Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Острый угол - Не договорились

Не договорились

Чем закончится противостояние руководства «Обеспечения» и рабочих-энергетиков – неизвестно. Так же, как и неизвестно, чем закончится противостояние руководства «Обеспечения» и предпринимателей. Однако спать «обеспеченным» начальникам не приходится – а приходится отбивать атаки по всем фронтам. Не один ли исток у всех нынешних проблем «Обеспечения»? Не в самом ли руководстве дело? Во всяком случае, и рядовые энергетики, и предприниматели, похоже, считают, что дело именно в этом. Причем, если «зарплатные взаимоотношения» касаются по большей части внутренней жизни «Обеспечения», то тарифы – буквально каждого жителя Сарова. Особенно ясно это становится, если внимательно изучить стенограмму «круглого стола», за которым недавно собирались руководители «Обеспечения» и руководители городских предприятий. 24 марта в газете «Городской курьер» состоялся «круглый стол», за которым энергетики, представители городской администрации и руководители малых инновационных предприятий пытались разъяснить друг другу своё понимание ситуации, сложившейся в городе в сфере обеспечения электроэнергией, теплом и повышением тарифов на эти услуги. Поводом стало открытое письмо предпринимателей к губернатору области В.П.Шанцеву, в котором объяснялось, почему, по мнению малого инновационного бизнеса, Саров не выбрал в Законодательное собрание представителя «Единой России». Одной из причин авторы письма считают незаконное повышение тарифов на электричество и тепло. В разговоре участвовали: заместитель главы администрации по экономике и развитию В.Зоря, начальник управления экономики и прогнозирования администрации Т.Белина, руководство ОАО «Обеспечение РФЯЦ-ВНИИЭФ»: генеральный директор С.Ковалев, заместитель генерального директора по экономике и финансам Н.Кипурова, советник генерального директора по вопросам научно-технического и инновационного развития Г.Тихий; а также депутат городской думы М.Федотова, генеральный директор «Объединения Бинар» В.Карюк, президент «Группы компаний Бинар Ко» А.Коробко, генеральный директор ЗАО «Система» И.Капустин, генеральный директор ООО «Электра» В.Рыжов, председатель совета директоров, финансовый директор ЗАО «Консар» С.Горелов, присутствовали генеральный директор ТРК «Канал-16» Р.Алейник, главный редактор «Городского курьера» И.Муравьева, журналисты «Городского курьера». Вёл «круглый стол» – обозреватель «Городского курьера» П.Хвень. Запись публикуется в сокращении, в тексте есть несущественные правки, сделанные для лучшего понимания сути обсуждаемых вопросов.
Картинка
Хвень: поскольку Владимир Михайлович Карюк попросил слова до начала «круглого стола», думаю, ни у кого не будет каких-то принципиальных возражений против его выступления сейчас… Карюк: до начала хочу выразить своё недоверие и негативное отношение к газете «Городской курьер». Я лично разговаривал с вами (кивает в сторону И.Муравьевой), с главным редактором. Перед этим у нас было заседание некоммерческого партнерства «Объединение промышленников и предпринимателей» по поводу этого письма. Диспуты были достаточно горячие и жесткие. Было принято решение о публикации письма во всех СМИ. И меня обязали выполнить это условие. Опубликовать без купюр и комментариев, о чем я с вами и говорил. И в письме, которое мы вам направляли, написано черным по белому «прошу опубликовать письмо без купюр и комментариев». Вместо этой публикации вы опубликовали своё личное мнение, не письмо с купюрами, а свое отношение. Выражаю своё отрицательное к вам отношение и высказываюсь об этом. И задаю несколько вопросов. Сначала первый. Хвень: кому? Карюк: Ирине. Поскольку мы собираемся на вашей территории, вот, что мы будем говорить, будет опубликовано или опять пройдет через ваши ножницы? Муравьева: будет опубликовано, но, как вы понимаете, не как стенограмма. Коробко: у меня уточняющий вопрос. Я поддерживаю Владимира Михайловича, потому что фигня, которая вот здесь написана… я лично выгляжу идиотом. Читаю вот в этой бумажке: «В качестве негативного тра-та-та к партии власти среди коммерческих структур, работающих в Сарове, далее по тексту… явилась напряженность в коллективе энергетиков». Да мне наплевать, что там делается в коллективе энергетиков. И писать, что бизнесмены и предприниматели Сарова плохо относятся к «Единой России», потому что там забастовка, ну это как надо всё переврать. Вот это та статья, которая вместо нашего письма была опубликована. Это хамство. Карюк: а здесь есть другие СМИ? Канал-16? Алейник: есть, но его выгоняют. Карюк: «Новый город» есть? Нет. Очень хорошо, потому что они отказались вообще от публикации. Коробко: у меня есть предложение, чтобы сгладить. Я хочу услышать обязательство «Городского курьера» публиковать, только показав материал лично мне или Карюку, чтобы я увидел, что я там говорю, чтобы мои слова не переврали. Это можно пообещать? Муравьева: Ваши слова – да. Коробко: мои слова, конечно. Нет, я не буду править слова других выступающих, но то, что я сказал, я хочу прочитать, потому что вот эти публикации… ситуация острая, и каждое неосторожное слово вносит бензин в этот костер. Ковалев: мы бы тоже хотели увидеть наши слова до публикации. Хвень: по мотивам вашего выступления. Ну, я подтверждаю, что стенограмму опубликовать невозможно. У меня вызвало недоумение выступление Коробко. Может быть, там немного неаккуратно написано, но в том письме, которое отправили губернатору, третьей позицией указано именно напряженность в коллективе энергогенерирующей компании. Карюк: а какое к этому отношение имеют предприниматели? Коробко: это называется внимательное чтение письма наискосок. Эти 2000 человек не предприниматели. А здесь написано, что предприниматели. Карюк: разрешите продолжить. Я, честно говоря, не понимаю цели этого «круглого стола». Если она – как написано в газете – два руководителя не могут договориться. Мы здесь будем с Сергеем Николаевичем (Ковалевым) выступать со взаимными обвинениями, за этим цирком все остальные будут наблюдать, что-то опубликуют, я не участник. Кто мне скажет, кто организатор, какова цель, каков регламент и каковы будут действия. Кто скажет? Муравьева: организатор – «Городской курьер». Карюк: понятно. Похоже. … Муравьева: поскольку обращение ваше в газету на горожан уже вышло и стало достоянием не только двух сторон, спорящих между собой… Карюк: какая тема, о какой теме вы говорите? Муравьева: мы говорим о теме письма к губернатору и приложении. Карюк: то есть тарифов это не касается? Муравьева: ну, здесь само собой выходит… Карюк: пускай мне организатор скажет, для чего меня сюда пригласили. Муравьева: мы хотим обсудить с разными сторонами и понять отношение сторон. Почему возникло это обращение. Потому что мы не могли опубликовать письмо в том виде, которое было прислано. Так как там звучит обвинение в адрес другой стороны, а другая сторона отрицает, что она имеет отношение, что она имеет какое-либо отношение к каким-либо письмам. Карюк: вам другая сторона объяснила, что не имеет к этому отношения, чего еще надо? Мы чего обсуждать будем – тарифы, письмо, губернатора, бунт на ТЭЦ? Хвень: я-то считаю, что участники «круглого стола» сами определяют, о чем они будут говорить. Карюк: ну, нормально. Меня позвали не знаю куда, будем делать не знаю что, а потом сделаем еще и по-своему… Хвень: Владимир Михайлович, я не понимаю твою агрессию. Вы опубликовали открытое письмо… обратились.. Карюк: НЕ опубликовали это письмо. Эта газета не опубликовала наше письмо. В другом месте я бы говорил по-другому. Эта газета не опубликовала этого открытого письма; эта газета не опубликовала нашего открытого письма по проблемам энергетики, которое было в начале года; эта газета шельмовала нас; эта газета исказила наше обращение. И меня приглашают, чтобы я в этой газете, убрав телевидение, выяснял что-то… И что я с ними обсуждать буду? Хвень: с кем? Карюк: с Сергеем Николаевичем? Да я вчера провел у него в кабинете два с половиной часа. Мы договорились, что будем общаться дальше. Вы-то зачем? Вы участник, который всё перевирает? Объясните? Рыжов: я представлюсь – Рыжов Владимир Николаевич, член ОППС, предприятие «Электра». Мы очень подробно обсуждали этот вопрос на нашем совещании, и я полностью согласен с Владимиром Михайловичем и задаю такой же вопрос: «Какая цель вот этого мероприятия?» Как я понимаю ситуацию, она вышла за рамки вот таких встреч, вошла в плоскость юридических отношений, идут суды, уже есть новые заявления. Мы на себя здесь берем роль кого? Судей? Это неправильно. И считаю, что пока мы не сформулируем цель этого заседания, говорить дальше бессмысленно. Федотова: мы приняли решение… вернее, я думаю, что мы примем это решение, раз сторона сказала против телевидения. Поэтому видеоряд уже снят. Карюк высказался против… Федотова: по телевидению видно эмоции. Коробко: ну да, а прессу можно подкорректировать. Алейник: если бы обе стороны сформулировали свои позиции, мы запишем их на камеру, и обсуждайте дальше, что хотите… О чем вы спорите? Ковалев: мы в студии «Канала-16»? Алейник: мы приглашали вас, вы не пришли. Опять заговорили все вместе… Хвень: давайте, Сергей Николаевич, воспринимать это место как территорию, где можно просто всем собраться. Коробко: чай на халяву дают, нормально… у меня предложение. Поскольку вопрос действительно острый, бурно-острый, мы обозначили час пятнадцать. И я с глубоким уважением отношусь к Карюку. Но я предлагаю не обсуждать уголовные дела, куда его вызывают – он у нас террорист, патроны подбрасывает (это ирония)… я не хочу это обсуждать, потому что это бред! Мы с ним выпьем по 50 грамм и … Предлагаю обсудить один вопрос – тарифы на электричество. Без всяких писем губернатору, без всяких обращений и что там делается на ТЭЦ – меня это не волнует. У меня есть заготовленная своя песня, и я хочу ее спеть на тему повышения тарифов. Хвень: понятно. Все участники согласны с такими рамками данного обсуждения? Или есть какие-то другие мнения? Поскольку открытое письмо все-таки шире. Ковалев: вопрос по энергетике решается в суде, в ФАС, и я думаю, что, сколько бы мы здесь ни сотрясали воздух, решение этих органов является законным. И если мы говорим о цивилизованных методах работы, то в этом случае всё определяет суд. Мы неоднократно подчеркивали в своих комментариях, что какое решение примет суд, такое и будет исполнение этих решений. И Владимир Михайлович вчера подтвердил, что и у него такое же отношение. Так что обсуждение проблем с конкретным предприятием, это внутреннее дело между двумя предприятиями, и должно решаться двусторонними переговорами в рамках закона. Хвень: то есть, я правильно понял, что, по вашему мнению, такой «круглый стол» просто нецелесообразен? Ковалев: у меня такие же вопросы были по «круглому столу», и я тоже, как и Карюк, не получил на них ответа – вроде бы письмо будем обсуждать, вроде бы ситуацию в городе с тарифами не входила в план обсуждения. И в принципе непонятно, для чего их обсуждать? Коробко: Петр Александрович, можно я поясню. Позиция типа «суд решит» меня лично не устраивает. В суд подали всего две компании. А коснулось это всех остальных и горожан, в том числе, коснулось. У них из кармана деньги вынули, по моим впечатлениям. И у меня закрывается предприятие, я об этом хочу сказать. Причем тут суд? Я хочу сказать, что благодаря этой политике (как там засудят – да мне всё равно, как засудят), у меня конкретно закрывается предприятие – 63 рабочих места будут уничтожены. Вот об этом я хочу говорить. А вот этот формат – давайте встретимся и обсудим, как у вас там это самое… Это мне неинтересно. Это что – с каждым отдельно будут тарифы устанавливать? Нонсенс. Капустин: Пётр Александрович, у меня тоже есть, что сказать. Кроме экономической части, существует некая аморальная часть, которая присутствует. Присутствует стравливание людей между собой, возбуждение высосанных из пальца уголовных дел, всякие прочие методы, которые я считаю нечистоплотными. А экономика сама собой. Конечно, суд присудит, деваться некуда, в данном случае еще одно вымогательство будет оплачено. В этом как раз я нисколько не сомневаюсь. Мы же не можем суд игнорировать, если нам не нравится его решение. Но существует еще и мораль, которой пренебрегают. Я бы мог сказать о лицемерии, о стравливании людей, о многих еще вещах, которые, на мой взгляд, неприемлемы. И могу сказать, что на рынке между потребителями и поставщиками услуг таких хамских отношений просто не найдешь. И об этом я позже скажу. Хвень: моральная сторона частично отражена в письме. Вы считаете, что установлено, кто эти аморальные действия производит? Капустин: я могу сказать. А что вы думаете, что в суде мы голых, что ли, обсуждаем? Есть, что сказать и я могу. Хвень: Я ведь не в теме изначально. И мне сказали, что приглашен и начальник милиции, поскольку есть вопрос о подметных письмах, установление авторства (это все-таки вопрос к правоохранительным органам), но могу проинформировать, что начальник УВД отказался прийти на эту встречу. Было обращение в ФСБ – там, поскольку нет первого лица, как было заявлено, остальным его полномочия не передаются, так что тоже нет. Вы считаете, что по этому поводу есть, что сказать? Капустин: есть. Тихий: вот вы сейчас сказали про вымогательство, судебные решения – ну такие слова – не совсем мысль понятна, не развернёте? Капустин: вы знаете, могу развернуть, у меня есть эта часть, потому что я должен как-то аргументировать свое мнение… Кипурова: разговор плавно перешел к оскорблению практически предприятия «Обеспечение»… У меня есть просто маленькая информация. Что такое предприятие «Обеспечение», чтобы мы спустились с небес на землю и понимали… Это группа компаний, которая состоит из 8 юридических лиц. Численность этих компаний – 2080 человек. За 2010 год «Обеспечение»… Алейник: обеспЕчение, а не обеспечЕние. Надо говорить правильно…. Шум в зале… Коробко: у моряков называется компАс… Кипурова: «ОбеспечЕние РФЯЦ-ВНИИЭФ» вместе со всеми своими компаниями перечислило в бюджет, в том числе города Саров, совокупно, по зарплате – 158,9 млн руб, остальных налогов – 200 млн руб. В бюджет города Саров арендных платежей за имущество, которое мы арендуем, – 18,5 млн рублей. Предоставило рынок сбыта товаров и услуг предпринимателям города Саров на 280 млн рублей. Это к вопросу вообще о тех, каких-то мелких вымогательствах, которые здесь озвучены были. Коробко: какие мелкие вымогательства! Вы грохаете предприятия и говорите о мелких вымогательствах. Кипурова: наше предприятие, являясь крупным налогоплательщиком, в том числе частично формирует бюджеты и Сарова, и Нижегородской области своими налоговыми платежами. Коробко: а бизнесмены не формируют! Капустин: мое предприятие – тоже крупный налогоплательщик юга Нижегородской области. Хвень: даю слово представителю горвласти. Зоря: Во-первых, в отношении темы проведения «круглого стола». Как городская власть, я не собираюсь давить на участников. Письмо, которое хотели опубликовать, посвящено итогам выборов. Это мнение предпринимателей города, которое высказано на этот счет и направлено губернатору. …Я не политик, я – экономист, и у меня нет полномочий на обсуждение итогов выборов. Либо второе – в письме уделялось достаточно внимания узкой теме, которая указана как достаточно важная, вызвавшая большие социальные последствия в городе. Это тема тарифной политики. Вот если мы о тарифной политике, я тогда хоть что-то понимаю. Теперь о морали и этике. Вообще законы, которые существуют, это против плохих людей. Плохие люди должны жить по закону. Хорошие люди должны жить по законам нравственности, морали. Им не надо знать всё это море законов… Вы хоть представляете, что такое российское законодательство? Вы будете читать всю жизнь даже только то, что уже есть, и прочесть его не успеете. Так что, если речь идет о тарифной политике, то давайте посмотрим, что из себя представляют тарифы у нас в регионе и в городе. И во что это потом превращается... Надо определиться по теме. Итоги выборов обсуждать я не готов. Коробко: Хвень по ним всё рассказал. Хвень: я тоже думал, когда меня сюда приглашали, что разговаривать будем по тарифам. И Александр Николаевич подтвердил, что это он хочет услышать. Я не очень понял, что хочет услышать Владимир Михайлович. Карюк: я могу обсуждать в любом аспекте. Капустин: мы можем обсудить любой аспект. Ковалев: существующая тарифная политика определена не нами, а законодательством. Есть разночтения в применении этой тарифной политики. Соответственно, чтобы привести мнение сторон к одному знаменателю, к правильному пониманию, и есть соответствующие судебные процедуры. Хвень: но судебные решения ищутся пока лишь по предприятию Владимира Михайловича, а остальные пока не втянуты в это дело. Может быть, они, правда, тоже будут судиться. Но им тоже есть что сказать по этому поводу. Ковалев: Нет, идет разбирательство в ФАС, которое объединяет все имеющиеся на данный момент сходные ситуации. Представлено там мнение не только «Объединения Бинар»… Карюк: там уже 30 предприятий… Зоря: нет, я все-таки не о том говорил. Я говорил о том, какая тарифная политика будет в городе, такая и энергетическая политика будет осуществляться. Потому что при всем уважении к монополисту (а мы его очень уважаем, будь это «ОбеспЕчение» или «ОбеспечЕние»)… Но вы поймите, что именно местное самоуправление отвечает за создание условий обеспечения электричеством, теплом, водоснабжением и так далее. Читайте 131 федеральный закон (о местном самоуправлении)… Федотова: здесь прозвучало о ФАС. Правильно ли я понимаю, что когда будет решение антимонопольной службы, если окажется необходимо уменьшить тарифы, вы уменьшите и вернете деньги? Ковалев: мы не устанавливаем тарифы. Это компетенция государственного надзорного органа, и если такое решение будет… да. А я как раз хотел бы обсудить, коль коснулись ответственности городской власти за то, как работает энергетика, я хотел бы задать вопрос местной власти. На сегодняшний момент «Центр ЖКХ» имеет задолженность перед «Обеспечением РФЯЦ-ВНИИЭФ» в размере 220 млн рублей за поставленное тепло. Долг за 2010 и начало 2011 – это колоссальный долг. Перспектив платежей с каждым месяцем всё меньше и меньше, у нас возникла угроза достаточно серьезного дефицита денежных ресурсов уже на оплату газа. Вот она, реальная работа. Шум в зале… Ковалев: а тепло? Идет реально бездоговорное потребление. В настоящий момент не подписан договор теплоснабжения даже на 2010 год. Хвень: думаю так. Я буду каждому предоставлять слово, чтобы он мог высказаться, что он вынес на эту встречу. Но сначала, коль вопрос был брошен, Валерий Васильевич, ответьте, что вы там себе думаете? Ковалев: я так не формулировал… Зоря: во-первых, «Центру ЖКХ» уже достались долги. То есть он не начинал с нуля. Нормальным путем, наверное, надо было действовать, как поступила вся область: а именно объявить ЖКХ банкротом и повесить туда все долги. И начали бы с нуля. Но мы туда не пошли, понимая, что смежникам зарплату надо платить, в том числе и «Обеспечению ВНИИЭФ». Дальше что происходит. Да, у «Центра ЖКХ» есть проблема – проблема с коллекторской деятельностью, они выполняют функции сбытовой компании, причем те проблемы нарастают по всей области. И сейчас сбытовые компании и в Нижнем и так далее, они все на грани банкротства. Поэтому и наша организация ЖКХ в таком же положении. У нас заметно упал процент собираемости. Статистику смотрел сейчас. Принимаем конкретные шаги – чтобы собирать с должников, арендаторов и так далее. Ковалев: у нас идет каждый месяц уменьшение поступления… Карюк: я для тех, кто не понимает. Основная проблема заключается в чем? Закон определил, сколько должен платить житель, установил тариф. А «Обеспечение» говорит – это не наши проблемы – заплатите нам столько, сколько МЫ считаем нужным. А вся разница нарастает долгами. Вот и всё, и вся проблема. Я об этом дальше буду говорить про электричество. Энергетики заявили, что данная информация не соответствует действительности. Капустин: да – у нас та же проблема. Долг, который нам вешают, просто высосан из пальца. Взят по максимальному тарифу. И мы против этого усиленно возражали. Зоря: идет рост отпускаемой тепловой энергии для населения постоянный, из года в год растет и растет! Мы столько нового жилья не вводим. Вот я вам докладываю – жилищный фонд перегрет. Ну ответьте, почему это? Кипурова: Главная причина – это то, что управляющая организация МУП «Центр ЖКХ» не выполняет свои обязанности как организация, которая отвечает за содержание и наладку жилищного фонда. Это как раз то, что они обязаны делать. Они должны отлаживать систему потребления в жилых домах. Такой проблемы нет в ТСЖ, которые занимаются этим вопросом регулярно. Это первая причина. Вторая причина – температура наружного воздуха последние две зимы существенно ниже… Карюк: неправда. У меня есть точные данные. Хвень: ну, предыдущая зима вряд ли была существенно ниже, однозначно. Карюк: я предлагаю к другому вопросу. Ушли в сторону. Хвень: понятно, что затронули тему. О ней можно говорить вообще всё оставшееся время. О том жарко или тепло. Мне, например, дома жарко и я открываю окна. Кипурова: обратитесь в управляющую компанию. Карюк: почему не платишь? Хвень: как не плачу? Карюк: почему не платишь, сколько они просят? Зоря: в домах старой конструкции регулировать они не могут. Хвень: слово А.Н.Коробко. Коробко: учитывая короткое время и бурную дискуссию, я предельно сокращаю своё выступление. И говорю не о моральности, не о поддержке там президента, который сказал: «Реальная угроза для нашего экономического роста стало увеличение цен на электрическую энергию». То есть в конце концов всё это долетает туда, до верха. Я сообщаю. Вот у меня специально сделаны копии, чтобы предоставить в газету, если она их опубликует. Вот мои две платёжки за электричество. Это 31 декабря 2009 года, а это 31 января 2011. 1,2 рубля за киловатт и 5,5 рублей за киловатт. Это, кстати, я предлагаю опубликовать. Потому что губернатора вводят в заблуждение. Он же считает, что там рост тарифов на 20%, какие на хрен 20 % – это в пять раз. А дальше я говорю о последствиях. Я сообщаю газете официально и на телевидение, чтобы мои слова не исказились. Мы получили 40 миллионов рублей из инновационного фонда Нижегородской области. Первые в области. Мы запустили завод «Нанокорунд», на котором сегодня работают 63 сотрудника. Вот такое повышение тарифов два года назад мы, конечно, не предусмотрели. Вот для меня это лишние 8 миллионов. Завод не встал на крыло. И сейчас мы работаем на 10% мощности. А когда мы выйдем на всю мощность, у меня будет минус 8 миллионов в бюджете. Я проект закрою. Я его в этом году закрою. 63 человека, ну на биржу, может быть, они не пойдут… некоторые уедут куда-нибудь, кого-то Карюк возьмет или в «Обеспечение» пойдут. Не знаю. Но этот инновационный проект на грани остановки. И мне разбираться по суду-не по суду – нет смысла. Вот факт. Губернатор не верит… А вот мои платежки… и вот моё инновационное предприятие, 63 рабочих места. Английская королева – спасибо ей – дала нам 7 миллионов, а родные наши власти забрали у нас 8 миллионов. Спасибо! В том числе и партии власти. Кипурова: Но мы неоднократно в течение 2010 года давали пояснения, почему выросли тарифы именно с января 2010 года. Во-первых, вы приводите в пример первоночальный платеж за декабрь, который был без изменения тарифа с ноября 2009 года в связи с решением РСТ. Второе. Вы не обращаете внимание на то, что ваш тариф был даже ниже, чем платило население в этот период времени. Население в этот период времени платило рубль 33. То есть получается, что население субсидировало ваш бизнес в том числе. Коробко: ну не надо так передергивать. Кипурова: Следующий момент. Когда вы говорите, что у вас возникнет, возможно, а может быть, и не возникнет дефицит бюджета в 8 млн рублей (это как бы допустимая величина), мы хотим сказать, что из-за несбалансированной тарифной политики в период 2006-2009 в «Обеспечении» убытки по производству, транспорту и по сбыту электро- и теплоэнергии составили 259 млн рублей. Карюк: это неправда. Коробко: закрытие моего предприятия точно минус вам. Мы о чем сейчас говорим! Нужно же понимать, о чем мы сейчас говорим! Мы закрываемся! И у вас потребителей стало на 10 млн рублей меньше! Кипурова: следующий момент, на который я хочу обратить ваше внимание. Все разногласия, которые у нас есть с рядом потребителей, обусловлены разногласиями по отнесению … к ччим. Вот если бы вы предоставили данные, подтверждающие, что вы берете мощность другую, нежели к которой вас отнесли, то в течение 2010 года мы бы изменили вам группу ччим. В частности, это было и с рядом предпринимателей, и с муниципальными предприятиями. Это вопрос гражданско-правовых отношений. Представьте документы, мы вас перенесем. Коробко: это слова на телекамеру. Далее пошел шум. И в этом шуме главенствовал голос Хвеня: вот если мне показалось, что есть киловатт, который сколько-то стоит, и вот за него нужно платить. Но когда я стал разбираться с этим, выяснил, что это гораздо сложнее. Скажите, теоретически возможно (это вопрос, так сказать, для общего развития) установить, чтобы просто платили за киловатт независимо от группы, категории и так далее. Что по этому поводу думают энергетики? Кипурова: если будет изменено законодательство, будет устанавливаться такой тариф, который будет прописан в законодательстве. На сегодня совершенно другая система. Зоря: законы и подзаконные акты составляли люди не только с изощренным, но и с извращенным умом… Тем, кто много потребляет, должно быть дешевле. И предприятие должно быть заинтересовано продавать побольше. Карюк: Я хочу, не касаясь техники, рассказать о технологии обмана. При реорганизации «Энергоуправления» создано несколько компаний, в том числе – Саровская генерирующая компания (СГК) и Саровская электросетевая компания (СЭСК), которые вырабатывают и доставляют нам электроэнергию. ОАО «Обеспечение РФЯЦ-ВНИИЭФ» выполняет функции посредника, который собирает с потребителей деньги и оплачивает работы СГК и СЭСК. При этом для них цены за работу почти в два раза ниже цены за э/э, которую предъявляют потребителям. «Вот на эти 2% они и живут». В конце 2009 года на основании расчёта НВВ (необходимой валовой выручки при учёте всех затрат) на 2010 год были установлены тарифы – 2,17 руб. за кВтч, а сразу после Нового года «Обеспечение» нам выставило тарифы – 3,43 руб. за кВтч. Поступили очень просто, как поступает любой нечестный посредник. Перекупщик платит колхознику по одной цене, а с покупателя берет за этот же товар по другой цене, по такой схеме, к примеру, и дорожает гречка. «Для получения дополнительной прибыли энергетики применяют мошеннические схемы» – так ФАС определил подобные действия, это цитата, а не моё высказывание. Стоимость сбытовой деятельности «Обеспечения» оценивается в 15 млн руб. А валовая прибыль, фактически полученная «Обеспечением» в 2010 году, составила 873 млн рублей (из отчёта о прибылях и убытках). Руководители «Обеспечения» всех будут «чичиимами» запутывать. Но истина в том, что расчет НВВ проведен с одной таблицей распределения потребителей по ччим, а сразу после праздника Нового года потребителю выставляются счета по другой таблице. Вот это и есть мошенническая схема, о которой говорит центральный ФАС. Реализация этой схемы привела к тому, что за 2010 год «Обеспечение» получило сверхнормативно 87 миллионов рублей, при этом 16 миллионов рублей с населения за счёт необоснованного введения переплаты за потреблённую электроэнергию сверх социальной нормы. В русском языке есть такое слово – «алчность». Что тут началось – опять все заговорили вместе. Энергетики опять за свою репутацию беспокоятся. «Нет, это вы сказали» (в адрес Карюка)… Ковалев: идет разбирательство в ФАС, там конкретно будет определено, что, как и почему. Вы как бы сейчас идете на опережение решения, которое будет в ФАС. Но я опять вас призываю. Можно сколько угодно сейчас сотрясать воздух и говорить какие-либо аргументы. Давайте дождемся решения. Хвень: а если ФАС так утверждает, то, извините, почему никакого хрена не предпринимает? Карюк: Это утверждает московский ФАС и конкретно принимает меры, а наш нижегородский УФАС ведет себя почему-то очень осторожно. Они это знают, и каждый раз мучаются – принять-не принять… Если бы мы были неправы, Петя, поверь, давно было бы принято решение. Они нам открыто говорят: «Вы поймите, мы с ними одной крови. Мы исполнительная власть при государе, и они рядом с государем. Поэтому мы не можем принимать быстро каких-то решений. Мы будем долго, детально изучать буковку за буковкой…» Хвень: пока сверху команда не поступит? Понятно, что «Обеспечение» холдинг. Понятно, что цены внутри холдинга могут быть равны отпускным. Вопрос соотношения… Карюк: отвечаю. На цифрах, которые представило «Обеспечение» в УФАС по Нижегородской области, следующее – им утвердили расходы по нашей категории потребителей электроэнергии, включая затраты на всех энергетиков, включая инвестиционные программы, включая прибыль – с учетом всего – 746 млн рублей. На сегодняшний день на основании их документов «Обеспечение» уже получило 850 млн руб. То есть на 104 млн рублей больше, чем они имеют право – они же монополисты, им размер прибыли должны утвердить в РСТ. Капустин: на самом деле связь между нашим письмом и отношением к тому, как голосуют за партию власти – мы же там (в письме) несколько причин указали. Мы сейчас касаемся только одной причины – почему они вызывают недовольство. КартинкаКовалев: а почему мы не обсуждаем увеличение ЕСН, которое также отражено в письме под №1? Капустин: и для нашего тоже. Хвень: а что тут обсуждать. Тут-то как раз мы в одной лодке сидим. Капустин: А в нашем случае отношение к тарифной политике энергетиков я могу выразить конкретно. Вот представьте, что вы ходите через подъезд. И за обслуживание подъезда платите 3 рубля в месяц. И вдруг входите вы в очередной раз в подъезд, а вам говорят: мы теперь собираем не за обслуживание, а за проход 5 руб.» Вы говорите: «Вы что? Откуда это всё взялось», а вам отвечают: «Я так решил. Меня тут уполномочили. Я старший по подъезду, сверху мне сказали, тариф утвердили, будь здоров – плати». Да мне в день 20 раз пройти надо – откуда такие цены? «О, ты уже 3 раза прошел, у тебя долг 15 рублей». Вы ему говорите: «Я не согласен». А тогда вам в карман тянется рука, достается кошелек и из него берутся деньги. И говорится – «а ты судись». Вот нам что сказали – судитесь! Мы, естественно, хватаем эту руку. И нам говорят: «Я глубоко оскорблен. Ты схватил меня за руку. Ты будешь иметь уголовные дела». А то, что вы в чужой карман залезли и сознательно нанесли ущерб предприятию, у которого, между прочим, 1 миллион рублей в день оборот, это за ваши копеечные долги – аморально. У вас в руках рубильник. Мы понимаем. Я согласился – хрен с вами – мы заплатим – ну, буквально так. Но вы-то злоупотребляете своей властью. Злоупотребляете. Во-первых, долг наш высосан вами из пальца. Ни «Бинар», ни «Аквад» по большому тарифу не платят. Значит, у вас политика двойной морали, лицемерие. И вы хотите с каждым договориться «шу-шу-шу», кулуарно. Это политика разделяй и властвуй. Слава Богу, предприниматели и за себя вступились, и за горожан. Ковалев: вы лицемерите сейчас. Капустин: это с какой стати я лицемерю?! Мы заплатили вам по наивысшему тарифу! С какой стати? В феврале 2009 года платили 23 тысячи, в январе 2010 года – 107 тысяч. Понимаете, у нас-то не повысились цены в 4 раза, чтобы мы могли легко отдать вам такие деньги. Кипурова: но при этом они у вас и не были ниже, чем на рынке, где цены на электроэнергию уже давно выше, чем даже сейчас в нашем городе. Капустин: обратите внимание «рыночные». У меня есть реальная конкуренция. И если я со своими потребителями поведу себя так, как вы с нами – ну, типа выдерну что-нибудь в нужный момент, то я с рынка вылечу. Он может заключить договор с любым другим поставщиком услуг, а я могу? Их нет. Потому что у вас – монополия. Ковалев: неправда. Монополия касается только тепловой энергии… Капустин: здесь как раз монополии нет, мы топим дизелем. Тихий: любой потребитель может выполнить ряд мероприятий и выйти на оптовый рынок электроэнергии. И как раз разговор о том, что там не прописана такая возможность, что чем больше берем, больше платишь, это высказывание не соответствует действительности. В законе написано, что крупный потребитель может, тот, кто хочет экономить, может выйти на оптовый рынок и покупать непосредственно у производителя, любого на территории РФ. Хвень: а это теоретическая возможность или действительно можно? Карюк: теоретическая. Зоря: там всё очень сложно. Я спрашивал специально. Много ли случаев, когда отказываются от своих и уходят к другим. Единицы. Тихий: мы только что слушали о предприятии, что оно работает на рынке. Сейчас на территории РФ оформлен законодательно рынок электроэнергии. Вот о нем я сейчас сказал. Да, на нем есть риски. По поводу того, что нет предприятий, которые работают на оптовом рынке, да – в Сарове их нет. Но в Нижегородской области их достаточно. Всего по России – глубоко за 30 тысяч. Эта система работает с 2007 года, она постоянно увеличивает количество участников. Капустин: вы про что сейчас? Вы нам советуете самостоятельно на рынок оптовой электроэнергии выйти, что ли? А это не роль энергетиков в городе? Мы заинтересованы в том, чтобы энергетика была, а у нас станки крутились. Мы не хотим рубить энергетику под корень и отстаивать сугубо свои интересы – по рублю энергию получать. Кроме экономики мы заинтересованы и в более человеческих отношениях. Но тем не менее, с другой стороны, хочется, чтобы и к нам как к потребителям относились нормально. По крайне мере, выпады типа «дёрну я рубильничек или газовый вентиль заверну» – это выходит за рамки человеческой морали. У меня тоже 160 человек работает. У вас 2000. Вы налоги платите. Я понимаю. И я плачу. В бюджет плачу. Точно так же своим работникам я плачу зарплату, и у них точно также есть дети... А из-за ваших 100 тысяч рублей, «левых», я еще раз подчёркиваю, мы при отключении несём несоразмерные убытки… Люди приехали, я их спрашиваю: «Вы знаете, в чем наша вина, почему вы отключаете электричество?» Ответ: «Вы не платите за электричество». А ведь это ложь! Ковалев: это ложь! Капустин: понимаете, это передергивание, ложь, лицемерие, дезинформация, что-то еще. И отвечают за это «эффективные» менеджеры. Приехавшие люди говорят: «А мы просто сетевая компания, и мы просто дёргаем рубильники, нам не объясняют, почему их надо дёрнуть». Вы знаете, ну это же аморально со стороны управляющей компании. Вот я вам еще раз говорю: «Вы хотя бы объясните людям, что мы не заплатили 10% и то по «левому» тарифу». Надо ли отключения применять? Надо ли? Это вы просто поупражнялись в силовых воздействиях! Ковалев: вы говорите неправду. Капустин: Ну конечно. Я два раза говорю неправду. Я – унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла. У меня два раза не было электричества на два-три дня. Это я сам себе удовольствие доставляю. Плачу людям зарплату, а станки при этом стоят, и работать невозможно. Кипурова: вы говорите, что у вас не было долгов. Долги были. Капустин: эти долги вы придумали. Они не узаконены никем! Ни ФАСом, никем. По ним сейчас ведется спор. С чего вы взяли, что это долг?! Кипурова: на тот момент суд как раз состоялся. И за 10 минут до вынесения решения ЗАО «Система» отозвала иск. Капустин: а почему вы решили, что суд будет в вашу пользу? Ковалев: а с чего вы решили, что мы так решили? Капустин: но вот вы так часто печалитесь по этому поводу. Мы отозвали свое заявление, глядя на отношение судьи. Коробко: я правильно понимаю, что по сути решения-то не было? Тихий: это проявление трусости и слабости одной из спорящих сторон. Коробко: конечно… Капустин: давайте так: предположим вы мне ущерб на миллион, а я вам на три. И тогда вам будет как-то понятнее. Тихий: а вы, что, не ведёте претензионную работу со своими контрагентами, если они не выполняют условия договора? Карюк: минуточку. В договоре таких размеров тарифов не было. Они задним числом были установлены, не вводите в заблуждение. Капустин: работу с контрагентами ведем и судимся иногда по два года. Но я никогда не наношу ему ущерб намного больший, чем мой долг и, мало того, никогда ущерба не наношу, просто долг возвращаем. Пошла словесная перепалка… – слышно В.Карюк громко говорит – опять ложь… Н.Кипурова говорит: «Да, да, но ложь с вашей стороны». Но о чем горячаться – разобрать сложно, так как говорят все вместе. Хвень: вы вправе отключать неплательщика? Кипурова: конечно, мы вправе отключать неплательщикам подачу электро- и теплоэнергии. Это прописано законодательно. Есть определенный круг лиц, которых мы не имеем права отключать... Карюк: а мы плательщики! Хвень: здесь утверждается, они ведь заплатили… Капустин: а я могу эту фразу из наших взаимоотношений исключить? Нет, не могу. А мне не нравится, что люди могут так поступить. Насчитать тебе долг, какой им нравится, и отключить меня. И я могу по-другому заключить договор? Нет, не могу – это публичная оферта. Значит, я должен его подписать. Вот и всё. Всё сложилось отлично. Тихий: механизм оспаривания публичной оферты известен. С требованием, с которым вы не согласны, вы идете в суд. Суд рассматривает… Времени с момента вашего несогласия прошло больше года… И получается, на мой взгляд, это просто трусость. Что-то на публику выносить… кричать какие-то слова. Это трусость. Есть нормальные подходы, которые прописаны в законодательстве и любой желающий вправе это делать. Федотова: вы считаете законным, что если был заключен договор, пусть даже при тех тарифах и ценах, которые вы потом задним числом поменяли. Потом вы где-то в мае-июне месяце выставляете счета на предприятия, что они не доплатили за ноябрь-декабрь решением ФСТ… и так далее. Но у меня же договорные отношения с вами. И там записана сумма определённая. И это ваши проблемы, если вы что-то не прошли в ноябре-декабре. Почему я как предприятие должна вам платить? Кипурова: в договоре суммы не прописаны, прописано, что выставляются счета по установленным тарифам. При проверке региональной службы по тарифам, по предписанию ФСТ нам было сделано замечание. Во исполнение замечания мы кому-то доначислили, кому-то наоборот убрали. Было много предприятий, кому мы уменьшали оплату фактического потребления электроэнергии за этот период. Карюк: и вернули деньги? Кипурова: да. Мы привели в соответствие с предписанием. Ну, можете смеяться, можете не смеяться (на смех Карюка). Это ваша реакция. Но это было действительно так. У кого было уменьшение суммы, мы возвращали деньги. Зоря: во-первых, мы должны четко понимать, что мы находимся внутри жесткой вертикали. Она отстроена в плане энергоснабжения. Начиная от поставок газа и нефти. Вы ведь не имеете права отказаться от получения того газа, который заявили. То есть вы обязаны его сжечь! Вы произвели тепло и электричество и обязаны его продать. Так выстроена система. Многие говорят, что хотел Чубайс не этого, но получилось это. Второе. Почему мы попали в такую ситуацию. Как она развивалась. Где-то в 2007, 2008 годах мы много проводили работы с Росатомом и правительством области касательно того, что необходимо развивать энергетику в городе, о том, что нет средств и инвестиций. И вывод был один. Таких тарифов, какие были по электричеству, по теплу, не было нигде в области. По электричеству тарифы были в разы ниже. Вы знаете, у нас в городе, если сравнивать, и сейчас неплохо, кстати. А по теплу Нижегородская область занимает второе место в ПФО. Карюк: по тарифам? Зоря: да, по тарифам. У нас в области они – одни из самых высоких в ПФО. И удивительно то, что в северных областях тарифы ниже. Причем, там мазут и тем не менее. И все равно было понятно, что для обеспечения инвестиционной привлекательности тарифы на электричество надо поднимать. Возникал вопрос, до какого уровня. Очевидно, что надо было выполнить инвестиционные программы. Для чего – чтобы обеспечить привлекательность города для бизнеса... В принципе «энергообеспечение» должно бегать за всеми и предлагать ТУ на подключение. Это нормальный бизнес. Понятно, что для этого надо инвестпрограммы выполнить. И так далее. Это было первое условие. Второе – нужно было получить инвестиции. От кого? От Росатома. И снова возник вопрос о росте тарифов. Почему? Исходно, для выполнения инвестпрограмм необходимы большие инвестиции (1,5-2 млрд рублей на 2-3 года). Собрать столько за счет роста тарифов на электричество невозможно. Но заложить возврат инвестиций в тариф и надтарифную надбавку можно. Но только после решения вопроса об инвестициях. Где-то в сентябре 2010 года на совещании, которое проводил заместитель губернатора Лебедев, я впервые услышал, что будет рост тарифов на электричество на 262 процента. Все наши попытки получить что-то письменно, чтобы мы могли начать работать с бизнесом, ни к чему не привели. У нас тогда бюджет уже был сверстан. Мы пролетели вообще, так как закладывали в бюджет рост тарифа на электричество порядка 15%. Реально для учреждений было 272 процента – опять же ччим включился как раз. И спасибо «Обеспечению», которое сделало нам нормальные показатели, хотя в бюджете все равно образовалась дыра в 30 млн рублей, которые нам так никто и не возместил. Дальше начались чудеса. Практически тайком – всё опубликовано 31 декабря, народ ушел отдыхать. И о повышении тарифов все узнали в середине января. Дальше происходит история с ччим. И вдруг выясняется, что 262 – это в среднем по больнице, а вообще говоря до 400%. В принципе, с переходом на опт, я смотрел статистику, в текущем году еще рост от 30 до 70%. Это ориентировочно. То есть другого пути, как повышение тарифов – не было. Возникает вопрос, почему в области-то давно высокие тарифы и как там шли к этому? Почему там обошлось без войны? Была проведена большая работа сетевых и генерирующих компаний с потребителями и буквально всех обрабатывали. И самое главное показывали, что они за это получат – сколько будет поставлено подстанций, ГПП, ТП, сколько будет новой мощности либо котельных и так далее. Вот этой работы у нас в городе проведено не было. И это вызывает ощущение, Игорь (Капустин) правильно сказал, как будто мне в карман залезли просто так. Ковалев: наши инвестиционные программы есть в администрации. Зоря: но это не администрация должна делать! Администрация инвестпрограммы только утверждает. Но это ваши программы. Отчитываетесь вы! Тихий: но вот эту работу, о которой вы говорите, все предприятия энергетики с какого времени начали проводить? С какого момента началось плавное увеличение тарифов в Нижегородской области?.. Ведь в период с 2006 по 2009 годы – раз в шесть повысились тарифы, кроме Сарова. Зоря: в принципе правильно стали делать в 2010 году. А то если бы сейчас в 5 раз, это было бы вообще ужас. Но как конкретно это выглядит… Энергоснабжающая организация говорит – будет большой рост тарифа для предпринимателей, но вы получите столько-то объектов инфраструктуры, и получить ТУ на подключение не будет проблем. Предприниматели говорят – понимаем, но все равно много. Энергетики говорят, а давайте мы вам поможем с газом, ремонтом и т. д. Договариваются на дополнительные услуги. С основными потребителями провели адресную работу. Это не моя точка зрения, это в правительстве. Кипурова: в Сарове нет платного подключения. У нас бесплатное подключение. Так что говорить, что у нас нельготные условия, нельзя. Коробко: только подключиться некуда. Кипурова: во-первых, в соответствии с законодательством мы направляем все инвестпрограммы на согласование в администрацию. И это действительно так – у нас большой план был и на 2010 год, и на 2011. И по тепловым сетям, и электрическим, и третья очередь ТЭЦ. Предельный уровень повышения тарифов (это про тепло) не позволяет осуществлять какую-либо инвестпрограмму. На 2011 год ФСТ РФ согласовала инвестпрограмму для реализации в Нижегородской области в Сарове, но предельный уровень тарифов не позволит нам ее осуществить. Зоря: что мы предлагали и каким образом обсуждали. Мы готовы были посмотреть увеличение тарифа на 15, 17 процентов. Такой рост тарифа он понятен, если это кредитная линия. Надеяться собрать миллиарды с населения – это вредная утопия... Инвестпрограмма должна прежде всего финансироваться за счет ВЭБовских денег, ВТБэшных, средств учредителя (корпорации). Надеяться собрать миллиарды с населения для практически единовременных затрат – это бред. Они (люди) выйдут на площадь. Кипурова: давайте разделим вопросы. У нас есть вопросы с Росатомом (это необходимые … конструкций – 1 млрд 300 тысяч), и сети. У нас составлена инвестпрограмма до 2020 года плановая. Но она смещается, так как нет денег, есть вопрос Саровской электросетевой компании, где как раз благодаря тому, что в 2010 году мы вошли в систему котлового тарифа, у нас появился источник инвестирования. В 2010 году мы инвестировали в энергетику Сарова 73 млн, на 11 год у нас предусмотрено – 103 млн – это именно инвестиции по электросетевой компании. Карюк: откуда, интересно? Ковалев: это далеко не всё. Мы реконструировали ГРП 21, еще ряд подстанций. Еще один проблемный участок для города – микрорайон новой детской поликлиники – заменили там все кабельные трассы, убрали там воздушные линии под землю. Живущим на улице Тимирязева провели новую линию... Кипурова: отчеты по инвестпрограммам выложены в Интернете. Карюк: вот о чем говорит Валерий Васильевич. Мы каждый год Мухина слушали в думе. Он рассказывал нам про энергетику, потом Бестаев раза два приходил. Была практика – энергоуправление всегда работало с депутатским корпусом, и тогда не было вопросов. Ковалев: я три или четыре раза предлагал Шульженко собрать депутатов на ТЭЦ, показать компанию, сделать презентацию, доклады свои показать. Карюк: …в начале года вы послали нас, в частности меня, подальше… Тихий: вы подменяете понятия. Вы просили, чтобы мы принесли вам всю нашу первичную документацию. Всю бухгалтерскую отчетность по всем предприятиям для того, чтобы вы занялись анализом с привлечением… Но это невозможно… Карюк: не только. И там я отдельным вопросом поднимал – покажите свою инвестиционную программу. Совместное шумное обсуждение, что и кто говорил тогда… Федотова затронула вопросы установки счетчиков... Ковалев сообщил, что всё, что необходимо, они в СМИ сообщили. Прейскурант также опубликован…. Карюк: Дополнение – 100 млн, которые, я говорил, собраны выше нормы. Из них – 16 млн с населения! КартинкаХвень: регламент выбран… очевидно было в начале, что к консенсусу мы не придем… Я даже не знаю, что получится в итоге в плане газеты. Стенограмма будет подготовлена. Сергей Николаевич зря переживал в начале по поводу телевидения. На самом деле для каждой из сторон реально было бы выгодно, чтобы это показали по телевидению. В заключение. Если у кого-то есть, что сказать дополнительно или резюмировать свою позицию, прошу по кругу. Зоря: пришло очередное требование срочно разработать комплексные программы развития коммунальных систем. Чуть ли до 4 апреля… Так что мы обречены на взаимодействие. Вывод такой. Мы в любом случае должны подготовить инвестпрограммы и учесть желания потребителя и их потребности. Ковалев: Я еще могу добавить, что «Обеспечение» фактически являлось инициатором того, чтобы была разработана программа развития инфраструктуры до 2020 года с тем, чтобы мы увидели потенциал, сочетали планы города и тех компаний, которые работают здесь. Для того чтобы видеть, где надо развивать, какие источники для развития должны быть… чтобы примерно осознавать объем «бедствия» и вот тот объем вложений, который нужно для города. Мы тогда это сделали. И я считаю, что включились в работу хорошо и мы, и муниципалитет, и РФЯЦ-ВНИИЭФ тогда в этой части. Мы в принципе этот план берем за основу. И фактически, работая над инвестиционной программой своей, выбираем работы по текущему ремонту, берем план за основу и согласовываем все эти вещи. Зоря: по плану модернизации моногорода. Мы готовим письмо от губернатора к Кириенко, рассмотреть вопрос об инвестировании в Саров допресурсов. Третья очередь ТЭЦ. Белина: органы власти должны быть информационно-открытыми. Я считаю, что одна из проблем того, что всё так сильно обострилось, от того, что население, также предприниматели, не были информированы о том, что предстоит. И еще надо учесть на будущее – что у нас законодательство все время меняется! Тихий: есть доля лукавства в ваших словах. Ведь в июне, если мне память не изменяет, приезжал сюда руководитель РСТ Седов Олег Юрьевич. Он приезжал со своим замом по экономике и все эти вопросы обсуждались на «круглом столе» в администрации с Димитровым. И все проценты повышения, и ситуация, и требования ФСТ, и по включению ЗАТО г.Саров в котловой принцип тарифообразования. Всё вы это знали. И именно за этим сюда и приезжал руководитель службы по тарифам. Белина: вот когда растут тарифы на содержание и ремонт, что касается нас, мы за это в ответе, а за информацию о том, что ваши тарифы растут… извините меня, мы к вашей деятельности косвенное отношение имеем. Ковалев: вынужден вам напомнить реакцию главы администрации. Я вынужден тогда, раз вы не помните. А я помню очень хорошо, что данные разъяснения предпринимателям города Саров и информацию по тарифам вы, администрация, берете на себя. Хвень: ну, может, глава администрации опрометчиво сказал. Но Татьяна Фёдоровна правильно заметила даже по ЕСН – там ведь точные цифры были – сколько было, сколько станет. Седов ездил. И то, что тарифы будут расти, все понимали. Но как? Вот об этом она говорила. Коробко: продолжу эту мысль. Мы не идиоты, мы понимаем, что цена должна расти. Иначе у нас форточки всё время будут открыты. Но то, что у нас это было сделано грубо и задним числом – мы же планируем, у нас производство, живые люди. Когда мы судорожно, получив «листочки счастья», поняли, что можем построить себе подстанции сами. И пошли к монополисту и попросили газа немножко. Ну и чего? Нас послали лесом… Тихий: Неправда. Коробко: Мы так поняли. Нам, оказывается, сказали – приходите, а мы поняли, что нас послали на три буквы. Глупые, бестолковые бизнесмены у нас в Сарове – не понимают простого русского языка. То есть нас послали лесом с газом (ирония). И у нас, вообще говоря, некуда подключиться. То есть киловатт не хватает. А нам и говорят – вон туда в лесочек, за 12 км, и тащите оттуда кабель по высокому. Нормально. Конечно же, мы построим себе генерирующие мощности. И через несколько лет вы действительно будете бегать за каждым потребителем. Потому что у вас не будет потребителей. Либо вымрут предприниматели, либо мы построим себе генерирующие мощности, если доживем. Всё. Нам главное сейчас – не умереть. А мы умираем. ВНИИЭФ решил свои проблемы, включил себе в бюджет. Город тихонько договорился на не такие высокие тарифы. И я считаю, что город (администрация) нас кинул. Белина: для бюджетников другой тариф вообще. Коробко: а мы остались одни. И удивляться, что такая острая реакция… Это еще до населения не дошло, что его обирают. А когда дойдет до населения… У нас будет, ну не Ливия. Но что-нибудь будет – население соскучилось по ярким событиям, подросла молодежь… Я поддерживаю мысль, что нам вместе здесь жить и общаться. И мы это понимаем. И друг другу «бошки отвинтить» мы не сможем, даже если хотелось бы. Поэтому у меня пожелание: острая ситуация, если, конечно, ее в ноль не сгладит газета «Горкур»… Мое предложение – мы к вам придем, пока мы «в одной подводной лодке». Но вы на камеру говорили – приходите, будем обсуждать тарифы, подключение, газ, подключение… я правильно вас услышал? Кипурова: не тарифы, а группу, к которой вы относитесь. Тарифы у нас устанавливает РСТ. Коробко: хорошо, я так скажу: приходите, будем обсуждать, сколько вы нам будете платить, на каких условиях, как добавим электричество и добавим газ. Я это услышал? Кипурова и мужской голос из энергетиков: да, пожалуйста. Капустин: добавление. Вот относительно того, что нет платы за подключение. Как бы я, потребитель, помечтал… раз уж платы нет, то чтобы у меня было реальное подключение. Например, я запросил для нового здания тепло. Мне сказали – это вот там. Я говорю – мне тепло надо, а не магистраль строить. Магистраль строят вроде вы специалисты. Вы же хотите потом с меня по тарифу всё время деньги брать? Вы же не предлагаете каждой квартире ваши магистрали строить. Я вот здание построил. Подключите мне тепло в эту точку. Нет, отвечают, магистраль строй сам. У вас нет платы за подключение – это хорошо, но мне пришлось за два миллиона рублей построить магистраль. Что это такое как не плата за подключение? Ну, наверное, это хорошо для вас. А для меня? Мне откуда на это деньги брать? Я их из прибыли должен взять. И еще я подумал о том, что, наверно, вы мечтаете, чтобы потребители магистрали сами строили и еще плату за подключение вам бы заплатили. Это был бы вообще «полный для вас самолет». Но в ваши тарифы инвестиционная составляющая входит, по идее вам и строить надо. Кипурова: но «такой полный самолет» есть в Нижнем Новгороде… Капустин: я понимаю, что всегда есть живой пример, которому хочется следовать. Хочется стать глупее, чем самый глупый или хитрее, чем самый хитрый – в зависимости от ситуации. Я понимаю. У меня вот на второе здание опять невозможно подключить тепло. И я опять буду строить эту магистраль. Слава Богу, дали точку подключения недалеко, не за 12 км. А то я бы просто обходился без вас, как и обходился. Дизтопливом топим: дороже, плохо… Горелов: Владимир Михайлович выступил реально мощно. В этой борьбе мы находимся с января прошлого года. Несколько тезисов. Наличие монополиста – это беда для всей экономики города. Неоспоримый факт. Мы наблюдали на примере развитых стран, Америки например, к чему приводило в них наличие монополии. Сегодня в каждом городе в Штатах есть 4-5 генерирующих компаний. И именно оттуда пришел энергосервис. Монополия имеет самые извращенные последствия. Вы знаете, я родился, вырос в этом городе. Такого безобразного поведения монополиста по отношению ко всем потребителям и жителям ни разу не встречал. Я знаком был с Николаем Алексеевичем, с Бестаевым. Я считаю, что современное руководство генерирующей компании ведет себя просто безобразно. Другого слова я просто не могу подобрать. В части применения ччим вы должны были провести определенные процедуры, предложить каждому потребителю, соответственно, согласовать. Вы этого ничего не сделали… Кипурова: мы не обязаны это делать. Горелов: …нагло попрали закон. Вы понимаете, что закон – это достаточно жесткий инструмент. Ну, фактически в цивилизованных руках это как милиция – даны огромные полномочия. В том числе и вам – в области энергетики. Этим процессом занимается вся страна…. Дивиденды-то подсчитывают те, кто имеет доступ к крану, рубильнику, все остальные за это платят. Вот в данном случае я рассматриваю, что «дубина» попала не в те руки... Я присутствовал на процедуре отключения «Системы» – зрелище дикое в нашем городе просто. Я не понимаю его смысла – отключить, совершить акт «показательной порки». Это же экономически нецелесообразно, чтобы на следующий день подключить… Кипурова: после оплаты. Горелов: вы совершали претензионную работу. Но, извините, есть цивилизованные формы общения. Простите, вы могли с этим человеком договориться. Теперь дальше. Вы говорили про инвестпрограмму. Ну вообще-то инвестпрограмма в первую очередь направлена на повышение эффективности деятельности компании. В данном случае мы говорим, что она не направлена на повышение эффективности Энергоуправления, потому что она не приводит к снижению тарифов. Она приводит к росту. Это означает, что инвестпрограмма несостоятельна и нужна для латания дыр. Поскольку я знаю, до сих пор у них не готова проектная документация на те самые проекты, которые они подали в администрацию на согласование. Ковалев: чего-чего? Горелов: к сожалению, в городе никак не рассматривается ситуация с альтернативной энергетикой. На сегодняшний день застрельщиками в этом являются Карюк, Капустин, Коробко. Но никто больше этим вопросом серьезно не занимается. А этим заниматься надо. Тогда мы разрушим монополизм и сможем цивилизованно друг с другом общаться. Маленький нюанс – все городские предприятия среднего и малого бизнеса они деньги приводят в город извне. Привлекают, формируя определенное экономическое пространство. Генерирующая компания деньги куда девает? Она эти деньги с нас собирает. И обратно из города уводит? Кипурова: куда это? Горелов: это хорошо или плохо? Я думаю, что это плохо. Хвень: прошу объяснить, куда выводятся деньги? Горелов: Владимир Михайлович представил исчерпывающую аналитическую информацию. Кипурова: это не Владимир Михайлович сказал, а вы – откомментируйте свое высказывание. Просто интересно уже. Я начала свое выступление с того, что мы обеспечили предпринимателям выручку 280 млн рублей за 2010 год… Горелов: Хорошо, тогда поясните, куда вы вывели 100 миллионов рублей? Рыжов: я не силен в тарифах. Сергей Михайлович с Владимиром Михайловичем занимались этим специально. Но как житель я могу сказать – тарифы растут необоснованно. Понятно, что сейчас есть наезд на ЖКХ. Там своя кухня. Но здесь возникает некое недоумение – почему растут тарифы. Куда деваются эти деньги? В.М. в своем анализе сказал, что Энергоуправление сверхустановленных тарифов заработало еще 87 млн, из которых 16 собрано с жителей. Я к чему – это коснулось каждого. Хорошо, что я попал на «круглый стол». Для меня стала понятна позиция нашей монополистской энергообеспечивающей компании – они не хотят слышать. Они стоят на своей позиции. И никуда с нее сходить и не хотят. Ни администрацию, ни малый бизнес – к ним еще не пришли жители. Но доиграетесь, ребята. Придут жители, мало не покажется. Тогда вы будете иметь разговор вот не за таким «круглым столом». А как разрешить эту ситуацию? У меня возник вопрос – а нужно ли строить 3-ю очередь ТЭЦ? Может быть, надо эти деньги на альтернативного поставщика электроэнергии потратить? Я за альтернативную энергетику – у меня старый район, деревянные дома, которые пора бы уже сносить. Я приду в Энергоуправление, но уже предполагаю, какой ответ получу. Так что для себя я вопрос ставлю более конкретно – за альтернативного поставщика и энергетику… Кипурова: я хочу сказать, что «Обеспечение» соблюдает законодательство. Как это ни странно трактуется. У нас нет обязанности в соответствии с законом направлять вам на согласование ччим. Это потребитель обязан нам предоставить, сколько он хочет потребить энергии и какой мощности. А мы как раз обязаны взять эти цифры за основу. И как раз проблема определения ччим возникла только из-за того, что потребители, великие предприниматели, которые экономят деньги, они не посчитали необходимым обратиться в энергосберегающую компанию с заявлением, что они хотят в таком-то месяце потребить столько-то электроэнергии. И они нам не дали эти данные. И это все зафиксировано в договоре. Рыжов: вот подтверждение моих слов – навстречу идти не хотят. Кипурова: какая тут «навстречу-то»? Рыжов: я соппонирую Александру Николаевичу – он не даст умереть своему предприятию, я не дам умереть своему. Но мы найдем способ завести сюда что-то другое. Вот не это… Кипурова: нет, а что вас не устраивает? Мы вам говорим, придите, заявите свои цифры. Горелов: ВЫ нас не устраиваете. Шум в зале… Федотова: …депкорпус готов с вами встретиться на депслушаниях по вопросам энергоуправления (называю по-старому) вашего холдинга, для того, чтобы высказаться. Надеюсь в апреле… Карюк: я считаю, что мы должны встречаться. Вчера мы с Сергеем Николаевичем (Ковалевым) сидели у него в кабинете и не ругались, пытались понять друг друга. Я думаю, что перспектива в обсуждениях есть, хотя на это тяжело надеяться, потому что я абсолютно уверен в своих выводах о неправоте «Обеспечения». Не может быть четырех мнений о двух цифрах. «Круглый стол» мира не принес, к сожалению. Но я считаю, что у нас есть мотивы для разговоров, потому что мы живем на одной территории. Я готов показывать, доказывать. Второе. Нам надо делать альтернативную энергетику – для меня это дважды два. Это цивилизованный путь. И мы на него вступили, нам пока не дают по нему идти, но я думаю, что и здесь мы найдем понимание. И этот путь будет для других очевиден. Можно в микрорайонах делать мини-котельные. К вопросу энергетики в городе надо подходить комплексно. Мы могли бы принять творческое обсуждение инвестиционных энергетических программ в думе. И прав Сергей Михайлович, (Горелов) – он экономист-то блестящий – программа должна быть эффективной. А не так – хочу и всё. Поэтому инвестпрограмма должна обсуждаться публично, как этого требует закон, а не так, как сейчас. Ковалев: давайте, давайте. Карюк: благодаря конфликту, я начал разбираться в вопросах энергетики. Год назад я ничего в этом не понимал, а теперь я понимаю, как нас обманывают, до копейки понимаю. Ковалев: я еще хочу вернуться к инвестиционной программе, которую вы (депутаты) утвердили… мы идем по этой программе. Карюк: ну мы и говорим, давайте встречаться, откройте вы забрало… Ковалев: мы говорим, мы являлись инициаторами этой программы для чего – чтобы увидеть перспективы, правильно сочетать перспективы развития города и перспективы развития энергетики. Чтобы у нас не было так, что сначала делаем дорогу, а потом копаем ее, чтобы проложить трубы. Если город наметил себе южную закольцовку газопровода, тогда в соответствии с этим мы делаем свои мероприятия по газу, в том числе выдачу ТУ, которую мы вчера в том числе обсуждали (с В.М.Карюком). Это всё тогда взаимоувязано. И мы отчитываемся перед администрацией, в том числе по выполнению данной программы. Представляем всю информацию раз в квартал… и по разным формам каждую неделю… Карюк: я считаю, что привлекать внешние инвестиции на развитие энергетики при нынешних руководителях «Обеспечения» неправильно. Я лично ходил в администрацию и говорил, что вы делаете? Вы хотите, чтобы государственные деньги дали им? Они же сейчас всех обманывают! Получив ещё деньги, будут обманывать еще больше! У власти двойная мораль – при возникающих разногласиях с потребителями власть говорит, что «Обеспечение» независимый хозяйствующий субъект, а при привлечении государственных денег та же власть беспокоится о них, как о родных детях. Коробко: мы вам завидуем. Карюк: они построят третью очередь и будут нас по полной обдирать. Я это так говорил. Хвень: я все-таки рад, что встреча состоялась. И состоялась в определенной степени продуктивно. Мне кажется, что кое-что услышали стороны. Мира не наступило – это да. Но если мира нет, значит, война. Но любая война всё равно заканчивается миром, а к миру ведут переговоры. Считаем, что это первый этап таких вот публичных переговоров. Благодарю собравшихся. По поводу публикации – ну, будем все вместе советоваться. Стенограмма будет подготовлена. Карюк: и вы уже знаете, что не будете публиковать. Хвень: я ничего не знаю.
Опубликовано 31 марта 2011г., 04:08. Просмотров: 3306.

Комментарии:


Антирейдер Антирейдер
01 апреля 2011г., 03:37
Цитировать это сообщение
Цитата:
Хвень: я ничего не знаю.

Петрушка Хвень. Как это на него похоже.
Смотрим на возню и сопение местной власти вокруг денег - и все отчетливее видно, что у слабохарактерных лиц, желающих такой власти угождать есть два варианта: или быть "клоуном у педерастов" или "педерастом у клоунов" (авторство аллегории не моё).
Кстати, насчет "по поводу публикации - ну, будем все вместе советоваться" - информативно сравнение текста, опубликованного газетой "Саров" с тем, что опубликовал "Городской курьер". Ссылка
Там полностью отсутствует все, что, возможно, могло бы не понравиться чувствительному к критике Валере Димитрову. В том числе и фраза Хвеня "ну, может, глава администрации опрометчиво сказал".
Лично я считаю такое поведение Петра Хвеня и И.В.Муравьевой холуйским по отношению к Валерию. Он наверно их об этом даже и не просил, а они, вероятно, подстраховались.
И, кстати, областной суд отклонил кассационные жалобы "Городского курьера" и прокуратуры на решения Саровского городского суда, признавшего незаконной цензуру обязательных к публикации агитационных материалов советником В.Димитрова П.Хвенем и И.В.Муравьевой в угоду В.Димитрову.
Ломтев Ломтев
01 апреля 2011г., 10:55
Цитировать это сообщение
Цитата:
И, кстати, областной суд отклонил кассационные жалобы "Городского курьера" и прокуратуры на решения Саровского городского суда, признавшего незаконной цензуру обязательных к публикации агитационных материалов советником В.Димитрова П.Хвенем и И.В.Муравьевой в угоду В.Димитрову.

Поздравляю!!!

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика