Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Политсалон - В тени инженера Шухова

В тени инженера Шухова

Сербско-нижегородские сюжеты …А причины аварии утаили Окончание. Начало в №48. В 1913 году Д.В. Сироткин был избран городским головой Нижнего Новгорода (кстати, это был последний дореволюционный градоначальник). В своей первой речи в качестве городского головы он наметил такие задачи: постройка постоянного моста через Оку, устройство канализации, электрического освещения, благоустройство окраин. Городской голова говорил: «Необходимо расширять сеть школ, необходимо насаждать ремесленное и техническое образование. Пора нам отказаться от иноземного производства, необходимо все делать самим». В наследство родному городу Сироткин оставил собственный дворец – одно из красивейших в городе зданий (ныне здесь расположен Нижегородский художественный музей). Особняк Сироткина относится к памятникам архитектуры федерального значения, поскольку является шедевром русского неоклассицизма и относится к лучшим образцам предреволюционной архитектуры. Одним из его создателей был С.А. Новиков (1885–1971). Из биографии: Семён Антипович Новиков окончил институт гражданских инженеров в Петрограде, после чего был приглашён Сироткиным в Нижний Новгород на строительство своего особняка. В 1917 г. назначен губернским архитектором. С 1923 по 1930 годы работал губернским инженером, в 1930-е годы – в облпроекте. Организовал в г.Семёнове первые мастерские по художественной обработке и росписи по дереву. Зачинатель Горьковского отделения Союза архитекторов РСФСР, многократно избирался его председателем. В 1950–53 годах занимал должность главного архитектора г.Горького. По проектам Новикова построены многочисленные районные учреждения, рабочие клубы и жилые дома. В частности, он проектировал здания дворцов культуры в Канавинском (1927) и Сормовском районе (1930) Нижнего Новгорода. Свыше 20 лет преподавал в Горьковском инженерно-строительном институте. Судьба Семёна Новикова также некоторым образом связана с деятельностью В.Г. Шухова. В бытность губернским инженером ему пришлось вступить в конфликт с исполнителями шуховского замысла – как всегда грандиозного. На излёте нэпа близ с.Растяпино (ныне г.Дзержинск), ниже Дуденевского затона, по проекту Шухова строились металлические опоры линии электропередачи через реку Оку. Опоры несли две параллельные силовые линии для Нижегородской государственной районной электростанции (НиГРЭC). Каждый переход был запроектирован на четырех металлических опорах, из которых три (высотой 10; 69,5; 128 м) находились на левом берегу и одна (высотой 20 м) – на правом. Опоры 128, 69,5 и 20 м были гиперболоидной формы: опора 128 м состояла из пяти секций, опора 69,5 м – из трех, опора 20 м имела одну секцию. Несомненно, обе многоярусные гиперболоидные башни уже в момент своего создания стали памятниками инженерного искусства не только в России, но и за рубежом. Возводили их государственный котельный завод «Парострой» им.Лихачева и строительная контора по сооружению металлических конструкций в Москве под руководством Д.П. Шиловцева. «Самыми высокими сооружениями в СССР являются башни Шухова – Шаболовская в 150 м и две вышеописанные по 128 м. За ними следует Исаакиевский собор – высотой 120 м», – отмечал Шиловцев. Конфликту Семёна Новикова с Дмитрием Шиловцевым и его командой предшествовала авария, сведения о которой, правда, крайне скупые, попали и в печать того времени. 20 апреля 1928 года газета «Нижегородская коммуна» опубликовала заметку «Обвал на окской электромагистрали». Вот что писала газета: «Как нами сообщалось, Нижегородская гос. районная электростанция строит в Растяпино линию электропередачи через Оку – на Богородск, Павлово, Вачу, Муром и Кулебаки. Переход через Оку устраивается на железных мачтах-башнях. По ним лягут воздушные провода. На днях при установке башни высотою 125 метров произошёл обвал. Железные фермы, из которых составляется башня, обрушились с 30-метровой высоты. Они увлекли за собой части башни, уже установленные на место. Упавшие фермы испорчены – они погнулись; пропала даром дорогая работа. При обвале жертв не было. Кто виноват в этом случае – не выяснено». В Центральном архиве Нижегородской области сохранилась служебная документация – аварийные акты от 4 и 5 апреля 1928 года. 18 апреля губернский инженер Новиков направляет в президиум губисполкома (ГИК) письмо, в котором указывает, что «...Упомянутая работа по постройке башни НИГРЭСом с Управлением Губ. Инженера согласована не была и по существу её УГИ не было совершенно осведомлено. Между тем УГИ полагает, что упомянутая работа ... должна была быть согласована перед её осуществлением с УГИ». На другой день тот же Новиков пишет в НиГРЭС о том, что «...результатов испытания материала в распоряжение комиссии до сих пор не поступило…». Но оказалось, что руководство губисполкома не в состоянии повлиять ни на НиГРЭС, ни на Шиловцева. Безрезультатным остаётся и ещё одно обращение Новикова к губернским властям, уже от имени Стройконтроля, который он также тогда возглавлял: «… Управление Строительного Контроля просит Президиум ГИК понудить НИГРЭС к представлению результатов лабораторного испытания железа, так как отсутствие таковых совершенно лишает комиссию возможности довести до конца поручение Президиума ГИК и вынести определенное мнение о причине аварии на постройке башни». И уже как жест отчаяния выглядит его последнее из писем – в Москву, в Высший Совет Народного Хозяйства, посланное спустя год после аварии, 23 марта 1929 года: «… Несмотря на неоднократные требования УСК и Президиума ГИК необходимых данных ни от Нигрэсс, ни от Паростроя не получено и эти организации повидимому от представления материалов уклоняются...» Скорее всего, и в ВСНХ тогда это обращение сунули в дальний угол. Видимо, у НиГРЭС и Дмитрия Шиловцева были свои люди в верхах, а вскрывать причины аварии не входило в их планы. Однако следует заметить, что этой административной безалаберности, а точнее, разгильдяйству, очень скоро придёт конец. С ликвидацией нэпа в стране воцарится строжайшая диктатура плана, и игнорирование производственной дисциплины будет жестоко караться. В 80-е годы, после изменения маршрута ЛЭП, четыре башни Шухова демонтировали на металлолом. Две оставшиеся высотные башни на Оке законом Нижегородской области №204 от 20 августа 1997 года были признаны памятниками культурного наследия, охраняемыми государством. К сожалению, в настоящее время сохранилась только одна из них. Вторая парная опора высотой 128 метров, которая располагалась в непосредственной близости, была разрушена вандалами весной 2005 года с целью хищения металла (очевидно, с молчаливого согласия высоких покровителей). По свидетельству очевидцев, «грохот раздавался на пол-Дзержинска, когда её повалили». Но уголовное дело даже не было возбуждено. Протест против этого акта вандализма появился даже во влиятельной немецкой газете Frankfurter Allgemeine Zeitung. Сохранившаяся 128-метровая опора длительное время находилась в аварийном состоянии из-за вырезанных теми же вандалами продольных стержней в опорной части (из 40 было вырезано 16), и ее обрушение могло произойти в любой момент. Противоаварийные работы были выполнены за счет средств собственника данного объекта ОАО «Нижновэнерго», а также благотворительных средств, в том числе добровольных пожертвований международной группы ученых, возглавляемой профессором Райнером Грэфе.
Игорь Макаров

Опубликовано 11 декабря 2014г., 12:50. Просмотров: 1037.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика