Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Спорт - 1998

1998

КартинкаВ начале нынешнего года одному из старейших спортсменов-парашютистов Сарова исполнилось 75 лет Юрий Александрович Макаров рассказывал мне о себе, а его супруга Валентина Владимировна слушала нашу беседу и улыбалась. «Ему бы мемуары писать, а он все не успокоится: рыбалка, спортивный канал, а сейчас вот – машина. Каждый год ездит на Ахтубу. Если бы была возможность учиться на гонщика, то обязательно стал бы участником «Формулы-1». А у него всю жизнь так – фехтование, прыжки в воду, футбол… Да уж, бывают такие люди – ему семьдесят пять, на скамеечке бы со старушками посиживать, а он… А он по-прежнему непоседа… Так уж сложилось, что с самого детства маленький Юра что ни день – видел взлетающие самолёты, лётчиков, видел, как спускались с неба парашютисты. Дом его был совсем рядом с военным аэродромом. Мог в таких условиях нормальный советский мальчишка не заболеть небом? Не мог… А чем можно заниматься в детстве? Авиамоделизмом. Он и занимался. Уже в седьмом классе стал инструктором по моделированию, а потом и чемпионом Тамбовской области по комнатным летающим моделям. «Юрка, ты не представляешь – я прыгнул с парашютом…» После окончания рентгеновского техникума в 1957 году парень по распределению был направлен в Саров и три года отработал в медсанотделе, после чего перешел во ВНИИЭФ, где ему пришлось заниматься вычислительной техникой. А в свободное время – спорт. Начинал с волейбола, играл сам, организовывал команды то в милиции, то среди медиков, а позже и во ВНИИЭФ. Выступления команд были настолько удачны, что перворазрядника-волейболиста заметили и пригласили тренировать женскую сборную города. А как же небо? А мечта о небе не проходила. Для начала Юра Макаров оторвался от земли с помощью… лыж. Пробовал прыгать с трамплина, но в охоте за очередной дозой адреналина получил травму позвоночника, долго лежал в больнице. Однажды напарник по работе пришел его навестить и с порога: «Юрка, ты не представляешь – я прыгнул с парашютом!» Девять месяцев ждал он медицинской комиссии и, наконец, в 1959 вступил в парашютную секцию, прошел полный курс обучения и получил медицинское разрешение на прыжки. Пять секунд 1998. Это не год, это количество прыжков с парашютом, сделанных Юрием Александровичем. Для каждого парашютиста количество прыжков – это повод для гордости. Ведь к каждому нужно готовиться, и каждый раз рискуешь жизнью. По большому счету, ему везло. Запасной парашют открывать ни разу не приходилось. Был, правда, случай, когда на жизнь могло остаться пять секунд. Всё шло как обычно – прыжок, несколько секунд свободного полёта, кольцо… И парашют не раскрылся. Как потом выяснилось – техническая неисправность. Он всё пытался справиться с ситуацией, открыть купол, не замечая, что земля бешено несётся навстречу. Но уже когда парашютист собрался открывать запасной парашют, вдруг почувствовал, что основной всё же раскрылся. До земли оставалось каких-то 250 метров, что можно было бы сравнить с падением с небоскрёба. Всё же не обошлось без травм – ломал обе ноги. Даже в теннисе случаются травмы. А тут – парашют. С возрастом прыгать стал реже, но расставаться со спортом не хотелось, и он стал судить соревнования по парашютным прыжкам. И сейчас уже имеет международную категорию. В городе таких судей нет, да и вообще в парашютном спорте он стал 25 судьей такого уровня в России. Возраст возрастом, а мечта прежняя – небо. Хотелось бы отметить «новое тысячелетие», доведя количество прыжков до 2000. А есть и совсем замечательная мечта – прыгнуть на Северном полюсе и уж только тогда закончить свою карьеру. Но осуществление задуманного стоит в наше время недёшево – десять тысяч долларов. Любишь прыгать, люби и денежки платить... Мы смогли доказать, что клуб в городе нужен Первые прыжки саровские парашютисты делали в Горьком, куда ездили целых пять лет. А если учесть, что в то время прямой дороги не было, и до Арзамаса машины везли буквально «на себе», станет ясно, что в парашютисты шли самые упорные. И таких упорных набиралось немало – до 90 человек (!). В конце концов, родилась идея создать аэроклуб в городе. Нужны техника, кадры. – Поговорили мы с работавшим в то время авиатехником Борисом Павловичем Щепаловым, обратились к начальнику аэропорта Федору Александровичу Ковылову с просьбой разместить клуб у него на аэродроме, – вспоминает самое начало Юрий Александрович. – Обращались и в горком партии, и к руководству объекта, и лично к Борису Глебовичу Музрукову, который уделил нам время и идею поддержал. Следующий вопрос был в том, как добиваться разрешения открытия в ЦК ДОСААФ. Меня командировали в Москву, где я встречался с Александром Ивановичем Покрышкиным – в то время председателем оборонного общества. Александр Иванович знаменитый лётчик-истребитель, ас Великой Отечественной, трижды Герой Советского Союза, конечно, и отношение к нему было соответствующее. Я смотрел на него, как на Бога. Не смотря на высокий чин и звание, простой в общении, пошел нам навстречу, поддержал создание клуба. Впечатления от встречи с таким человеком остались на всю жизнь… И вот, решением ДОСААФ в Арзамасе–16 был открыт авиационно-технический спортивный клуб. Картинка70 прыжков в год Клуб работал с 1963 по 1986 год. Было очень много желающих – и взрослых, и школьников. Это было очень удобно – в СССР было, наверное, не так уж много клубов, которые, как наш, располагались бы в черте города, куда можно было добраться из любой точки пешком. Кстати, в клуб брали только успевающих ребят. Те, кто хотел заниматься парашютным спортом, учились неплохо. Инструкторы даже ходили узнавать успеваемость в школы, и если кто-то хитрил, получал неудовлетворительную оценку, его отстраняли от прыжков до тех пор, пока не была представлена справка об исправлении оценки. – Когда появился свой самолет, работа пошла еще быстрее. Если за первые пять лет, что ездили в Горький, я совершил 24 прыжка, то за первый год существования клуба в городе – более 70. Конечно же, при таком количестве росло и мастерство, появлялись первые мастера спорта. Клуб жил, работал, едва ли не каждое воскресенье расцвечивая саровское небо разноцветными куполами. Как истинный внииэфовец парашютист Макаров и здесь не смог без изобретений. – Я ведь стал первым, кто ввел вычислительную технику в парашютном спорте, и теперь спортсмена можно было отслеживать после каждого прыжка... В общем, и на работе, и в увлечении Макаров делал всё по большому счету, всё, что мог… Надежда есть Но пришли плохие времена, может быть, это связано с тем, что по всей стране начало меняться отношение к любительскому спорту, к общественным организация… – Когда конфликт между молодым и горячим начальником аэроклуба, летчиком-инструктором Федоровым и начальником аэропорта Ковыловым привел к закрытию клуба, парашютный спорт всё-таки продолжал существовать. Мы выезжали за город, прыгали в Елизарьеве и в Коврезе. Но это сразу же откинуло назад: количество прыжков уменьшилось, школьники не смогли заниматься, ведь ездить нужно было далеко. В конце концов мы остались без самолёта… А ведь сколько было раньше показательных выступлений и на Протяжке, и на стадионе «Икар», на лыжной базе. Программа была сложная и интересная: выполнялись разные фигуры в воздухе, были и групповые прыжки. В городе нас все знали в лицо и с нетерпением ждали праздников. Странная сложилась ситуация – секретность тогда была гораздо строже, а прыжки в городе разрешали, теперь в Сарове перебывали, наверное, ученые из всех стран-«противников», а добиться разрешения на прыжки в черте города невозможно… – После перестройки парашютный спорт по всей России уже не такой, как в Советском Союзе. Техника была бесплатная, выдавались парашюты, выделялся бензин, городские власти выплачивали зарплату инструкторам и летчикам. А сейчас ДОСААФ занимается только автошколой, никакого парашютного спорта нет и в помине. Очень хочется восстановить работу клуба, но кто это поддержит… Лётчик Геннадий Мавлиханов начал прыгать с парашютом, когда Юрий Александрович был уже опытным парашютистом, а сейчас он – начальник аэроклуба. – В наше время при наличии денег возможно многое, – Геннадий Гильфанович, конечно же, тоже хотел бы возродить парашютный спорт в Сарове,– но, к сожалению, в свое время руководители не сделали ничего, чтобы сохранить работу аэроклуба. А сейчас уже все развалилось, и заново наладить работу будет очень затратно… Впрочем, глаза боятся, руки делают – в городе по-прежнему немало активных, неравнодушных людей, которые не только мечтают, но и пытаются что-то сделать. Может быть, еще и удастся вернуть Сарову былую славу «парашютного города». Тем более что судья международного класса у нас уже есть… P.S. Недавно от федерации парашютного спорта Юрию Александровичу вручили почетную грамоту и памятную медаль.
Ирина Клюшева

Опубликовано 13 июля 2012г., 12:41. Просмотров: 2726.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика