Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Почти рождественская сказка

Почти рождественская сказка

Петр Федотыч все сделал, как ему велела занятая праздничными хлопотами дочка: забрал внучку Настю из детского сада, купил в ларьке соли… Однако по дороге завернул-таки на стройку, где служил сторожем, поздравить сменщика своего Филимонова с наступающим Новым годом. Филимонова уже поздравляли. У Филимонова уже был праздник. В строительном домике бойко гудела буржуйка, и даже голая лампочка шестидесяти ватт мощности на скрюченном проводе казалась люстрой, освещая застеленный газетой стол, на котором рядом с бутылкой дешевой водки горой соседствовали тропические фрукты, даже ананас. Всю эту роскошь поставила Баржа (ударение на последнем слоге), пьющая девушка, красоту которой пока еще так и не могла скрыть потрепанность жизнью. Баржа жила разборкой фруктов на овощной базе. Отсюда роскошь и кликуха – с базы она выбиралась с пакетами, набитыми не подлежащим продаже крайней степени зрелости товаром. Мягко говоря. Разносимая затем клиентуре по сниженным ценам продукция шла нарасхват. Рядом сидел ее друг Николай, держа стакан в левой руке. Правая у него плохо действовала. «От пьянства», – простодушно объяснял он. – О! – закричал Филимонов, увидев Петра Федотыча. – Кого я вижу! Девочку тоже усадили за стол. – Ешь, – дружелюбно сказал ей Николай, пододвигая тарелку с персиками. – У тебя синие глаза, – вдруг сказала девочка, глядя на Николая. – Как же синие? Они у меня коричневые, – удивился Николай. – И волосы до плеч, – ничуть не смутилась Настя, показала ручками на себе. – Вот так. Просто никто не видит. – А у нее, – показала пальцем на Баржу, – в ушах изумрудные сережки. – Да откуда ж они у нее… – засмеялся Николай. – Она принцесса Гевенера, дочь короля Ругера. – Ладно, – сказал еще больше развеселившийся Николай. – А кто тогда Филимонов? – Как кто? – в свою очередь удивилась девочка. – Король Ругер. – Ты смотри, шпарит, как по писаному… – восхитился Николай, обращаясь к Петру Федотычу. – Настена-то? – Петр Федотыч отделил ножом обмякшую часть свежего огурца, макнул оставшуюся половину в соль. Поднял стопочку… Захрустел. – Она у нас уже читает. Умница такая, от книжек не оторвешь. – Почему же этого всего никто не видит? – продолжил допрос Николай, зажевывая привычную горечь бананом. – Неудивительно, – Настя наконец-то решилась взять персик. Сладкий, перезревший, он потек у нее между пальцев. – Вы заколдованы злобной волшебницей Гуиной. – Что за герла такая? – Гуина, – девочка задумалась, как бы проще всё это объяснить взрослому человеку, – Гуина… Никлас попрощался с конем. Поцеловал в теплые губы и велел конюхам выгуливать его не реже, чем два раза в день. На случай дальних путешествий в замке имелся «Беригон». Это чудо с латунными барабанами фар, черным кожаным верхом и ангелом на капоте досталось Ругеру от отца. Двенадцать цилиндров литым блоком, никакой автоматики. Такая машина, если за ней ухаживать, может служить вечно. За «Беригоном» ухаживали. Недавно даже перетянули сиденья. Когда он, урча, плавно тронулся с места, у троих его пассажиров взгляды были целеустремленны. А еще утром король Ругер, владыка Иринии и Аарона, мощной рукой правящий от Иринийского моря до Синих гор, беспомощно стоял у чьей-то, невероятной силой выломанной двери в подземелье, шептал, глядя в темноту уходящих вниз ступеней: – Все-таки она это сделала… «Гуина… Гуина… Гуина…» – испуганным дыханием проносилось по залам Гослемского замка. «Похищен… похищен… похищен…» – летело над его высокими черепичными крышами. – …Вернуть древний талисман Гослемского рода и отомстить подлой волшебнице! – закончил король Ругер, сходя с трона. Ветер из стрельчатых окон тяжело колыхал вышитые золотом шторы. – Знаю, много славных рыцарей мечтали бы сразиться с мерзавкой, – продолжил Ругер, сжимая рукоять меча. – Дело только в том, что только мне одному известны тайные тропы к ее логову. – Я не отпущу тебя одного, – кинулась к отцу принцесса Гевенера. – Ты с нами, Никлас? – просяще обернулась Гевенера к королевскому оруженосцу. – Конечно, – шагнул к ней юноша, и нежный цвет его синих глаз как никогда говорил о тайной и безнадежной любви к принцессе. – Я ему говорю, Никита Андреевич, за такие деньги, которые вы нам плотите, еще и обходы территории делать, ноги в сугробах ломать? – Филимонов, расстегнув стеганую жилетку, вновь потянулся к горлышку бутылки. – За такие деньги только в бытовке сидеть и смотреть телевизионные передачи. – Это точно, – Петр Федотыч аккуратно подставил стопку. Производственные дела наболели у них обоих. – Да и те задерживает, деньги-то. Пусть спасибо скажет, что мы вообще на работу выходим. Баржа пододвинула свой стакан: – У нас тоже на базе начальники – эх и козлы… Тут привязался ко мне один… Не понравилось… А сам на «Мерседесе» ездит, – ткнула Николая локтем. – Да вы ешьте виноград-то. Я его перебрала. – Дальше, дальше что с нами случилось? – отмахнувшись от нее, требовал у рассказчицы Николай. Настасья плюнула косточку персика в блюдце, вытерла ладонью рот: – Лорд Морок согласился опоить вас туманом за право владеть башнями на перевалах Синих гор. И когда «Беригон» из жарких просторов степей Мавры погрузился в сумрак Вечного леса… Когда «Беригон» из жарких просторов степей Мавры погрузился в сумрак Вечного леса, был уже вечер. После степной воли замшелые дубы в вязи плюща и дикого винограда, мрачными стенами стоящие вдоль узкой песчаной дороги, не радовали. Никлас включил фары. – Скоро будет поляна. Я в этих местах как-то охотился. Там и заночуем. «Беригон», шурша шинами, медленно съехал на залитое луной пространство. Дрова, собранные ими, были сухими, но костер еле тлел. – Здесь всегда так, – сказал Никлас. Однако, отойдя к краю поляны, вслушался в тревожную тишину ночного леса. Они расположились под дубом, накидали подушек и покрывал, завернулись в меховые плащи. Не услышали, не заметили… Да и как заметить, как услышать… Наплывший с реки туман, низко стелясь по траве, наполнил лес. Никлас, застонав, попытался было подняться, но туман уже одолел. Глаза замутились, и он погрузился в прозрачную пелену. – Ты свое дело сделал, Морок. Башни на перевалах Синих гор твои. Лорд опустился на колено, с благодарностью и страхом поцеловал темную плоть. Низко поклонился, отступая. Звеня стальным доспехом, тяжело взобрался на коня, вонзил в его бока шпоры. На повороте тропы обернулся и увидел, как тень ступила в лунный туман поляны. – Я сразу узнала, что вы здесь. По машине, – похвастала Настасья. – Там «Запорожец» Филимонова стоит… – ответил Николай. – Нет. «Запорожец» я знаю. У дяди Саши «Запорожец». Закричала капризно: – Деда, я домой хочу. – Ой, дочка меня убьет! – спохватился Петр Федотыч, глянув на часы, засобирался. – А как расколдоваться-то? – спохватился Николай, привставая. – Эй, расколдоваться-то как? – А ты разве не знаешь? – удивилась девочка, надевая розовые варежки. – От любого колдовства Гуины можно избавиться, если взяться за руки, поднять правую ногу и сказать: «Мур, бур, чур». Я же эту книжку до конца прочитала. – Мур, бур, чур… – Николай попытался приподнять ногу, но не удержал равновесия, грохнулся спиной о скамейку, чуть было не сволочив вместе с газетами все их застольные запасы. – Ё… – залилась Баржа, силясь поднять своего сомлевшего друга, – на ногах уже не стоишь! Кто за бутылкой побежит? – Филимонов, и ты давай вылазь, – упорствовал Николай, кинул бананом в Филимонова. – Вылазь из-за стола. Нужно втроем. Инспектор ГИБДД лейтенант Саломатин встрепенулся. Нетерпеливо постукивая жезлом по ладони, вышел к обочине. Неясный в снегопаде силуэт огней нежданно превратился в темную громаду сияющего фарами линкора. Тяжелое стекло опустилось. Из желтизны залитого матовыми светильниками салона на него глянули пронзительной синевы глаза. Рядом – нежный профиль. Саломатин медленно перевел взгляд на задние сиденья. Там, сурово сложив руки на рукояти меча, стоящего между ног, дремал крепкий старик. Плечи и грудь укрывали соболя, по лбу тонко вился золотой обод короны. – Все нормально? – спросил синеглазый. – Ага. Стекло поднялось, линкор с глухим ревом скрылся в метели. Лейтенант Саломатин долго еще стоял, глядя в снежную стену, и вдруг вспомнил, что даже не спросил права.
Андрей Алексеев

Опубликовано 12 января 2009г., 16:49. Просмотров: 2191.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика