Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Гражданин - Холодок по спине

Холодок по спине

Суд над сотрудниками саровской милиции ещё не закончен, но у горожан уже возникла масса недоуменных вопросов Тусклый зал судебных заседаний на втором этаже саровского городского суда, вечно сама раскрывающаяся дверь по-домашнему приперта стулом, подсудимые – два на вид скучающих мужчины, немногочисленная публика… Слушается дело «О причинении тяжкого вреда здоровью гражданину N». Диагноз из выписного эпикриза гражданина N: «Тупая травма живота. Разрыв забрюшинной части ДПК. Забрюшинная гематома. Сотрясение головного мозга. Ранняя острая спаечная тонкокишечная непроходимость». Перенеся насколько операций, гражданин N провел в хирургическом отделении саровской клинической больницы три месяца. Свидетель причинения тяжкого вреда здоровью Б.: – Открыл дверь и обалдел. У меня челюсть отпала. Лежит N голый. Полностью. Весь в крови, в луже крови. И на нем живого места нету. Вот как, знаете, как ботинки… Ходить по луже крови, а потом прыгать на нем. Живого места нет… И он лежит и орет. Следствие скандально длилось, закрываясь и снова открываясь исключительно настойчивостью пострадавшего и его близких, с… 2007 года! И это, к сожалению, неудивительно – главные фигуранты дела на момент совершения преступления были оперуполномоченными отдела уголовного розыска УВД МВД России в городе Саров. Увы, мы живем нынче в таком «законодательном пространстве», когда – если речь идет об ответственности служителей закона – карающая его десница крайне нерасторопна. Только в 2010 году плотину «заговора молчания» по этому делу прорвало, и подследственных допросили по-настоящему. «Ребятам», можно сказать, не повезло. Преступление совершалось в разгар ментовского беспредела, а расплата за него – в разгар борьбы с оборотнями в погонах. Всё, описанное мною, взято из протоколов допросов обвиняемых, показаний свидетелей, и до окончания суда, а ему не видно ни конца, ни края, может рассматриваться только как версия случившегося. 27 декабря 2006 года саровский уголовный розыск решил коллективно отметить приближение Нового года. Сауны показалось мало, продолжили в развлекательном центре «Колизей». Во время пьяных блужданий по колизейским просторам у оперативного уполномоченного Г…ва пропал дорогой телефон. Думаю, дальше роль свою сыграла не столько цена мобильника, сколько принципиальное – кто посмел?! И опер решил разобраться с оскорбительной для него ситуацией прямо на месте, по горячим следам. Он же ведь сыщик… Взгляд нашего Шерлока Холмса остановился на ранее судимом N, личность которого в коридорах Советской,1 была всем знакома. Последовала сначала ссора с «подозреваемым», а затем «задержание», так и не отмеченное ни в каких милицейских протоколах, ни в каких журнальных записях. Работники дежурной части сквозь полутораметрового размера стекло на входе в УВД не смогли разглядеть, когда в здание затаскивали жутко кричащего, уже избиваемого «задержанного», и когда выволакивали потерявшего от побоев сознание человека для того, чтобы бросить его, как собаку, умирать в подъезде своего дома. Теперь подсудимые Г…нов и К…ков, не признавая себя виновными, валят ответственность за случившееся друг на друга – такая вот она, ментовская, дружба. В ходе следствия выявились еще более странные вещи. Показания Г…нова от 22 июня 2010 года: «Я точно не помню своих показаний, данных мною 6.06.2007, но после ознакомления с ними могу пояснить, что те показания я давал неправдивые. Это было связано с тем, что на тот период времени на меня оказывалось большое давление со стороны руководства УВД МВД России в г. Саров и со стороны сотрудников прокуратуры ЗАТО г.Саров». Что это за «давление» было, да еще «большое», после которого Г...нов показал, будто бы ничего не видел, ничего не знает, а в ночь с 27 на 28 декабря находился дома? Естественно, подсудимый никак «не может вспомнить», кто именно из работников саровской прокуратуры и руководства саровского УВД оказывал на него давление. В ложности своих первых показаний сознался и К…ков. Интересный вопрос: три года над «слугами закона», а значит – и над всей саровской милицией висело это тёмное дело. Разве не в интересах самой милиции, милицейского руководства четко и однозначно разобраться – что было? Кто виноват? И либо очистить мундир от подозрительно попахивающего пятна, освободив невиновных милиционеров от всяких подозрений, либо, выяснив, что они виновны, безжалостно изгнать «оборотней» из своих рядов... Но… в начале статейки я написал: «на момент совершения преступления были оперуполномоченными». Естественно, скажете вы, после такого-то, под таким-то обвинением какая им милиция!? И действительно, Г…нов теперь зарабатывает на жизнь в частной компании, а вот К…ков пересел из кабинета оперативника в кабинет… руководителя собственной безопасности саровского ОВД – стремительно пошел на повышение. Начальника ОВД Леонтьева странная такая кандидатура, видимо, вполне устраивает; а вот у нас с вами, у жителей города, от такого карьерного роста должен пробегать холодок по спине. Пробегает? Не могу не остановить внимания еще кое на чем. Один из опрошенных в ходе следствия оперативников, бывших в тот злосчастный вечер в «Колизее», подробно описывает состояние своего коллеги. Рассказывает, что тот уснул прямо за стойкой бара, что потом, пытаясь привести его в чувство, отвел в туалет, что, так и не сумев в чувство привести, оставил проспаться… Милицейские гулянки в общественных местах производят гнетущее впечатление. Мы уже знаем, что в правоохранительных органах «порою» работают далеко не лучшие представители закона, но почему они свое далеко не лучшее тащат из кабинетов в люди, позоря и себя, и госслужащих вообще, позоря государство? Причем, упившиеся деятели эти не только не скрывают от окружающих свою принадлежность к милиции, но часто ею еще и бравируют. В конце концов, и события нас в этом убеждают, многие из них со своими амбициями, служебными возможностями и ощущением безнаказанности просто опасны. Да, сражаясь с преступным миром, милиция совершает чудеса храбрости, спасибо ей за это; и амбиции, и дерзость, и кураж там вполне уместны. Но когда воины правоохранительного фронта выходят в общество, на них, что, намордники надевать, как на бойцовых собак? Чувства ответственности и в помине нет. Это не риторические вопросы, не вопросы «в воздух». И по поводу милицейского пьянства, и по карьерному росту подследственного К…ва, и по так и оставшимся неизвестными работникам прокуратуры и руководства УВД, тем, которые оказывали давление… Это конкретные вопросы начальнику саровского ОВД Леонтьеву и прокурору города Картанову, вопросы, на которые горожане уже сейчас, не дожидаясь окончания скандального судебного процесса, имеют право получить вразумительные, исчерпывающие ответы.
Андрей Алексеев

Опубликовано 13 октября 2010г., 05:25. Просмотров: 3456.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика