Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Что остаётся

Что остаётся

Г.Г.Куликов: «Мы ведь все люди «оттепели»…» Для своих семидесяти шести лет хозяин скромной квартиры на Куйбышева выглядит достаточно бодро. – Геннадий, – представляется он. – А друзья до сих пор зовут Геной… Когда встречаю. Геннадий Григорьевич раскрывает папку, лежащую на столе. Тут же книга об истории саровского комсомола, написанная ныне покойным Георгием Куличковым. Есть в этой книге и он. С 1961 по 1966 годы Геннадий Григорьевич Куликов работал в горкоме комсомола города Арзамас-75 сначала вторым секретарем, затем и первым. Попал он туда очень просто – вызвали в горком КПСС, а Куликов тогда был кандидатом в члены партии, и сказали: «Есть такое слово – надо». Нужно было обновлять «постаревшие» комсомольские кадры Арзамаса-75, и кандидатура Куликова, уже хорошо показавшего себя на комсомольской работе в самом крупном цехе третьего завода, устраивала. В партию Геннадий Григорьевич вступил по собственному желанию.
Картинка
– Мы ведь все люди «оттепели». Поэтому у нас надежды какие-то были на просветление, на улучшение демократии, хотели свободы. Я верил во все, что говорил Хрущев, верил, что в восьмидесятом году будут построены основы коммунизма. Весь наш актив – шестидесятники. Желтый листок с фамилиями и телефонами. «Список комсомольского актива 1963-66 г.г.» Читаю: Аверьянов Игорь, Буглова Раиса, Веретенникова Людмила, Праченко Альберт, Понеделко Виталий, Милюков Анатолий, Курина Нелли… Ага! Взгляд останавливается на знакомой всем горожанам фамилии. – Да, – подтверждает Геннадий Григорьевич, – Радий Илькаев в те годы был комсоргом комсомольской группы теоретиков. Приходил все время к нам с отчетом о комсомольских взносах. Куликов перебирает старые фотографии. – Вот таким я был в то время... Здесь Янаев к нам приезжал. Секретарь обкома он тогда был. Он выступал у нас как делегат XXII съезда партии. По итогам этого съезда состоялось заседание, актив в Доме пионеров. – Тот самый Янаев? – поражаюсь я. – Тот самый, гэкачепист. – Он каким человеком-то был? – Хорошим. Его любили у нас. Общительный, грамотный, эрудированный. Просмотр продолжается. Каждая из черно-белых карточек что-то говорит их хозяину. – Это вот какой-то юбилей… Это Ивановский… И вот что интересно. Это – Пуго. – Неужели в Сарове? – не устаю удивляться. Пуго – «застрелившийся» в гэкачепистские же времена председатель КГБ СССР. – Да, он курировал комсомольскую организацию в свое время. Нашу областную. Многое из того, что сегодня считается в Сарове чуть ли не вековечным, начиналось, закладывалось именно в то время, в шестидесятые. Поэтическое объединение «Радуга» организовывалось под комсомольской эгидой, и Куликов, будучи замом по идеологии, председательствовал на организационном собрании будущей «Радуги», вел его. – Гелия-то поставили мы, горком комсомола. Но мы все это делали демократично. Мы их собрали, разговорили… Возили наших поэтов в Горький на творческий съезд. КВН в Сарове фактически начался с 1963 года. – Начали мы с низов. Мощное было движение. Зал ДК набивался битком. Один из деятелей нынешних сказал как-то, что комсомола в стране уже нет, а КВН работает за комсомол. Тогда же на городском радио появилась первая молодежная программа. – Ну, передачи же сухие, сухомятина. Они известия давали и все. А мы решили «Молодежную искру» раз в неделю выпускать. С молодежной тематикой из комсомольских организаций, с выступлением комсомольских активистов. И с обязательным включением музыки. И песня какая-то модная, и музыкальные заставки между выступлениями. И у нас получилась-то вот такая радиогазета! Боевая комсомольская дружина – БКД, совершенно уникальное образование, необычайно действенное. Чтобы отличить бэкадешников от обыкновенных дружинников, повязки у них были не красные, а голубые. – Мы-то не знали, что голубые повязки – это цвет Организации Объеденных Наций, оправдывается Куликов, – и с повязками ООН по городу ходили. В отличие от ооновцев бэкадешники не стесняли себя соблюдением законов. – Проводили массовые рейды. Например, рейды по девицам, которые развращают молодежь. Обычно это было в дни получки и аванса. Милиция давала нам адреса этих «красных фонарей», и там уже нужно было на каждую точку человек пять-шесть. Милиция по закону не имела права заходить в квартиры, а с комсомольцев какой спрос? Мы стучали в дверь: «Комсомольская дружина, открывайте!» Нам открывали, и мы там чуть ли не обыски устраивали. Я, правда, стеснялся. Знал как-то, что трое человек в шкафу спрятались, но открывать его не стал. В СССР в отличие от сегодняшней РФ ни один молодой человек не оставался без внимания государства, в том числе и в лице комсомольской организации. Работа велась со всеми, не только с комсомольцами. В каждом пионерском отряде, в каждом школьном классе был вожатый от шефов. После работы шеф-комсомолец с производства шел в школу, в кружки, в секции, ходил с ребятами в походы. Шефствовали даже над воинскими заставами. Оттуда, из шестидесятых, вышли организационные принципы работы нынешних подростковых клубов. – Балеевский Анатолий организовал ежегодный сплав на плотах по Мокше. Набрал ребят из неблагополучных семей из-за реки, с Дикого. Зимой они готовились, летом сплавлялись. А отвечали мы. И отвечать было за что. – Помню, во время турпохода сплавщики не вышли на связь в положенное время. Тогда ведь мобильных телефонов не было, и туристы делали контрольные звонки из населенных пунктов, мимо которых проплывали. Когда очередное донесение не поступило в горком, мы вместе с милицией на «Козлике» через заповедник по Мокше искали группу, пока не нашли. Всю ночь ездили. Все это, конечно, хорошо, думал я, глядя на увлеченного прошлым Куликова – и «оттепель», и святая в нее вера. Но ведь он, будучи первым секретарем горкома ВЛКСМ, входил в обойму первых лиц города, а мы знаем, что с хлеба на квас они перебивались. Не скажу, что простой Саров тогда жил плохо. Да, были хрущевские хлебные очереди – сам в них мальчишкой стоял. Помню, как отец, приезжая из московских командировок, привозил целые авоськи «городских» булок; они по зимнему времени вывешивались в мороз за окно. Старшие, пережившие шесть войн, начиная с русско-японской 1905 года, знали, что делать с промерзшими батонами, и из духовки сопровождаемый соответствующими запахами мать доставала как будто свежеиспеченный хлеб. В целом же в секретном городке никто не бедствовал. Можно было спокойно купить армянский коньяк, хорошее вино. Можно было купить колбасу, причем настоящую «Докторскую», а не из опилок, как сейчас. Но был и дефицит, как же в СССР без дефицита – в основном импорт: мебельные гарнитуры, шмотки, косметика, фрукты… Из наших товаров – сырокопченые колбасы, карбонат, коробочные наборы шоколадных конфет, качественная звуковая техника, естественно автомобили – всё это считалось роскошью. – Да, – соглашается Куликов. – В генералке («генеральская» столовая – А.А.) был список на изысканное продовольствие. Я был в этом списке. Но принципиально не пользовался им. Ни разу. Хотя начальник ОРСа всё меня спрашивал: «Ген, чего ты не пользуешься списком?» Один раз мой комсомольский начальник, я был тогда замом по идеологии, предложил заказ для пробы. Продукты самые что ни на есть изысканные. Вплоть до ананаса. Я потом заехал – все упаковано, счет – пожалуйста. И таким списком пользовались порядка сотни человек. Сколько прихлебателей-то. Инструктора, инспектора… Я понимаю – Харитон, Сахаров, Зельдович… Но их же не сто человек. И совестливый шестидесятник Геннадий Григорьевич Куликов не выдержал. – Я по собственному желанию ушел в шестьдесят шестом году, меня не отпускали. Горком комсомола выполнял по существу роль молодежного отдела горкома партии. И не только у нас, это везде так было. Что в райкоме партии, что в горкоме – скажут, и руки по швам – выполняй. Ну, поспорить ты можешь, конечно. По-ленински комсомол – приводной ремень. Профсоюз – приводной ремень, советская власть – приводной ремень. Правит партия, а комсомол – кадровая для нее подпитка, резерв. Идеология, собрания, бумажки, отчеты… Куликов же, классный специалист, тоскуя по настоящей работе, уехал в Горький, где работал по специальности в Горьковском конструкторско-технологическом бюро измерительных приборов. Руководил научной группой из тридцати человек. Несмотря на столь невинное название, бюро разрабатывало датчики ракет земля-воздух и воздух-воздух. В СССР все было засекреченное, всё было военное. Но и там его не оставляли в покое. – Секретарем Приокского райкома партии в Горьком был Ковыляев, и он хотел меня в свои кадры затащить, партийные. Ну я и давай когти оттуда рвать… А тут меня пригласил Григорьев Михаил Агеевич (тогдашний директор нашего третьего завода – А.А.). Случайно в Москве встретились в командировке. Он мне сразу без всяких разговоров предложил цех, квартиру и ясли для сына.
Картинка
Так круг странствий Геннадия Григорьевича Куликова завершился. Урал, где он родился, Куйбышев, где учился, целина, где был студентом, Арзамас-75, куда попал по распределению, Горький и снова Арзамас-75. Из всех этих географических названий нынче на карте остался только Урал. Вот тут хорошо бы в жилу по-журналистки сказать: «Но остаются дела, остается…» Конечно, остается. Только все меньше и меньше. Выхожу из куликовского подъезда. Напротив на скамейке трое парней с сигаретками. Бездельное гоготанье, плевки, мат…
Андрей Алексеев

Опубликовано 02 февраля 2011г., 01:21. Просмотров: 3011.

Комментарии:


Николай Анохин Николай Анохин
06 февраля 2011г., 19:37
Цитировать это сообщение
Замечательное интервью! И - никто не отзывается...
Героя заметки я, к сожалению, не знал и не знаю - я в Сарове лишь с 68-го. Однако про БКД слышал! Но в моё время эта структура полностью заменилась ДНД...
И про рейды по квартирам из уст очевидца - это ж весьма интересно! Можно было бы поподробнее! А то - "в шкафу трое... открывать не стал..." Побоялся? Дружков не выдал?
А книгу-то Геннадий Григорьевич писать собирается? Биография у него - богатейшая!
))

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика