. Ребята, которые загибались, они как раз вот так попадали. Важна даже не карта, а описание маршрута. Те ребята думали, что уже прошли очень серьезный порог, а на самом деле он был еще впереди. И они, думая, что все позади, расслабились и влетели в него без просмотра, без всего. – Так, получается, чем больше опасности, тем притягательнее? – Вот это чувство, когда вы сплавились по порогу – это словами не объяснить. Как и альпинисту, что он чувствует, когда на вершину забрался. Он может всякие слова подбирать, но это все не то будет. Вот я могу сказать: мы уже сплавились, нас забирает автобус, тормоза у всех чуть-чуть отпускают – и вот в автобусе от людей просто фонтаны адреналина начинают бить! – Что, в жизни-то ощущений не хватает?! – Сплавляешься – и приходишь умиротворенный. Ни на кого не бросаешься, никому зубы не показываешь. Спросите на работе, кто самый спокойный. Вам ответят: экстремал. И в жизни все эти ребята кажутся немного сонными – как я. Это снимает потребность в агрессии. – Советская система разрядов у вас еще действует? – Формально никакого разряда у меня нет. Но по тому, что нами пройдено, маршрутно-квалификационная комиссия может дать допуск до высшей категории сложности. «Пятерка» у всех за плечами есть. «Шестерка», где все погибли, – зачем она такая нужна?! Пока на «пятерочных» порогах мне хватает. – Это спорт или удовольствие? – И то, и другое. И опять же: я что, похож на спортсмена?! Меня еще папа учил: не надо быть спортсменом, надо быть физкультурником. – Почему именно это вид? – Потому что я патологически ленивый. Я просто сплавляюсь по течению!
Анна Рысь

Опубликовано 26 мая 2011г., 14:41. Просмотров: 2654.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика