Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Острый угол - "Червоточина". Завершение.

"Червоточина". Завершение.

«Читатель газеты «Саров» наверняка понял из чтения серии статей «Червоточина»…, что основная цель их автора – показать, что ректор СарФТИ – криминальная личность, доведшая СарФТИ до полного упадка». («Открытое письмо» ректора СарФТИ Ю.П.Щербака. «Новый город №» за 19 декабря 2007 г.) Генеральная прокуратура РФ, Администрация Президента РФ, Федеральное агентство по атомной энергии, Министерство образования и науки РФ, МИФИ, Управление внутренних дел. Именно по всем этим адресам одновременно и в качестве запроса, и в качестве заявления о принятии мер будет отправлена статья, которой редакция завершает журналистское расследование деятельности руководства СарФТИ (естественно, к статье будут приложены все собранные нами документы). Не на все вопросы получены ответы, многие «белые пятна» в работе вуза не прояснены. Однако «Саров» сделал все, что мог, теперь дело – за властями и правоохранительными органами… Итак, подводим итоги. Для начала обратим внимание читателей на тот факт, что это не газета «Саров» подала в суд на руководителей СарФТИ (хотя и собиралась), а руководство СарФТИ подало в суд на газету «Саров». И юристы СарФТИ сами определяли, на что обидеться начальству вуза. Обиделось начальство главным образом на то, что мы назвали отказ ректора СарФТИ Щербака предоставить информацию нарушением закона, а также на то, что посчитали выплату доплат липовому доктору серьезным нарушением. Как мы уже сообщали, суд по этим принципиальным вопросам газету поддержал и в иске СарФТИ отказал. Но! Окончательно закрыть тему нельзя, поскольку ответов на вопросы редакции как не было, так и нет. Даже после решения суда господин ректор не спешит ответить редакции. Что ж, повторим наши вопросы еще раз: - Есть ли среди преподавателей СарФТИ еще доктора либо кандидаты с дипломами ВМАК Международной Академии информатизации? Получали ли эти преподаватели доплаты и льготы? (Поскольку со времени отправки запроса прошло много времени, добавим: нас интересует период с 2003 года по настоящее время). - Действительно ли работавшая в СарФТИ госкомиссия вынесла решение о возврате преподавателями сумм полученных («кандидатских» и «докторских») доплат, выплаченных им на основании предъявления дипломов негосударственного образца? Какова эта сумма и за какой срок? Причем, речь идет о ДОПЛАТАХ, а вообще-то стоило бы ставить вопрос о ЗАРПЛАТАХ, имели ли право преподаватели вообще заниматься данной преподавательской деятельностью и занимать свои должности, имея такие дипломы? И не правильнее ли было вести речь о возврате ВСЕХ полученных денег, а не только доплат. Впрочем, милиция, отказавшаяся возбуждать по этому поводу уголовное дело (по «незначительности» выплаченных сумм), вопрос так отчего-то не поставила вообще! Отчего же? Вернемся к этому чуть позже… Во время судебного разбирательства представители вуза особенно обиделись на то, что газета усомнилась в весомости статуса СарФТИ в сравнении с теми временами, когда вуз был филиалом МИФИ. Но ведь это не только и не столько наша оценка, сколько оценка, вынесенная самими преподавателями, студентами и работодателями. Приведу диалог со свидетелем (бывшим преподавателем-«совместителем» вуза) на одном из судебных заседаний: «Ломтев: - Я хочу, чтобы вы подтвердили или опровергли случай, который мне известен, о том, что один из студентов СарФТИ Х…ин пытался с пятого курса перевестись в Санкт-Петербургский университет, и там его с пятого курса брали только на третий. Да еще и с досдачей трех или четырех экзаменов? Свидетель: - Я просто потрясаюсь вашей осведомленности, но такой случай действительно был. Только студент Х…ин был не с пятого курса, а он закончил пятый курс и обратился ко мне с просьбой устроить его в Санкт-Петербургскую аспирантуру. К нам часто в город приезжал очень известный профессор, ученый Александр Александрович Курдюмов, с которым у меня тесные деловые связи по части подготовки молодежи и их поступления в Санкт-Петербургский университет. Я познакомил Х…ина и Курдюмова, и между ними произошла очень интересная беседа. Курдюмов увидел Х…ина, его хорошие ясные глаза. В ходе беседы Х…ин начал задавать профессору вопросы и выяснилось, что они немного друг друга не поняли. Курдюмов думал, что перед ним стоит уже готовый физик, знающий, чем он будет заниматься. После чего Курдюмов взял его диплом и начал подсчитывать часы занятий, после чего и выяснилось, что Х…ин не может идти в аспирантуру, а ему нужно идти в магистратуру, то есть на четвертый курс, и если он пойдет в магистратуру, то ему нужно будет досдавать пять экзаменов. Ломтев: - Правда ли то, что профессор Санкт-Петербургского университета назвал программу СарФТИ программой электротехнического техникума? Свидетель: - Посмотрев на часы программы в дипломе, профессор Курдюмов сказал, что эта программа напоминает ему программу электротехнического техникума…» Руководство СарФТИ, конечно, тут же попыталось «погасить» вызванный нашим расследованием «шум», по страницам городских газет прокатилась пиар-кампания, которая должна была доказать, что в СарФТИ все в порядке, перспективы только радужные, а Щербак лично ответил «Сарову» открытым (и, на наш взгляд, абсолютно неубедительным) письмом. Кстати, на суде юристы вуза с угрожающей интонацией в голосе обещали принести «статью-опровержение» в «Саров»: «Посмотрим, как вы ее напечатаете!» Мы надеялись. Ждали. Но не дождались… Да, собственно, как бы ни пропагандировал успехи СарФТИ господин Щербак, даже журналисты муниципальной газеты «Городской курьер», где эти успехи громче всего и фанфарируются, весьма критично к ним относятся. Например, на встрече с президентом Фонда «Либеральная политика» Евгением Ясиным в Москве журналистка «Горкура» Елена Бабинова задает прямой вопрос известному политику: «Как раз об образовании я и хотела бы узнать. Когда у нас закончится этот совковый подход: «забудь все, чему тебя учили в институте, сейчас мы тебя будем переучивать»? У нас есть институт, выпускников которого не хотят брать на предприятия». Ясину вопрос понравился. Нам тоже… Приведем небольшую выдержку из письма преподавателя СарФТИ в нашу газету: «Представьте себе – вы приходите в больницу, а весь медицинский персонал – совместители и почасовики (то есть приходящие на работу на пару часов немного подработать), и в данный момент они не могут вас принять, так как обязаны быть на основном рабочем месте. Вы идете жаловаться зав. отделением, главврачу – а они тоже совместители, и у них есть более важные проблемы. Это модель «величайшего достижения» господина Щербака – физико-технического факультета СарФТИ. На этом факультете, который иначе как уникальным не называется, нет ни одного (!) штатного сотрудника. Даже декан и его заместитель – совместители. Заведующие кафедрами – совместители, преподаватели – в основном почасовики, нанимаемые ради чтения одного предмета. Если учесть, что все руководители как факультета, так и кафедр – люди более чем занятые на основной работе (среди них есть заместитель научного руководителя ВНИИЭФ, руководители и заместители руководителей отделений ВНИИЭФ, проректор по учебной работе СарФТИ и др.), то станет ясно, что собственно образовательному процессу они при всем желании не могут уделять достаточно времени. И, кстати, было бы очень интересно узнать, кто-нибудь из преподавателей и руководителей физико-технического факультета имеет хоть какую-то педагогическую подготовку? Или проходил повышение квалификации как преподаватель (что обязательно раз в пять лет)? Чего можно ждать от такого образования – высокого качества подготовки студентов? Внедрения современных образовательных технологий? Дальнейшего развития факультета?..» А действительно, что придает вес и повышает престиж любого вуза? Кадры. Именно о кадрах мы и спрашивали господина Щербака в своих запросах. И о качестве кадров. Что криминального, скажем, вот в этом вопросе? «Прошу Вас сообщить, какое количество преподавателей состоит в штате СарФТИ, начиная с 2001 года (то есть количество лиц, чьи трудовые книжки хранятся в СарФТИ). А также: какое количество из них (с указанием фамилий) имеют степень кандидатов или докторов наук?» Вроде бы ничего особенного, но ректор и этот запрос пугливо проигнорировал. Почему мы задавали «кадровые» вопросы? По непроверенным данным (а как их проверишь, если руководство СарФТИ не желает отвечать на запросы?!), в нашем вузе числится около тысячи преподавателей и лишь 20 – штатных сотрудников. При этом штатных докторов то ли два, то ли три человека. Причем одному доктору – под семьдесят, а другому за восемьдесят. А основная масса кандидатов и докторов – «приходящие» (причем, по словам студентов, «приходящие, когда хотят, а порой и не приходящие вовсе»!). Из протокола судебного заседания: «В том документе, который поступил на прошлом судебном заседании, указано на то, что руководитель Департамента ядерных испытаний Министерства атомной энергетики Волошин, преподаватели СарФТИ, старшие методисты являются работниками министерства атомной энергетики. Мы же все прекрасно понимаем, что все эти люди никоим образом не имеют возможности ежедневно и систематически заниматься обучением студентов СарФТИ и передавать имеющиеся у них знания тем людям, которых они обучают…» Правда, в «открытом письме», опубликованном на страницах газеты «Новый город №», Щербак оправдывает эту практику странным пассажем: «Я не думаю, что, например, создатель МФТИ академик П.Л.Капица, проживая в Москве, каждый день приезжал из Москвы и по 4 часа работал в Долгопрудном.» Ну, во-первых, если не уверен – не говори. Может, как раз приезжал и работал. Во-вторых, что-то я не наблюдаю в преподавательском составе нашего вуза личностей, равных Капице. В-третьих, некоторые «сотрудники» уж совершенно точно регулярно не приезжали из Москвы в СарФТИ так, как это говорится в отчетах, но регулярно получали зарплату. В-четвертых, родители студентов СарФТИ все-таки хотели бы платить вузу за реальное, регулярное и качественное преподавание, а не «за имя», которое, может, и повышает престиж института, но не повышает уровня знаний конкретного студента. В-пятых… Впрочем, и так уже возникает резонный вопрос: «А смог бы вуз вообще получить лицензии, если бы выдающей лицензии организации было бы известно истинное количество и качество остепененных преподавателей»? Особенно этот вопрос актуален для аспирантуры. К слову, о качестве. Насколько нам известно, последняя защита кандидатской диссертации штатным сотрудником института по физико-техническим наукам (ведь так, кажется, называется вуз) состоялась аж в 1995 году – 13 лет назад! Кое-кто, защищая руководителей СарФТИ (их мало, но такие есть), «наезжает» на газету «Саров», обвиняя нас: «В ваших материалах мало конкретики!» Да Господи же ж! Да мы рады бы дать побольше конкретики! Но как же ее дашь, если руководство вуза делает секрет из всего, чего ни хватись. Вот хотели было поконкретнее узнать о научной деятельности в СарФТИ заместителя главы администрации города Валерия Зори. Согласитесь, интересно ведь, как замглавы, специалист по вопросам марксизма-ленинизма, перегруженный заботами о нуждах города, умудряется еще и научную деятельность вести. Но и тут – стена каменная, непробиваемая. Так что вместо рассказа о неиссякаемой энергии чиновника, о истоках его повышенной работоспособности – безответный запрос. С совершенно невинными, опять же, вопросами: 1. С какого времени состоит в должности научного сотрудника СарФТИ Зоря В.В.? 2. Сколько за данный период времени им выполнено научных работ, с указанием темы работы и даты сдачи отчета? 3. Были ли применены научные разработки Зори В.В. в практической деятельности и где конкретно? 4. Где и как журналисты газеты «Саров» могут ознакомиться с данными работами? Вообще, научная деятельность СарФТИ – отдельный вопрос. Например, о том, как оцениваются «ведущие научные школы» изнутри, рассказал лично мне хорошо знакомый, достаточно высокопоставленный сотрудник ВНИИЭФ: «Выглядит такая «как бы научная школа» очень просто: некий коллектив сотрудников ВНИИЭФ подает на государственное финансирование проект под названием «научная школа», но не от имени ВНИИЭФ, а от имени СарФТИ, где данные лица оформлены по договору как некий «временный творческий коллектив», выполняющий научные исследования в свободное от работы время. Финансирование данной работы приходит, естественно, тоже в СарФТИ, где от него «отщепляется» энная доля (10-15%) так называемых накладных расходов, а в список «творческого коллектива» вставляется несколько наиболее приятных распорядителю финансов фамилий. В день выдачи жалованья у кассы института собирается изрядная толпа внииэфовцев, которые знают в институте только это место. Но получают они деньги как сотрудники СарФТИ за якобы выполненную ими здесь же научную работу!» Насколько такая практика этична и законна? Не знаю… Вообще, если присмотреться внимательнее, на ул. Духова расположен не вуз, а какой-то бермудский треугольник. Сплошные загадки природы. Вот, например, существует в СарФТИ такая кафедра – «Новые финансовые технологии». Существует она отдельно как от головного здания СарФТИ, так и от бывшей тринадцатой школы, а ныне странного «филиала» вуза. «Работает» кафедра в помещениях дома №29 по ул.Московская. Так вот кафедра эта – страшная тайна руководства СарФТИ. Как мы ни пытались хоть что-то о ней узнать – впустую. Словно ее специализация не «новые финансовые технологии», а «новые шпионские технологии». Даже официальный запрос не раздвинул, как любят выражаться журналисты, «завесу секретности». Хотя вопросы господину Щербаку мы в этом запросе задавали совершенно безобидные. 1. Какой период времени в СарФТИ существует кафедра «Новые финансовые технологии»? 2. Какие дисциплины преподаются сотрудниками этой кафедры? 3. Сколько преподавателей числится на данной кафедре? 4. Кто является руководителем данной кафедры сейчас, и кто руководил ей последние пять лет? 5. Из каких источников финансируется работа этой кафедры? 6. Почему кафедра располагается вне площадей института в д.29 по ул.Московская? 7. Какую площадь арендует кафедра, у какой организации, и в какую сумму обходится аренда? 8. Сколько студентов обучилось на данной кафедре за период ее существования? Конечно, вопросов по этой таинственной кафедре значительно больше, чем восемь, но и на них, как наш читатель уже догадался, ответов не поступило… А ведь непонятных простым смертным явлений в бермудском треугольнике СарФТИ довольно много. Например, удивительные группы пяти–шестилетних студентов, которых педагоги вуза обучают не чему-нибудь, а психологии и педагогике! За достаточно весомую плату. Среди загадок «треугольника» – непонятный симбиоз СарФТИ, Лингвистического университета и Учебно-научного центра, который, по нашим сведениям, не имеет лицензии, а, значит, и права на обучение; -таинственная форма зарплаты «высшей тройки» вуза – ректора и двоих приближенных; -загадочные «лаборатории», или как их любит называть ректор, «научно-образовательные центры», в которых работают то ли студенты, то ли сотрудники ВНИИЭФ, никакого отношения к СарФТИ не имеющие; - упорные слухи об увольнении некоторых сотрудников вуза по не совсем благовидным поводам; - неясно, по какому принципу построено соотношение бюджетных и коммерческих мест; - непонятная стратегия набора первокурсников. Еще загадка: как 69-летний человек остается ректором, если, по закону, в должности ректора может быть чиновник не старше 65 лет. Надо ли говорить, что железобетонное молчание, которым сарфтишные начальники отвечают на обращения редакции, несколько удивляет и уж точно не добавляет доверия. А ведь четкие и ясные ответы на наши вопросы могли бы успокоить общественность, особенно студентов-платников и их родителей. Могли бы развеять туман над бермудским треугольником по улице Духова. Пресекли бы всяческие досужие измышления о якобы имеющихся в институте «негативных явлениях», например, о семейственности или фаворитизме. Чушь, конечно, какая семейственность? Но чтобы успокоить общественность, мы все же спросили у господина Щербака: «С какого времени и на каких должностях состоят или состояли в штате СарФТИ: - Щербак Виктор Петрович, - Щербак Алла, - Тихомирова Людмила Ивановна (супруга Щербака М.Ю.), - Щербак Алексей Юрьевич, - Алексеев Владимир Васильевич, - Алексеева Людмила Ивановна». Ректор, правда, не ответил… Впрочем, не будем мелочиться! Все это, в конце концов, цветочки. Судебное разбирательство поставило куда как более серьезные и принципиальные вопросы. На суде один из наших свидетелей поделился с участниками процесса интереснейшей информацией. Приведем часть ее дословно. «Представитель ответчика Палагин: - В период Вашей работы в СарФТИ были серьезные нарушения? Свидетель: - Я работал в СарФТИ в период с 1999 по 2002 год. Могу пояснить следующее: вся деятельность Щербака построена на сплошных нарушениях, в том числе финансовых. Как у куратора юридического направления у меня в подчинении была группа менеджмента, 25 человек. Штатное расписание для группы составлялось отдельно. Была также отдельная смета. Щербак меня вызвал и обязал включить Еремину в штатное расписание. На вопрос «зачем», он мне ответил, что от нее зависит вся деятельность СарФТИ, мы должны этого человека материально поддерживать. Я включил ее в штатное расписание и платил ей деньги каждый месяц, якобы она была главным методистом. Она проживает в Москве. В эту же группу Щербак обязал меня включить своего родного брата Щербака В.П. Я был против, но Щербак настаивал его взять в качестве инженера. Его включили, он получал зарплату, не являясь в группу. Ломтев: - А сколько таких людей было? Свидетель: - Таких людей было больше 10 человек. Ломтев: - Это сказывалось на стоимости обучения? - А как же?! Это же хозрасчетные группы. Одно дело шести преподавателям платить, а другое десяти! Мы кормили дармоедов! Вся деятельность Щербака построена на подлогах. Стоимость обучения постоянно увеличивалась. Ломтев: - В материалах проверки 2002 года упоминается фамилия москвича Волошина. В табелях стоят его отметки по дням. Свидетель: - Он на самом деле не ездил. Лично я его ни разу не видел. Также Зоря работает там незаконно, Лимаренко числился…» Напомним, что Волошин – руководитель департамента ядерных испытаний Росатома, Еремина А.М. – главный специалист Минатома, Лимаренко В.И. – то зам. губернатора, то Федеральный инспектор и другие «больше 10 человек» – в основном московские и нижегородские чиновники, кое-кто, можно сказать, «вышестоящее начальство» ректора… Вот мы и вернулись к главному вопросу: «Почему замяли дело»? Кому-нибудь что-нибудь неясно? Вообще-то, для тех, кто не понимает серьезности ситуации, поясняем: за свои показания свидетель несет уголовную ответственность! Да ведь и утверждения свидетеля – не шутка. По сути дела, свидетель говорит о фактах коррупции. И оставить публикации газеты без внимания теперь удастся едва ли… Кстати, перед написанием самой первой «серии» «Червоточины» у меня состоялась встреча с одним из бывших сотрудников милиции, который рассказал мне, как проходила проверка СарФТИ. Это был занимательный рассказ, который не могу, к сожалению, опубликовать здесь, но готов воспроизвести следователю, если милиция все же возобновит проверку СарФТИ. Чтобы немного отдохнуть от серьезных вещей, а, может быть, даже и улыбнуться, завершая материал, приведу выдержку из речи юриста СарФТИ Чуркина Д.Н: «Наш с Вами разговор, наши мысли и вообще наш диалог становится понятен окружающим, а понятно нам, потому что в этом есть некоторая облицовка. Бывает письменная речь, устная речь, и вот Александр Алексеевич использовал письменную речь, а не «точка-тире», т.е. азбуку Морзе. Именно в рамках письменной речи мысли Ломтева А.А. стали доступны окружающим, и, прочитав статью, мы нашли только конкретные утверждения общего смысла статьи и духа статьи. В данной статье мы не видим никакого контекста, и мы не можем признать такие аргументы достаточными. Факт распространения несоответствующих действительности сведений подтверждается наличием самой газетой «Саров» в статье «Червоточина». Что касается оценки. Статья носит для нас оскорбительный характер, т.к. сравнивается институт с туалетом. Это действительно оскорбительное высказывание…» Я, кстати, недавно с удовольствием перечитал гоголевские «Записки сумасшедшего». Однако шутки в сторону. Мы не можем давать юридическую оценку всей той информации, что попала к нам в руки. Журналист – не следователь и, тем более, не судья. Жанр «журналистское расследование» – понятие условное. Настоящее официальное расследование дело профессионалов – милиции, прокуратуры. Дело властей – всячески этому способствовать, а не покрывать нарушителей. Однако рассказать о том, что стало известно – прямая обязанность журналиста. Что мы со всей возможной серьезностью, тщательностью и беспристрастностью и делали. Теперь пухлые конверты с публикациями, копиями документов, показаниями свидетелей, обращениями родителей студентов отправятся по адресам, которые мы назвали в начале этой статьи. Что из этого получится? Посмотрим…
Александр Ломтев

Опубликовано 02 апреля 2008г., 15:59. Просмотров: 3590.

Комментарии:


wicked_angel wicked_angel
03 апреля 2008г., 10:35
Цитировать это сообщение
Все это, конечно, здорово, но... Какие будут последствия, если все же будет внесено решение о нарушениях, коррупции и пр.? Не будут ли признаны дипломы, выданные за определенный период, недействительными?
Samanta Samanta
04 апреля 2008г., 11:38
Цитировать это сообщение
Тогда я этого Щербака лично расстреляю!!
Дрю Дрю
04 апреля 2008г., 14:11
Цитировать это сообщение
к № 2:
коммент для фсб: товарищ саманта пошутила. данное заявление не является угрозой, призывом к чему-либо и ваще это эмоция такая )))
Samanta Samanta
10 апреля 2008г., 11:33
Цитировать это сообщение
Спасибо, Дрю!! ;)
просто вопрос: а чего это ты так за меня преживаешь? ;)
Татьяна Татьяна
11 апреля 2008г., 17:14
Цитировать это сообщение
Цитата:
Все это, конечно, здорово, но... Какие будут последствия, если все же будет внесено решение о нарушениях, коррупции и пр.? Не будут ли признаны дипломы, выданные за определенный период, недействительными?


Да навряд ли... Хотя, если по-правильному, так сказать, теоритически, то те, кто учился в аспирантуре у "липовых" докторов, попали, конечно... Но это теоретически
ObituaryPsychoFaculty of SarFTI ObituaryPsychoFaculty of SarFTI
14 апреля 2008г., 14:49
Цитировать это сообщение
Здравствуй, дорогая редакция!
Очень порадовало расследование. А я то думал, куда же Щербак мои деньги тратит, думал кушает

плотненько на мои денежки. А оказалось до простого проще - платит боссам за то, чтобы его оставили на

этой должности (и Щербаку хорошо, и московским в кошельке прибавляется).
А насчёт 163-го места, то тут всё понятно. Видно невооружённым глазом студента, что преподаватели не

преподают, а отрабатывают денежки. Как в той дзэнской притче: шли по дороге два монаха, начался дождь

- один промок, а другой нет. Так же и с докторскими, кандидатскими...
В конце концов, кто попал под дождь, тот и промок.
Александру Ломтеву благодарность.
_________________________________________________________
_____000_________0______0000000________000_____000000____
___00000000_____000_____0000000000__00000000___000000000_
_000_____000___00000____000_____000000_____000_000____000
000___________00___00___000000000_000_______000000000____
000__________000000000__0000000___000_______000000000000_
_000_____00000000000000_000________000_____000_000____000
___00000000_000_____0000000_________00000000___000000000_
_____000___000_______000000____________000_____000000____
_________________________________________________________

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика