Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Такая уж наша доля, или Саровский почтальон в век нанотехнологий

Такая уж наша доля, или Саровский почтальон в век нанотехнологий

Кто стучится в дверь ко мне С толстой сумкой на ремне, С цифрой 5 на медной бляшке, В синей форменной фуражке? Это он, это он, Ленинградский почтальон. С.Я.Маршак В современном мире Интернета, мобильной связи и электронной почты профессия почтальона как-то ушла в тень. А ведь она не менялась веками – ни во время революций и войн, ни при каких правителях, ни при каких политических строях. Как много лет назад ходил почтальон с сумкой на плече, так он сейчас и ходит. Вот в преддверии Всемирного дня почты я и решил своими глазами посмотреть, а как в нашем городе работают почтальоны в век, так сказать, нанотехнологий, инноваций и инвестиций. В какое именно почтовое отделение пойти, размышлять не пришлось. В пятом работает старейший саровский почтальон – Евдокия Васильевна Бородёнкова. С толстой сумкой на ремне она ходит улицами города уже сорок три года... В будни рабочий день саровского почтальона начинается в двенадцать часов, но сегодня суббота, и сбор на рабочем месте раньше, к десяти. И пока ждали машину со свежей почтой, мы разговорились с Евдокией Васильевной о былом. – Мы с мужем приехали в город в 1967 году из деревни Рузаново. Он работал строителем, а я пошла в почтальоны. Ведь мама моя тоже почтальоном была, на лошади почту из Дивеева в Кремёнки возила. Когда я устроилась, зима на дворе была, темнело быстро, город знала очень плохо, пару дней поработала, пришла к начальнице и говорю: «Отдайте мне мою трудовую книжку, я не могу, я увольняюсь», а она отвечает: «Работать некому, так что даже не думай. Привыкнешь». Так вот и осталась с того времени. И ведь привыкла, да и какой смысл с места на место бегать. Хотя уже давно на пенсии, но работать сейчас тем более некому, вот и не ухожу. – Сейчас в век Интернета и электронной почты, наверное, работы поубавилось? – Наоборот, очень много стало заказных писем, квитанций и газет. А каталогов разных, вообще, море. Вот недавно по всему нашему отделению отчёт писали, так получилось, что мы за месяц разнесли восемь тысяч пенсионных писем, четыре с половиной тысячи налоговых, пять с половиной коммунальных, а ещё счета за Интернет, телефон, газеты... К тому же, с собой приходится много чего на продажу носить: стиральный порошок, мыло, зубную пасту... В общем, сумка килограммов пятнадцать весит, а пройти иногда приходится от пяти до десяти километров, причём и по два раза в день бывает надо ходить... «Десять километров с пятнадцатью килограммами на плече – это даже для молодых нагрузка серьёзная, – подумалось мне. – Для интереса положить в сумку пудовую гирю, да и прогуляться с ней по городу. И так каждый день. Надолго ли хватит?» Приехала машина, и все пошли получать коробки со свежей корреспонденцией. Нужно было перетаскать их в рабочее помещение, разобрать по участкам, письма проштамповать, заполнить все необходимые документы и в зависимости от пришедшего рассчитать маршрут так, чтобы было как можно меньше лишней ходьбы, иначе не пять-десять, а все девяносто километров набегут. Наконец около двенадцати мы вышли на маршрут. Взвалив на плечо тяжёлые сумки, Евдокия Васильевна бодрым шагом направилась к остановке, захватив редакционную фотокамеру, я пошёл за ней. Признаюсь честно, мне было больно смотреть, как человек, который старше меня во много раз, тащит на себе тяжесть, да ещё и делает это каждый день, при этом она шла с такой скоростью и лёгкостью, что мне иногда приходилось бежать за ней чуть ли не вприпрыжку, чтобы не отставать. – И сколько же примерно времени вам понадобится сегодня, чтобы всю работу выполнить? – Часа два – два с половиной, чтобы разнести корреспонденцию, а потом надо вернуться в отделение, отчитаться за проданный товар. Ветер сегодня очень холодный, тяжело. Нам ведь приходится работать в любую погоду: жарко, холодно, дождь, снег, мороз, грязь. Такая уж наша доля. – А когда в отпуск уходите или на больничный, кто за вас работает? – Да я в отпуске и не была никогда... И на больничный не хожу. Если подлечиться надо – утром в поликлинику иду, все процедуры делаю, а после обеда опять на участок с сумкой. Кто, кроме меня, всё это разносить будет? Дождавшись автобуса №2, мы поехали на Садовую. – А вам дорогу оплачивают? – Да, нам дают проездные на месяц и доплачивают на покупку обуви. Триста рублей на полгода! Интересно, что можно купить на эти деньги, домашние тапочки и в них почту разносить? Выйдя на Садовой, занялись разносом почты. Где-то просто рассовывали письма и газеты по ящикам, где-то отдавали лично в руки. Проработав столько времени почтальоном, Евдокия Васильевна, казалось, знакома абсолютно со всеми жителями своего участка, и встреча с каждым напоминала встречу старых, давно не видавшихся друзей. Все с неподдельной доброжелательностью её приветствовали, многие приглашали на чай, кто-то делился какими-то своими радостями. «Мне на днях коробку конфет подарили, сказали от депутата, – рассказала одна престарелая женщина, которой Евдокия Васильевна вручила заказное письмо. – Мелочь вроде бы, а так приятно, что о нас помнят!» – Вы тут для всех свой человек! – Да, я всех знаю, тут на моих глазах много жизней прошло. Сейчас иду по улице, и часто попадаются дети и внуки тех, кому я разносила почту ещё в молодости. Пока мы ходили от дома к дому, я заметил, что нас не пропускает ни одна собака. Даже самая маленькая шавка считает своим священным долгом облаять, как говорится, с ног до головы. – Собаки – это для нас целая проблема, – вздыхает Евдокия Васильевна, – они почему-то не любят почтальонов. Нам даже специально для защиты на работе перцовые баллончики дают. Один раз случай был, на девушку, не почтальона, правда, а пенсию разносящую, собака напала. Очень сильно её покусала, она даже в реанимацию попала. А собака, как оказалось, какому-то начальнику принадлежала. Девушку потом виноватой и оставили. Хотя я уже примерно вижу: какая собака может укусить, а какая просто так полает и убежит. Так за разговорами мы прошли несколько километров. Пару раз приходилось перебегать Садовую, и каждый раз, учитывая возраст почтальона, это представляло из себя весьма опасный аттракцион. Движение там очень интенсивное, а притормозить, чтобы пропустить старушку с сумками, никому и в голову не приходило. Да уж, чтобы наглый саровский водитель хоть на несколько секунд задержался... – Ну вот, проблема, – огорчается Евдокия Васильевна, стоя у калитки одного из частных домов, – звонка нет, а мне надо вручить им лично заказное письмо с уведомлением, а раньше тут была собака. Зайти страшновато. Докричавшись, наконец, до хозяев, почтальон вручает им письмо и просит расписаться. Женщина, вышедшая к нам, как и все остальные, очень радушно относится к Евдокии Васильевне, рассказывает, что только что приехали с юга. Собаку больше не держат. Муж на пенсию вышел, всё время дома – собака больше не нужна. Для почтальона маленькая радость, хоть здесь теперь её не будут облаивать. – Когда мы работали «от Москвы», лучше было. Зарплата была больше. Сейчас сильно урезали. Вот я и не ухожу – работать некому. Молодёжь к нам не идёт. Бывали случаи, что молодые почтальоны сумку с почтой прямо на остановке бросали и уходили. – А грабить вас не пытались? – неожиданно вспоминаю я эпизод из какого-то фильма. – Нет, а чего у меня брать. Один раз, правда, случай был: шла по улице, а неподалёку компания молодых людей сидела, и один у меня спрашивает: «Ценное что-нибудь несёшь?» «Нет, – отвечаю, – я только почту, пенсию другие разносят». Этим и закончилось. А если бы пенсию разносила, то неизвестно, как бы всё обернулось... Ну вот и последний на сегодня дом. Здесь Аннушка живёт, надо зайти, предложить, может, купит чего-нибудь. С этими словами мы зашли в дом, в котором, радостно улыбаясь, нас встретила пара пенсионеров. Они, действительно, приобрели себе мыло, туалетную бумагу, пачку стирального порошка. На улице я спросил: – Евдокия Васильевна, а вы какую-то наценку делаете для себя? – Нет, что ты. Товар стоит копейки. Нам потом к зарплате за продажи начисляют, правда, я не знаю, сколько и по какой системе считают... С этими словами мы отправились обратно в отделение почты, где Евдокия Васильевна сдала непроданный товар и отчиталась за тот, что смогла реализовать. На часах было около трёх. – Сегодня быстро управились – мало корреспонденции было. А так, в обычные дни, машина приходит около двух. Так что я в это время только на участок выхожу. Зимой, как правило, в темноте приходится ходить, а до следующего утра ждать нельзя – на конвертах дата получения... Да ещё и новые дома строят на Садовой и за «Апельсином», нам работы опять же прибавится. Поправив платок и протерев очки, она отправилась по своим делам, а я пошел по своим. Рабочий день, за который мы прошли пешком около пяти километров, разнесли около пятидесяти писем и газет, побывали в десятках домов и несчётное количество раз были облаяны, закончился. Что хочется сказать напоследок: если вам с опозданием пришло какое-то письмо или счёт, не устраивайте скандал, просто сначала вспомните, кто и каким именно образом до вас его доносит, и поставьте себя на место почтальона.
Артем Бауэр

Опубликовано 06 октября 2010г., 03:28. Просмотров: 2190.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика