Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Военное детство

Военное детство

Лето 1942 года. Июнь. Мне неполных 8 лет. Моё детство проходило на окраине небольшого фабричного городка в Ивановской области. В собственном деревянном домике мы с мамой жили вдвоём. Отец по инвалидности был освобождён от действительной службы в Красной Армии, но был мобилизован на так называемый «трудовой фронт» во Владимирскую или Рязанскую область на строительство оборонительных сооружений.

В военное время была введена обязательная трудовая повинность, и моя мама  (до войны работала в колхозе), была привлечена на работу разнорабочей по «подвозке топлива» – на вагонетках вручную на местной фабрике. Брат мой 1924 года рождения был бойцом Красной Армии и воевал в уличных боях в Сталинграде (там был ранен и лечился в госпитале). Мама работала с 12 часов дня до 24-х часов ночи. Она успевала мне что-нибудь приготовить утром (сварить картошки – это была основная пища того времени). Таким образом, весь световой день я был предоставлен самому себе. Электричества не было. Тёмные вечера проходили под освещение так называемой «коптилки» – это пузырёк с керосином, в который опускался «фитилёк», поджигался спичкой и «коптил» слабым пламенем. И, конечно, больше всего мама боялась моего «обслуживания» этого устройства.

В 15 километрах, в деревне, жили мамины престарелые родители – моя бабушка и дед. Бабушка была домохозяйка, а дед работал на строительстве каменной (именно из камней-голышей) шоссейной дороги, проходящей недалеко от деревни. У них было своё домашнее хозяйство – корова и какой-то мелкий домашний скот. Кроме того, в этой же деревне жила семья из пяти человек моего дяди – брата мамы.

Вот моя мама, посоветовавшись с этими родственниками, решила на лето (до поступления в 1-й класс) отправить меня в деревню под присмотр (скорее, под «прикорм») этим родственникам, там же находились мои двоюродные братишки и сестрёнки.

И вот я с начала лета 1942 года стал деревенским жителем. Со сверстниками мы беззаботно проводили тёплые летние дни – купались в пруду, ходили в лес. Больше всего я любил бывать на колхозном конном дворе. Но поскольку всех колхозных лошадей забрали на «службу в Красную Армию», в конном дворе «жили» два быка – это была вся основная «тягловая сила» колхоза. Этих быков каждое утро конюх, престарелый дед, запрягал в двухколёсную тележку, и колхозницы (а в колхозе работали одни женщины) выезжали на работу. Возили из леса дрова, сено, снопы с полей и другие сельскохозяйственные заготовки. Я был бесконечно счастлив, если меня брали в эту бычью повозку покататься. На конном дворе стояла ещё одна лошадь, которая по старости еле ходила. И вот, самое главное в этом моём времяпрепровождении – выводить всю эту «тягловую силу» на водопой, на деревенский пруд. Мы, деревенские ребятишки, принимали в этом прямое участие. Однажды мне разрешили прокатиться верхом на этой еле передвигающейся лошади. Мне помогли сесть на выступающий сантиметров на 20 хребёт лошади, чтобы довести её до водопоя. И тут я опозорился перед сопровождающими. Когда лошадь входила с пологого берега пруда в воду, она как бы спрыгнула передними ногами с берега, и я, не удержавшись за её гриву, съехал по хребту в воду, как с горки. Больше езду верхом на лошади мне не доверяли.

Так прошло моё памятное дошкольное лето 1942 года. Где-то в середине августа в деревню приехали представительницы образования с целью переписи детей, попадающих под всеобщее начальное школьное образование. В этот список попал и я. Таким образом, 1 сентября 1942 года пошёл я «в люди» – в 1-й класс сельской школы, которая находилась в трех километрах от моей деревни – в соседнем селе. Проучился я там недолго, наверное недели две-три, научился держать в руке карандаш и выводить какие-то чёрточки. Но что особенно запомнилось мне – это очень вкусные школьные обеды.

В конце сентября за мной приехала мама, перевела меня в городскую школу. К моему счастью, я ещё до школы по буквам (не по слогам, а по буквам) самостоятельно научился читать. У меня был старый-престарый, наверное, ещё дореволюционный букварь, и я его таким способом успел весь прочитать. В новой городской школе директорша лично проверила меня на умение читать. И я по-своему (по буквам) продемонстрировал ей своё умение. На что она сказала маме, что читать я не умею, но, тем не менее, отвела меня на занятие в класс. Так стал я городским школьником, где и проучился 7 лет. А в 1950 году поступил в городе Кинешма в химико-технологический техникум.

Корчагин Евгений Федорович,
бывший сотрудник испытательного отделения 14
РФЯЦ-ВНИИЭФ (1955-1995 гг.)

Опубликовано 12 февраля 2015г., 13:18. Просмотров: 1150.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика