Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Политсалон - В тени инженера Шухова

В тени инженера Шухова

(СЕРБСКО-НИЖЕГОРОДСКИЕ СЮЖЕТЫ)
КартинкаРАССТРЕЛЯН ЗА СВЯЗЬ С СИРОТКИНЫМ 25 мая 2011 года крупнейшему деятелю старообрядчества начала XX века, председателю совета Всероссийских съездов старообрядцев Белокриницкого согласия Дмитрию Васильевичу Сироткину (1864 – 1953) в столице Сербии Белграде на его могиле был открыт памятник. Мемориал выполнен в соответствии со старообрядческими традициями и представляет собой надгробие с крестом. Рисунок на плите символизирует две реки, которым была посвящена жизнь Дмитрия Васильевича, – Волгу и Дунай. Работы финансировались ОАО «Завод Нижегородский теплоход» – судостроительным предприятием, которое было основано Сироткиным сто лет назад. Известный историк русской эмиграции на Балканах А.Б. Арсеньев отмечает, что, по данным настоятеля Русской церкви в Белграде, Сироткиных среди ее прихожан и отпеваемых там за период 1920-54 годов не было. Значит, Дмитрий Васильевич остался верен древнему благочестию вплоть до самой смерти. В начале ХХ века Д.В. Сироткин был известен как общепризнанный лидер волжских пароходчиков, один из крупнейших нефтяных дельцов, близким партнером знаменитых Нобелей. Как писал знаток судостроения И.А. Шубин, он «на удивление всей Волге построил несколько деревянных баржей новой конструкции». В своей обширной монографии Шубин, служивший у богатого купца учёным секретарем, а по сути, личным приказчиком, делает тому такой, прямо скажем, несколько чрезмерный личный реверанс: «Глубокий знаток судоходного дела, тщательно изучивший его историю и технику, Сироткин нашел, что наиболее совершенным типом волжского судна, идеально приспособленным к самобытным условиям плавания по великой реке, были старые расшивы (плоскодонные суда, легко проходившие мели и перекаты – Авт.), детальные формы которых, в увлечении судовыми типами парового периода, были уже утеряны волжскими судостроителями. Добившись после долгого труда восстановления этих форм и дополнив их тем, что дала судостроительная наука и практика позднейшего времени, Сироткин сконструировал тип новой баржи, который до настоящего времени остается непревзойденным по своим судоходным достоинствам» (1). Уже первые деревянные баржи-«новинки» Сироткина поражали воображение современников своими невиданными размерами. Но и им было далеко до грандиозной железной «Марфы-Посадницы», которая была изготовлена в 1907 году и произвела в баржевом судостроении настоящий переворот. И.А. Шубин утверждал, что «Марфа-Посадница» строилась (на заводе Шорина в Гороховце) по чертежам Сироткина. Но это, разумеется, не так, ибо тот не имел надлежащего технического образования. Поскольку «Марфа-Посадница» создавалась для перевозки нефтепродуктов, Дмитрий Васильевич заказал постройку судна великому русскому инженеру В.Г. Шухову (1853-1939), автору целого ряда проектов нефтепроводов, нефтехранилищ, установок для термического крекинга нефти и знаменитой башни (2). Именно Владимир Григорьевич спроектировал огромную баржу с почти плоским днищем и закругленным носом. Благодаря своим конструктивным особенностям громадная, наполненная почти 10 тысячами тонн нефти посудина смело шла по мелководью. Её яйцеобразный нос почти не создавал волны, поэтому баржу мог легко буксировать самый обычный, не слишком мощный пароход. Покинув Россию после революции, Сироткин в 1920 году обосновался Белграде, на Дунае имел свое дело по судоходной части. Как пишут знавшие его люди, «Сироткин тосковал по Родине. Вспоминал Волгу...». Выходившая в Белграде ежедневная русская газета «Новое Время» писала в номере от 19 апреля 1923 года: «Председатель Совета Съездов судовладельцев Волжского бассейна в России Д.В.Сироткин представил Министерству путей сообщения Королевства СХС (сербов, хорватов и словенцев – Авт.) докладную записку, предлагая свой опыт и познания в деле обновления речных судов и их эксплуатации. В записке указывается, что принадлежащие правительству речные суда находятся в том состоянии, в котором находились суда в бассейне р. Волги в 60-70 годы прошлого столетия. Реформа речного флота р. Волги в свое время была произведена без участия иностранной техники и иностранного капитала. В этой реформе Д.В.Сироткин принимал ближайшее участие» (3). На Волге бывшего судостроительного магната тоже не забыли. В 1927 году его старый друг и поклонник Иван Шубин издал в Москве, в целом, великолепную книгу об истории Волжского пароходства (около 1000 страниц!); за одним исключением: все заслуги он приписал Сироткину, а самого Шухова даже не упомянул – ни единым словом! Из биографии: Иван Александрович Шубин родился в октябре 1868 г. в с. Ацвеж Котельнического уезда Вятской губернии (отец был учителем, а его предки были духовного звания). В 1889 г. окончил Варшавский университет. Вернувшись в родную губернию, исполнял обязанности начальника Вятского отделения Казенной палаты и помощника секретаря земской управы. В 1906 г. перебирается в Н. Новгород, где служит сначала секретарём земской, а затем и городской управы. По протекции Сироткина становится секретарем и управляющим делами Совета съездов судовладельцев Волжского бассейна, редактором газеты «Нижегородская биржа и Волжское судоходство». Жил на ул. Большая Печёрская, д. 14 (дом сохранился). В советское время – в управлении водного транспорта Верхне-Волжского бассейна: управляющий делами, зав. экономическим бюро водных путей, ст. экономист (4). Свой капитальный труд «Волга и волжское судоходство» Иван Александрович послал в Белград, в подарок своему любимому хозяину, но ОГПУ перехватило посылку, и 19 августа 1929 года автора арестовали. По другим данным (их приводит С. Горяченко, в девичестве Лапшина), книга Шубина дошла-таки до адресата – скорее всего, при посредничестве братьев Лапшиных (некогда известных волжских судопромышленников), старший из которых, Яков Павлович, жил в Эстонии и имел связи с Сироткиным (5). В Бутырской тюрьме Шубин отсидел два года. В 1935 году снова подвергся аресту, правда, кратковременному – всего на четыре дня. Но шутки кончились в 37-м: «ежовая рукавица» настигла писателя 1 ноября, и на этот раз хватка была смертельной. Неосторожный волжский летописец был расстрелян 11 декабря того же года (в возрасте 69 лет). Связь с Сироткиным трактовалась как тягчайшее преступление еще и потому, что большевики считали Королевство СХС, переименованное вскоре в Королевство Югославию, монархо-фашистским государством и гнездом белогвардейщины. Теми или иными путями, но книга Шубина действительно попала к Сироткину, и тому есть документальное подтверждение! Недавно было опубликовано личное письмо старого нижегородского зубра старообрядческому архиепископу Московскому и всея Руси Иринарху, написанное в Белграде 30 сентября 1946 года. «Лично в 1907 г. построил в Горьком [так] необыкновенную в то время баржу – танк – наливное судно, грузоподъемностью более полмиллиона пудов, давшей экономии в эксплоатации от 50 до 100%, – признается русский эмигрант своему духовному владыке. – Если пожелаете познакомиться, то постройка моей баржи, под названием «Марфа-Посадница», описана в книге «Волга», издание Москва 1927 г., на стр. 665 и на стр. 613 описание моей жизни. Таковая книга имеется в библиотеках министерства путей сообщения» (6).
Продолжение следует...
Игорь Макаров

Опубликовано 28 ноября 2014г., 18:13. Просмотров: 1764.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика