Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - «Укажи мне только лишь на глобусе место скорого свидания с тобой...»

«Укажи мне только лишь на глобусе место скорого свидания с тобой...»

Отправляясь в путешествие длиной в полжизни, убедитесь, что дома вас действительно никто не ждет... Защищать Родину – почетная обязанность. Даже в День защитника Отечества все ли мы вспомним такую формулировку? А было время, когда мужчины не знали миссии важнее. Когда это было? Для Владимира Васильевича ТЮРИНА, настоящего морского волка, просоленного ветрами мирового океана, - полвека назад. Только этот человек явно не из тех мужчин, для которых служба в армии остается единственным ярким событием в жизни… МЫ БЫЛИ СОЛДАТАМИ – Только не ждите, что я буду, как это сейчас принято, ругать армию. Невероятный седовласый красавец заслоняет плечами дверной проем – и я ему сразу верю. Видимо, некоторые, особо удачливые рождаются сразу с мудрой усмешкой в глазах – и с пудовыми кулаками. Конечно, такому в армии должно быть хорошо… – Конечно, хорошо. Служил 4 года, с 1955-го по 1959-ый, на северном флоте, на кораблях охраны водного района, так называемые «большие охотники». Это охотники за подводными лодками. Корабли 4 ранга, потом их перевели в разряд катеров. Зимой базировались в городе Полярный, на лето переходили на небезызвестную в нашем городе базу на Новой Земле. В Баренцевом море и Кольском заливе навигация круглый год. Мы охраняли район испытаний и ловили вражеские подводные лодки. И даже один раз поймали. Ей после этого, правда, всплыть, по-моему, не удалось. – Вы ее так, наверняка, «поймали»… – Всплыли обломки, масляные пятна. Запросили потом командование – нет, наши лодки не пропадали. Значит, эта – не наша. – Вы сначала стреляли, потом спрашивали?! – Ну, мы же дали ей команду на всплытие… – Ага, знаю, лодку, как рыбу, глушат гранатами! – А если лодка даже после этого не желает обнаруживаться, то тут уж мы ее… Еще оторвавшиеся глубоководные мины по акватории собирали. Расстреливали их из зенитных автоматов. Либо подходили на шлюпке, подвешивали заряд с бикфордовым шнуром. Отходили на такое расстояние, чтобы осколки через нас летели. Мне очень нравилось, что каждую весну устраивали шлюпочные гонки. За что однажды отпуск заработал на 10 суток. Заняли первое место по флоту. А то за все 4 года нам полагался только один отпуск. – 4 года. Так долго… – Когда мы пришли на флот, мы сменили людей, которые служили уже седьмой год. Заменить их было некем! А у них был срок службы 5 лет. И никакой в таком сроке тяжести я для себя не увидел. Жили дружно, корабль небольшой. Вместе с офицерами – 52 человека. Условия не очень-то комфортные, в кубрике 14 человек на 11 метрах. Дедовщина? Мы таких слов не знали. Никаких драк, никакой ругани. – Говорят, дедовщина появилась, когда в 50-ых годах из тюрем выпустили заключенных, и они навязали в армии тюремные порядки. – Дедовщина начинается здесь, с детского сада. А в школе – расцвет. А уж когда в армию попадают – это же все те же люди. – У вас девушка, наверное, на гражданке осталась? – Девушка… Нет. – Ну, тогда гораздо легче служить. А ждали ваших товарищей все 4 года? – Кого дождались, кого – нет. До сих пор не понимаю, когда военнослужащие из-за девушек стреляются. И еще не понимаю: если раньше мы служили – мы были военнослужащими, а сейчас в армии кто? Дети! А когда армия состоит из детей, то детсадовскую дедовщину и получаем. Нас даже собственные матери считали солдатами. А не детьми… В КЕЙПТАУНСКОМ ПОРТУ – После армии отработал 5 лет на сталепрокатном заводе. А потом все равно вернулся в море. 16 лет отходил на судах рыболовного флота. Сначала матросом, потом отвечал за заморозку и сохранность всего этого пойманного моря рыбы. На полгода в рейс уходили. Ходили по всей акватории мирового океана. На севере работали, у берегов Канады, Северной Америки, Африки, Латинской Америки. – Без земли столько времени. Озвереешь… – Никто никого не закусал! Некогда было. Рыбу нужно поймать, вытащить, в цех спустить, обработать, заморозить, уложить в коробки, спустить в трюм. У нас в трюме помещалось 750 тонн мороженой рыбы. А транспортная баржа подходила – до 8 тысяч тонн. В любой части света мы перегружали на нее готовые упаковки – и прямым ходом в Союз. Поэтому треска и стоила 56 копеек, а не как сейчас. – А пираты? Сейчас – просто какое-то средневековье… – Тогда они были только в районе Филиппин. Нас Бог миловал! Что с рыбаков взять? Хотя сами суда были очень хорошие. – А не пустить пиратов на корабль как-то возможно? – На гражданские суда оружие не выдают. Считается, что это лучше. При стрельбе жертвы неизбежны, а пираты все равно не отстанут. – А на берегу в переделки не попадали? – За всю службу – ни одной драчки. В Сингапуре встречались мы с американцами, которые воевали во Вьетнаме. Они ничего против нас не имели. Люди всегда относились к нам нормально. Как-то в Германии двое подпивших молодых хулиганов пытались завязать потасовку, но сами же немцы их и уняли. Те, кто был постарше. – Вам войну пытались припомнить? – А чего ее вспоминать?! Эти – явно не воевали, а усмирили их те, кто воевал. Мы с ними потом разговаривали. Они попали в плен под Сталинградом, долго там пробыли, потом вернулись к себе. К нам – никаких претензий. – Тогда заграница, наверное, была как другая планета? – Да ну, ерунда. Хотя отличий хватало. Представляю: подошел бы я с внучкой к киоску Союзпечати, а там – открытки с дамами в неглиже. Как в Швеции. Это для нас было в диковинку, но немногим это нравилось. Товаров там много разных. А толку? На Канарских островах купил себе полуботинки знаменитой фирмы. Чехословацкой. Проносил 2 недели. Привозить вещи сюда на продажу – на рыболовном флоте такого не было. Мы больше получали советскими деньгами, чем иностранной валютой. – А люди заграничные? В Сингапуре женщины какие? – Ну, в Сингапуре я бы женщин похвалил. Красивые, стройные, загорелые, а вот мужчины – как раз не понравились. Как-то плохо выглядят. В Дакаре удивило: белая дама вышла на базар, после садится в машину, а сумки дает мальчишкам-неграм. И они бегом за машиной с этими сумками… ВОЙНА И НЕМЦЫ – Вы из Ленинграда… Так вы же попали в блокаду! – Немного. 6 лет мне исполнилось на следующий день после начала войны. Все отлично помню. Как бомбили, как уходили мы из Ленинграда по каналам Мариинской системы на речном теплоходе, а немцы обстреливали нас из самолета. Мы жили потом на родине моей бабушки в Ярославской области. Сам с немцами воевал только после войны: пленные восстанавливали наш дом у Мариинского театра, а я их – из рогатки! – У ленинградцев отношение к немцам должно было быть ужасным. – Я бы не сказал. Единственное, что было, это - когда суд приговорил высших офицеров армии, которая блокировала Ленинград, к смертной казни через повешение. Было это году в 47-ом. Есть в Ленинграде площадь имени Калинина – вот там их вешали. Мы ездили смотреть. Народу было – площадь вся забита. Не нашлось почти ни одного человека, кто бы их пожалел. Орать – не орали, мол, такие-сякие, но все были довольны приговором и считали, что они получили по заслугам. Подвозили их на машине и прямо с машины и… Вначале, конечно, все это перед глазами стояло, потом прошло. АЛЫЕ ПАРУСА – Как же вы попали в Саров? – Наверное, не от большого ума. Женился. – Да где в мировом океане вы пересеклись с саровчанкой?! – Родилась она на Кольском полуострове. Училась в Ленинграде. Там и встретились. – Любовь с первого взгляда? – Только взгляд этот был еще в 1951 году. – Как же? То есть вы… столько лет… – Еще в юности у нас была одна компания, в волейбол играли, на танцы ходили. А тут – мне было уже за 40 – возвращаюсь из рейса, встречаю старинного приятеля, договариваемся это дело отметить. Прихожу, а там его двоюродная сестра. ОНА. В гости приехала. Расписались мы через 2 года, в 1979-ом, я еще 3 раза в море уходил. – Теперь-то девушка на берегу вас ждала. Боже мой, да она всю жизнь вас ждала! А вы – все от судьбы бегали! Потрясающая история. – Да. Только Алефтина умерла уже больше 20 лет назад… Вот так. Правда жизни вторгается всякий раз, стоит только забрезжить надежде на прекрасную сказку. И стирает надежду, как морская волна – следы на песке. В такие моменты кажется, что счастье человека и его жизнь эфемерны, как морской туман, и ничто не имеет никакого смысла. Но самое жизнеутверждающее явление на свете – это сама жизнь. И любовь, которая не заставляет себя ждать. У роскошного деда в новой семье подрастают внучки – готовая погибель для всех будущих морских волков. Наследницы красавиц из века минувшего смело шагают в век новый. И все повторится. Через жизнь любого, даже самого сурового человека красной нитью обязательно пройдет любовь. Если он – Человек. И в тайном месте у него обязательно должны быть припасены алые паруса.
Анна Рысь

Опубликовано 19 февраля 2009г., 13:46. Просмотров: 2452.

Комментарии:


Софья Панина Софья Панина
27 февраля 2009г., 14:39
Цитировать это сообщение
Ошибка!
Владимир Васильевич Тюрин, которого в Сарове знают многие, получив прошлый наш номер, очень удивился, не узнав в статье «Укажи мне только лишь на глобусе место скорого свидания с тобой» свою фамилию. В течение недели редакция принимала звонки от знакомых Владимира Васильевича, которые, как один, говорили о нем только хорошее. Редакция газеты «Саров» приносит герою своей публикации извинения за весьма досадную ошибку.

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика