Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Владимир Губанов: «Да я и так знаменитый!»

Владимир Губанов: «Да я и так знаменитый!»

До сих пор приходят в редакцию «Сарова» со всех концов России для Тараса денежные переводы: кто шлет пятьдесят рублей, кто пятьсот. Собаке такое внимание по большому счету безразлично, для неё главное – любимый человек рядом, а её хозяину Владимиру Николаевичу Губанову приятно – помнят люди о его Тарасе. А вот о нем самом… Жизнь заслуженного ветерана ядерной отрасли, одного из первых спортсменов Сарова, шутника, неунывающего ни при каких обстоятельствах, достойна уважения, ну и, конечно, публикации. Хотя с уважением к ветеранам в Сарове последнее время что-то плоховато стало: - Я же почетный ветеран ВНИИЭФ, всего три года на пенсии, а на праздник, посвященный 9 Мая, не пригласили. Вот так и остался без вести пропавшим. «Сидин пчельник» Карамзин, Пушкин, Лермонтов… Учителя добросовестно «потчуют» школьников классической литературой. И кажется, что эти авторы и жили, и творили давным-давно где-то далеко-далеко. А оглянешься вокруг и вдруг выясняешь, что с тобой на одной улице живет потомок слуг того самого Николая Михайловича Карамзина! Казалось бы, ну, откуда ему взяться в Сарове? А на деле все просто. Карамзинское имение Рогожка недалеко от Саровского монастыря было: - То ли мой прадед, то ли прапрадед прислуживал самому Николаю Михайловичу. По дому что-то делал, за ульями его смотрел. А их было больше тридцати штук! И до сих пор, по словам Владимира Николаевича, в селе Большой Макателём сохранился домик того пчеловода или кордон, который в народе зовут не иначе как «Сидин пчельник». От Байрам-Али до Протяжки Судьба – дело такое, забросит – не спросит. Положено ей было доставить Владимира Николаевича из туркменского города Байрам-Али в поселок у Протяжки, выполнила. Да и как многодетной семье Губановых, родившей шестерых детей, в голодной Туркмении было выжить? Собрав свой скромный скарб, поехала семья на родину матери в Большой Макателём. Больше семидесяти лет прошло с того переселения, а до сих пор наш герой помнит, как ему, маленькому мальчику, отец запрещал в поезде даже смотреть на чужую еду… Стыдоба-а-а Раз бревнышко, два бревнышко – по ним-то саровские мальчишки скатывали с вагонов трубы для знаменитых «катюш» прямо к проходной нынешнего завода №1. Поднять трубы ребятам чуть-чуть старше десяти лет отроду было просто не под силу. А получить конфету или печеньице в военные годы очень хотелось. Владимир Николаевич и сегодня вспоминает о «военных» блинах из мерзлой крахмальной картошки на машинном масле, которое дети буквально выжимали из тряпочек, ваточек, воткнутых в колеса вагонов. - Мы еще и лес по Сатису сплавляли, – обрадованно сообщил Владимир Николаевич, – так это было интересно! А когда приходили вагоны с продовольствием, то и там не обходилось без вездесущего Вовы с друзьями, которые все как один приходили на разгрузку в валенках. Даже летом. А потом уходили с овсом, мукой, пшеницей, даже папиросами (взрослые говорили – на рынок отнесешь) – все это выдавали в виде платы за разгрузку, а дома из валенок еще и заначку высыпали. Один раз Вова так овса в обувь утромбовал, что родители смогли его за эти валенки вниз головой перевернуть. - До сих пор за то воровство такая стыдоба на сердце, – признался Владимир Николаевич. Про рыбку-малявку и директора школы Как и все дети объекта, Вова Губанов ходил в школу №49, разместившуюся в четырехэтажном корпусе административного здания. Как и многие пацаны, Володя не всегда вел себя примерно. Некоторые шалости помнятся до сих пор... Ну, например, как подбросили в молоко директору школы одно соединеньице бора. Молоко сильно бабахнуло при нагреве. Или вот история с заядлым учителем-рыбаком, которого дети прозвали «мухоловом». Как-то раз во время рыбалки «мухолов» отвлекся от удочки. В это время ребята насадили ему на крючок рыбку-малявку. Учитель увидел, что поплавок в воде, и начал вытягивать. Смотрит: у него на одном крючке малявка, а на другом – копченая рыбка. Бывала на его крючках и галоша с глиной. Предписание Как-то зашел академик Игорь Евгеньевич Тамм в зубную поликлинику объекта и разговорился с молодым зубным техником Владимиром Губановым: - Володь, ты сколько получаешь? Хочешь, на работу возьму? Техник не растерялся и поинтересовался, сколько платить будут, в то время он получал всего-то семьдесят пять рублей. На что академик уверил: сколько хочешь, столько и будут. О том, что местным жителям доплаты были не положены, Владимир, конечно же, не думал. Его больше волновало, что в науке он – ни в зуб ногой. Но от предложения Тамма отказываться не стал: пошел оформляться в отдел кадров. Начальником отдела кадров в то время, по воспоминаниям Владимира Николаевича, был некий Орлов. Он молодого парня «встретил» громким криком: «Кто хозяин – Тамм или я, Орлов?» И приказал зайти через неделю. А на выходе встретил бывший зубной техник Игоря Евгеньевича Тамма, который опять повел его к Орлову и дал кадровику свое распоряжение: «Отменить недельное предписание и направить на работу к Тамму». С мечтой о ЦСКА - Мне почти восемьдесят, а я еще бодрый, – не без гордости говорит Владимир Николаевич, – мы с собакой каждый день по два-три километра по тропе здоровья проходим! Но это сейчас, когда здоровье стало сдавать. А раньше… Как и все мальчишки, Вова Губанов гонял в футбол, причем успехи его были всем заметны. Иначе бы не обратил на него внимание бывший заключенный Николай Славкин, который вместе с Анатолием Воронцовым и Сергеем Ворошиловым отбирали ребят в футбольную школу молодежи. Потом из неё вырос знаменитый на весь город спортивный клуб, который шутливый Володя Губанов предложил назвать «Пескоструйкой». Среди возможных названий спортклуба было и распространенное в советские годы «Темп». В итоге, как вспоминает Владимир Николаевич, решили назвать «Трактор». Был у городских спортсменов один супер-год, когда они сразу завоевали и кубок по хоккею, и звание чемпионов города по футболу. Лучших «трактористов», среди которых был и Владимир Николаевич, даже пытались забрать в футбольный клуб «ЦСКА»! Специфика города не позволила – уехать с секретного объекта было просто нереально. - Я еще и фигурным катанием занимался, – хитровато прищурившись, «достал» свой очередной спортивный козырь Владимир Николаевич. Еще в детстве встал на коньки. Как они появились, не помнит, а вот как его отец их топором разрубил, в памяти отложилось навсегда. Случилось это в больнице, куда мальчик был доставлен с сотрясением мозга после падения на льду. Отец на его глазах достал коньки и рубанул. Другой бы на месте Вовы про коньки вообще забыл. Он же, наоборот, продолжил кататься. В клубе талант Владимира заметили и предложили попробоваться в фигурном катании. Тренировал Губанова и его партнершу ОльгУ (именно так называл её Владимир Николаевич - авт.) Виктор Сенин. Жалко, что недолго спортивная пара просуществовала – Ольгу направили в Челябинск-70, так закончилось фигурное катание. Испытания - Во время работы во ВНИИЭФ на испытания выезжали? – интересуюсь у Владимира Николаевича. - Было, было, я вам сейчас такое расскажу. ...В очередной раз специалистов нашего секретного предприятия доставили в небольшой городок Семск (он же Двойка, он же Берег) на берегу Иртыша для проведения наземных испытаний. Попал в ту делегацию и Владимир Николаевич. Там, по воспоминаниям бывшего сотрудника ВНИИЭФ, был военный институт, в котором жили лошади, архары, обезьяны, собаки, на которых проводили биоиспытания. - Перед испытаниями привезли животных, расставили их на разном расстоянии, – вспоминает Владимир Николаевич, – и была там одна собака... Животное пять раз перегрызало поводок и убегало. Наши испытатели просили отпустить собачку: им жалко было на неё смотреть. Но военные биологи отлавливали её, приводили назад. Так, когда она поняла, что не сможет убежать, начала закапываться в землю! Были в его жизни и командировки на Новую Землю. Тогда-то и познакомился он, можно сказать, близко с белыми медведями и тюленями. Перед гостиницей, в которой жили испытатели, любил полежать белый медведь. Ну, любил зверь людей, которые его кормили. Мишка был совсем не маленький – где-то метр в холке, ну, а когда вставал на задние лапы, становился просто великаном. И вот об шерсть этой махины или там лапами, хвостиком испытатели чистили ботинки. Экстремалы! Впрочем, от людей кормежка доставалась не только белым медведям, но и тюленям. Владимир Николаевич их рыбой подкармливал. За корм они разрешали себя гладить. - Какая у них шерсть, – до сих пор не перестает восхищаться Владимир Николаевич, – по ворсу гладишь, как шелк, а против – как иголки у ежа! И это только малая толика воспоминаний. Жизнь Владимира Николаевича Губанова наполнена работой, спортом, увлечениями. Жизнь его вписана в историю нашего города! - Вы передайте, если кто меня помнит, пусть звонит или в гости приходит, – попросил на прощание пенсионер, – а я уж расскажу им ...
Любовь Кяшкина

Опубликовано 29 мая 2008г., 14:29. Просмотров: 2445.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика