Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Оно нам нано, или Второе дыхание

Оно нам нано, или Второе дыхание

Научно-практическая конференция Ассоциации городов ЗАТО дала повод для размышлений горожанам, которые не просто переживают за будущее Сарова, но и реально формируют его бизнес-лицо. На круглом столе, посвященном инновационному развитию городов ЗАТО, директор предприятия «Бинар Ко» Александр Коробко сказал о том, что найти инновационный продукт – это и есть дело предпринимателя, нечего сидеть и плакать, если то, что делалось им вчера, сегодня уже не годится. Что, собственно, имел в виду А.Коробко, мы решили расспросить его поподробнее, тем более что для этого были и другие поводы… – Александр Николаевич, ходят слухи, что у вашего предприятия началась «шоколадная жизнь» и вы купаетесь в деньгах. Поделитесь своей радостью с горожанами. – С удовольствием расскажу о нашей жизни. Но, помятуя, что многие порадуются такой мелочи, как дохлая корова у соседа, начну с «коровы». Для компании «Бинар Ко» основным заказчиком с самого основания предприятия и по сей день является ГАЗПРОМ. Мировой кризис (который не почувствовали на себе разве что чиновники) больно ударил по ГАЗПРОМу. В итоге заказы ГАЗПРОМа нашему предприятию на 2009 год упали как минимум в два раза, как максимум в четыре. – А точнее? – А точнее нельзя. Мы продолжаем бороться за заказы. Наши партнёры и друзья в ГАЗПРОМе пытаются нам помогать. Но понятно, что это «корочки» с резко оскудевшего стола. Хотя следующий год может быть и лучше. А может быть и хуже. В любом случае, по текущим работам в ГАЗПРОМе мы еще не «умерли» но, как минимум «в обмороке». Ещё, слава Богу, что мы вошли в кризис без кредитной нагрузки и с отличным кадровым составом. Никто не заметался в панике, когда летом мы впервые за многие годы задержали выплату зарплаты. – Как-то это мало похоже на легкую жизнь «в шоколаде». – Это правда. Но не вся правда. Вся правда в том, что шесть лет назад мы начали движение в сторону повышения доходности нашей компании. Была создана компания СИТИС, основной задачей которой стал поиск технических разработок, на основе которых можно было бы создать потенциально существенно более доходный бизнес, чем автоматизация в ГАЗПРОМе. – И удалось найти такие разработки? – Не сразу. Мы, разобравшись, закрыли много проектов. Например, теплогенератор Потапова, торсионные поля Акимова, бред Дудышева, неграмотность Конарева, бурную активность Могилевского. Плюс кучу более мелких «идей»/людей. В Интернете можно посмотреть – эти фамилии и идеи хорошо засвечены. Так что, поскольку везет тому, кто везет, три реальных перспективных проекта за шесть лет работы СИТИСа я считаю не везением, а заслуженным успехом. – И вот здесь начинается «шоколад»? – Да нет. Нам по-крупному повезло второй раз в сознательной жизни. Первый раз это случилось, когда в Советском Союзе сломался коммунистический режим, и мы смогли зарабатывать мозгами «не за зарплату» и без начальника сверху. Второй раз это случилось (кстати, куда более тихо), когда Россия начала поворот к инновационной экономике. РВК, РОСНАНО – реальное воплощение этого движения. – Не очень понятно широкой публике. Российскую венчурную компанию (РВК) проверяла прокуратура. РОСНАНО возглавляет Чубайс, которого не любят пенсионеры… – Что касается прокурорской проверки деятельности бывшего кадрового сотрудника ФСБ, ленинградца Коробова – бывшего первого директора РВК. По делу единственным обоснованным обвинением можно считать низкую эффективность работы РВК: за два года (с 2006) существования компании было создано маловато инновационных фондов и соответственно запущено мало проектов (по моим подсчётам – порядка 23-х). Ну, не специалист в инноватике Коробов. Да и критерии работы были размытыми. Снимите его. Но не нужно пугать страну юридически отнюдь не безупречными, но выдержанными в стилистике 37-го года многословно-многостраничными прокурорскими опусами! (Специально для тех, кого, возможно, обидели мои слова: собираемся за чашкой чая и идем по тексту. Не имея специального юридического образования, я буду показывать ляпы, а вы будете их комментировать. Допускаю, что вы меня убедите, и я публично извинюсь за такую свою низкую оценку труда прокуратуры.) А нервность наша объясняется просто: в это время наша фирма получила положительное решение на финансирование первого проекта из средств РВК. А тут современное «дело врачей», и мы стали ждать «гостей» из прокуратуры… Шоколад… А по поводу Чубайса. Думаю, это единственный (публичный) человек в России, способный в «свойственной ему энергичной и жесткой манере» развернуть Россию к инноватике. И мало людей в России понимает, насколько это важно для выживания страны. Как мало людей понимало, что уход от коммунизма необходим, но не будет безболезненным. На цыпочках в историю не входят – это про Чубайса. – Александр Николаевич, вы опять о политике. Интереснее всё-таки о вашей фирме. – Я горжусь, что, смотря центральные каналы, могу иногда сказать своим родным – а вы знаете, это ведь и о нашей фирме! Мы чётко видим себя в российской современной истории. В 2007 году мы вдруг поняли, что, похоже, государство, кроме общих слов о поддержке бизнеса и реальной поддержки только олигархов и бюджетников, снизошло и до нас. Ведь малый частный бизнес, занимающийся техникой, стал вымирающим видом в России. Знаете, я могу ошибиться в деталях, но по некоторым данным (http://www.rf-agency.ru/acn/stat_ru) численность населения России составляет примерно 132 миллиона человек. Из них примерно 102 млн – бюджетники, пенсионеры и безработные. Те, кто существует за счёт бюджета трудоспособного населения. А весь малый, средний и фермерский бизнес-класс (собственно, трудоспособное население, платящее реальные налоги) плюс дети, домохозяйки, бомжи и т.п. составляют 30 млн человек. Так что от Салтыкова-Щедрина за 140 лет произошел реальный прогресс: у того один мужик двух генералов кормил, а сейчас более трех… И, соответственно, важных разговоров об устройстве государства и важности кормления чинов высоких мужик стал побольше слышать… Я не буду подробно описывать, как мы год учились писать бизнес-планы. Затем полгода нас гонял как сидоровых коз господин Морозов из ВТБ, пока наш бизнес-план не стал худо-бедно отвечать требованиям настоящего инвестора. Как Боков из нижегородского регионального фонда «шлифовал» нашу бизнес-модель. Кстати, мы всегда будем им благодарны, этим нашим учителям. Низкий им поклон за профессионализм и энтузиазм. Итог. В конце января на расчётный счёт нового предприятия «НАНОКОРУНД» одним траншем пришел платеж на 40 млн рублей. Это был взнос в уставной капитал со стороны РВК+ВТБ+нижегородской администрации в оплату 51% в предприятии. Мы внесли нематериальные активы на сумму 38 млн рублей в оплату 49% в предприятии. – Что такое рубли – понятно. Что такое «нематериальные активы»? – А вот это уже «шоколад». Нематериальные активы – это наша компетенция по выполнению бизнес-плана. Эта компетенция оформлена (отдельная песня, как мы этому учились!) в виде бизнес-плана, патентов, отчётов, ноу-хау. Хранится в отдельном сейфе в 15-ти папках KORONA. И, самое главное, юридически оформлена в виде заключения независимого сертифицированного оценщика. Не думаю, что у кого-нибудь в Сарове ещё есть официальный документ с синей печатью, в котором его мозги оцениваются в 40 млн рублей. У нас есть. К вопросу: если ты такой умный, где у тебя об этом документ? – То есть вы были умными, а стали богатыми? – Мы не были бедными, но и богатыми ещё не стали. Поясню. Эти 40 миллионов мы ведь получили не для того, чтобы рассовать по карманам за прошлые заслуги! За эти деньги мы должны создать с нуля производство продукции, продать её, из полученной прибыли отдать инвестору его взнос с прибылью. И только после этого можно рассчитывать на свои 49% от прибыли. В первый год мы ремонтируем арендованное старое здание, разрабатываем и изготавливаем химическую линию по серийному (5 тонн в месяц) производству сверхчистого (99,999) нанодисперсного (30 нм) оксида алюминия. На это у нас уйдут все 40 миллионов до копеечки. Бизнес-план свёрстан очень подробно и экономно. Никаких резервов на взятки. Дивиденды также не предусмотрены (инвестор нас бы не понял!). Да и зарплаты, хоть и повыше, чем сейчас на предприятии, но «поджаты» в соответствии с кризисом (если кто про него забыл…). Единственную вольность, которую мы допустили, а инвестор её одобрил, это выделение 1% от проекта на благотворительность. Это ещё не та десятина, о которой говорит Библия. Но для детского дома в селе Нуча 400 тысяч рублей – серьёзные деньги. На эти деньги мы покупаем пресс-подборщик и плёнкоупаковщик для сена. Отметим, что это деньги из высокотехнологичных инноваций, которые дошли до сирот! Прецедент создан, и теперь во все свои проекты мы закладываем этот 1% на благотворительность. Что удивительно, ни один из инвесторов не предложил его вычеркнуть… Но вернёмся к проекту. Во второй год мы из прибыли, получаемой от ежемесячной продажи 5 тонн продукции (порядка 8 млн рублей), будем изготавливать и запускать вторую серийную линию – ещё на 5 тонн. Итого в 2011 году мы будем производить 10 тонн продукции в месяц. Ещё один год уйдёт на запуск третьей очереди и выход производства на плановый уровень – 15 тонн оксида алюминия в месяц. И вот только тогда начнётся «шоколад». Мы будем иметь на территории Сарова высокорентабельное, высоконаучное, не имеющее аналогов в России, современное производство. Примерно 30 человек персонала НАНОКОРУНДА с достойной официальной зарплатой будут выпускать продукцию на 300 млн рублей в год. Налог на прибыль будет большой. Сама логика инновационного предприятия заставляет показывать эту прибыль официально – иначе не будет источника вернуть вложения инвестора. Нельзя вернуть официально оформленные инвестиции в виде отката или в виде фиктивных затрат. Итого: все главные виды налогов – зарплатные, НДС, прибыль – у этого предприятия будут большими. Этот «шоколад» для города, области, государства (в соответствии с бюджетным распределением налогов). Не жалко. Поскольку плановая норма внутренней рентабельности – порядка 100%, а ускорение от государственных денег на старте бизнеса существенное. Всё по-честному. Это и есть пример реализации инновации в жизни. Это мы и считаем открытием «второго дыхания» в тот момент, когда уже хотелось упасть без сил… – Понятно, почему «оно вам нано». – Это ещё не «нано». Это прелюдия. На финишной стадии находится второй наш проект МИКРОМЕТАН. Руководитель проекта и будущий директор предприятия Алексей Бурсиков. До конца этого года мы планируем получить по аналогичной схеме ещё 40 млн рублей. Речь идёт о разработке, а впоследствии и серийном производстве микроАГНКС. Это устройство размером с холодильник, которое позволяет заправлять автомобили от сети бытового (кухонного) газа. Так сказать, индивидуальная заправка в гараже. Аналогов в России нет. Стоимость кубометра газа сейчас примерно 2 рубля. Литр бензина стоит примерно 20 рублей. Автомобиль на одном кубометре газа проедет примерно столько же, сколько на одном литре бензина. Вот и все «основы экономики». – Реальная экономия. Значит, массовое внедрение? – Да. Если говорить с хозяином, который платит за бензин. А завгар муниципального (государственного) предприятия живет с бензина. А чиновнику «по барабану» (в лучшем, некоррупционном случае). Так что наблюдайте: где есть невороватый настоящий хозяин, там и будут внедрять нашу разработку в первую очередь. – А где же здесь «нано»? – Терпение. Должна же быть интрига! Занимаясь получением инвестиций для наших проектов, мы уперлись в ограничения размера выделяемых под проект средств. Обратили внимание – второй проект, а цена такая же, 40 миллионов? А это максимальная сумма, которую территориальный фонд может выделить на один проект. Ну, так прописано в документах Нижегородской области. Да и размер всего фонда – 280 млн рублей. По зрелому размышлению явно маловато. Спасибо этому фонду. Нам грех жаловаться – из трех проектов, которые фонд (за два года) профинансирует до конца 2009 года, два будут принадлежать нам. Примерно год назад мы поняли, что можем развить успех, занявшись следующим переделом оксида алюминия. НАНОКОРУНД – это получение из алюминия за $5 оксида алюминия на $50. А если расплавить оксид алюминия на $50 и вырастить из него лейкосапфир на $500? Снова можно получить дефицитную дорогую продукцию с высокой рентабельностью! С конца прошлого года мы стали предлагать инвесторам проект «ЛЕЙКОСАПФИР» стоимостью в 200 млн рублей. Нижегородский губернатор проект одобрил, но денег у него на это нет. Нижегородский фонд проект одобрил, но денег тоже не нашел. И пошли мы… по инвесторам. Многих обошли. Интерес есть – денег нет. Деньги есть – интереса нет (это наши олигархи). И пришли мы в РОСНАНО. И тут-то сказка про «нано» и начинается. – Сказка – это в каком смысле? – В хорошем! Для начала эксперты в РОСНАНО выбросили в мусорную корзину (образно) все наши рекомендательные письма (от губернатора, от депутата Госдумы, от частных уважаемых лиц). Мы сначала опешили, но аргументация нас покорила. Ребята, если бы мы хотели «распилить» даденные государством деньги, мы бы гонялись за рекомендациями – это же юридически оформленная индульгенция на завал проекта. А поскольку наша задача вернуть государственные деньги с прибылью, мы отвечаем своим профессионализмом и именем за качество проекта. И здесь мнение академика и даже друга президента не в счёт. А обиженных конкурсантов, побежавших жаловаться по инстанциям, взял на себя Чубайс. Пока держит. Второй приятный сюрприз. Высокий профессионализм руководителей РОСНАНО. Не мальчиков-экспертов. Они везде одинаковые: старательные, амбициозные, неопытные, немного заносчивые и распираемые от гордости за свою значимость. Таким я помню и себя, когда приехал молодым специалистом в ядерный центр, которого и на карте-то не было. Это пройдет. А вот заместители у Чубайса – экстракласс! Мы думали, что в России один Морозов из ВТБ такой. А здесь – целая команда. Наибольшее впечатление на нас произвёл, конечно, Дионис Сергеевич Гордин – член правления, исполнительный директор. Гордин фактически научил нас смотреть на весь наш бизнес под другим углом. Сейчас мы переделываем два других наших проекта: «МИКРОМЕТАН» и «СИНТЕЗИН». Резко увеличиваем наносоставляющую в этих проектах и «приземляем» их на наше сырьё – нанопорошок оксида алюминия. Это требует времени и усилий. Но через некоторое время ещё два проекта будут поданы нами в работу в РОСНАНО. Таким образом все три наших главных проекта «сдвинулись» в «нано» и обрели вполне достойные очертания. Общая сумма трех проектов составляет 1 млрд 350 млн рублей. – Вы не боитесь таких гигантских цифр? – Во-первых, всё бывает в первый раз. Во-вторых, это ведь пока только заявка, до получения денег – трудный путь. В-третьих, это не все деньги. – В смысле? – Гордин нам поручил поискать в Сарове ещё проекты, которые могут быть интересны РОСНАНО. И мы нашли ещё 4 проекта. Не все они «наши». Точнее, они все не чисто «наши». Но все базируются на сверхчистом нанооксиде алюминия. И мы готовы за них отвечать головой так же, как и за «чисто свои». Так что фактически речь идёт о создании нанокластера с первоначальным объёмом финансирования в 2,4 миллиарда рублей по 7 проектам. Такой вариант одобрил Чубайс при личной встрече. И хотя мы понимаем, что одобрение не означает начало финансирования, энтузиазма нам он добавил «под завязку». А ещё под патронажем РОСНАНО идет формирование РИИ ММВБ: российского аналога NASDAQ – американского внебиржевого рынка, специализирующегося на акциях высокотехнологичных компаний. Это проект ведёт Элина Юрина. Знаете, кроме того, что она молодая мать, красивая женщина, она ещё и крутой профессионал. Это редкость в наше время. И если Гордина можно назвать сапфиром в команде Чубайса, то Юрина, на наш взгляд, её жемчужина. – А зачем вам, да и нам, РИИ ММВБ? – А затем, что это высшая форма привлечения денег в бизнес. Мы не берём деньги на кабальных условиях у банков. Мы не берём денег у одного инвестора, хорошего, но жестко торгующегося за свои условия. Мы устраиваем конкурс среди многих инвесторов через биржу и выбираем самые выгодные условия по финансированию. Мы об этом читали в теоретических книгах по бизнесу. А теперь с Элиной обсуждаем практические вопросы: какой формы будет предприятие, сколько процентов предложить рынку, какой комплект документов готовить. Знаете, это заводит круче девушек и спиртного. Это настоящее Дело! – Вам хватит ресурсов справиться с таким объёмом финансирования? – Ну, во-первых, у нас своих «кадровых офицеров» 80 человек. Это сильная команда. Во-вторых, конечно же, мы будем привлекать ресурсы. Как отдельных людей, так и целые команды. Например, я уже провёл переговоры с Карюком и Рыжовым – это руководители саровских фирм, близких нам по духу. Нас приглашает к себе Мордовия. Финно-угорские народы смекалисты и деловиты. Финны, например, по некоторым оценкам самая инновационная страна в Европе. У президента Мордовии Меркушкина нет нефти, Волги и «ГАЗа». Но есть амбиции и работоспособная команда. РОСНАНО планирует вложить в мордовский нанокластер около 5 млрд рублей. И это вполне реально. Так что меня не удивит, если через некоторое время Мордовия вдруг окажется самой инновационной частью России. Схема, которую мы сейчас обсуждаем: в Сарове у нас остаётся наука и разработка. В Мордовии запускается серия. Понятно, что и финансирование будет поделено. В бизнес-планах чётко прописаны деньги на все части проектов. Нам денег хватит. А Мордовия за свою часть финансирования проектов получит по-честному и свою часть проблем. – А зачем вам Мордовия, если РОСНАНО даст денег на проект? – РОСНАНО имеет право дать не более 50% от требуемой суммы. Остальное должны дать соинвесторы. Суть схемы такая же, как и у РВК. Так что инвесторов должно быть как минимум двое. И вот Мордовия изыскивает деньги… – А ваши отношения с Мордовией не обидят чиновников из Сарова и Нижнего Новгорода? – Обидят, наверное. Но это их проблемы. Чтобы отчётность была красивой, нужно бегать и реально помогать тем, кто делает своё дело. Это шутка. Отчасти. А по делу: Нижегородский территориальный фонд дал 40 миллионов? Низкий поклон. Налоги в Саров и область, естественно, будут. А сейчас мы ведем переговоры не только с несколькими московскими фондами, но и с израильским. Кто получит в этом случае 51% прибыли? Шалом южанам! А корейцы, кроме того что предлагают на корню скупить всю нашу продукцию по хорошей цене, предлагают запустить производство в Сеуле. Их, что, посылать подальше и гордо сосать кукиш под патриотические песни? Это нужно России? Или улучшит отчётность чиновника? Мы знаем ответ. – В чем вы видите главную проблему развития вашего предприятия? Чиновники, банки, коррупция, законодательство? – Вы будете смеяться. Это банально, но главная проблема всегда в нас самих. Перечисленные вами проблемы существуют, но они вторичны. – Поясните. – Восточная поговорка «Когда караван меняет путь, то последний верблюд становится первым» очень подходит к нашему случаю. Мы круто меняем путь. Двадцать лет мы учились делать работу в срок, без ошибок, чётко планируя все расходы. И под этот стиль работы отбирали и воспитывали персонал. А теперь, задумайтесь, – инновации делаются в срок, без ошибок, по плану? Очевидно – нет. Так что кадровый состав у нас хороший, но, если честно, далеко не весь инновационный. В чём проблема первого верблюда? В том, что если он хочет остаться первым на новом пути, ему нужно обогнать всех (!) других верблюдов, которых он уже один раз обгонял. Не все готовы к этому. У нас в фирме есть «аксакалы», которым либо в лом снова карабкаться по служебной лестнице, либо их личные деловые качества не позволяют занять привычно высокое социальное положение уже в новом распределении ролей. И это проблема и трагедия личности. – Выход? – Помогать измениться сотрудникам и расставаться, если не получается. Набирать новый персонал – это жестко для «аксакалов», но другого пути я не вижу. У нашего HR-директора гигантский объем работы и колоссальная ответственность (знакомьтесь: Ольга Витальевна Соколова, т.94041). Инновации – это вначале большой пот для каждого, а уж затем большие деньги и «шоколад». Так что у нас открылось второе дыхание и оно нам нано…
Опубликовано 25 ноября 2009г., 04:55. Просмотров: 2636.

Комментарии:


djdance djdance
25 ноября 2009г., 21:43
Цитировать это сообщение
он может сутками разговаривать?
Зелипука Зелипука
26 ноября 2009г., 09:43
Цитировать это сообщение
djdance, браво)))
Татьяна Татьяна
26 ноября 2009г., 10:04
Цитировать это сообщение
djdance, когда человеку есть, что сказать, да еще и и из личного опыта - это хорошо, а не плохо
Дмитрий Дмитрий
02 января 2010г., 18:53
Цитировать это сообщение
Статья однобокая. Во-первых, не понятно, кто у Бинар Ко конкуренты. Во-вторых, на Сайте Рос-Нано нет ссылок на Бинар-Ко. В-третьих, моноидея фирмы должна быть самодостаточной: никаких проблем ни в кризис, ни до ни после него, здесь же одни проблемы. В-четвертых, амбицииозные идеи не должны быть известны никому, а если они известны 40 лет назад, то это рядовой технологический передел, и нет повода для "шоколада".

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика