Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Нужно было – и все!

Нужно было – и все!

Когда в начале октября 1991 года в закрытом городе Арзамас-16 вышел первый номер газеты со странным названием «Саров», у многих это вызвало скептическое отношение. Во-первых, потому, что газета частная (в закрытом-то городе!). Во-вторых, название какое-то ветхозаветное, как сказал один из друзей-учредителей – «покрытое монастырской пылью времен». В-третьих, учредители какие-то несолидные – мелкий предприниматель да нищий журналист. В общем, в то, что газета «продержится на плаву» достаточно долгое время, мало кто верил… Теперь честно скажу, не очень-то верили и сами учредители! И действительно, «Саров» не единожды стоял «на краю», как, впрочем, идёт по краю и ныне… Однако же ДВАДЦАТЬ ЛЕТ – не фунт изюма, или как говорил герой фильма «Доживем до понедельника», – не кот начихал. Арзамас-16 переименован в Саров и, шутим мы, это единственный случай в мире, когда город назвали в честь газеты, а не наоборот, как это обычно бывает; вместе с газетой выросло целое поколение людей, не знавших комидеологии, плюсов и минусов советской власти; вместе с горожанами мы пережили всяческие ваучеризации, деноминации и дефолты, невыплаты зарплат, МММы, войну в Чечне и теракты, всевозможные радости и трагедии… В октябре газета отметит 20-летие, и все эти 20 лет журналисты «Сарова» были вместе с горожанами, работали на благо города и его жителей.
Картинка
Говорят, газета – однодневка. Сегодня прочитали – завтра забыли. В каком-то смысле это так. Но не всегда: многие события западают в память и в сердце… А уж газетная подшивка – это самая настоящая «Хроника жизни» – и города, и страны. Полистаешь её – сколько тут событий мимолетных и знаковых, принципиальных и шумных, но не оставивших следа, сколько забавного и грустного… Читаешь и осознаешь, как сильно меняется жизнь. Даже на протяжении двух десятков лет… «Вера» («Саров» № 38 (42), стр. 1, 3) Сентябрь 1992 года. На первой полосе «Сарова» крупным планом фотография Алексея и Татьяны Криницких во время венчания. Вообще, это было одно из первых венчаний в саровской часовне при городском кладбище. Ни один храм тогда в Сарове еще не действовал… «Далеко ли ушли те времена, когда человеку из Арзамаса-16 для того, чтобы крестить ребенка или обвенчаться с любимым, приходилось ездить за пятьдесят верст в Арзамас и совершать нужный ему обряд тайком. А теперь в закрытом Сарове началась церковная жизнь. Полгода как появился в городе свой священник, а все уже привыкли к отцу Владимиру и воспринимают его труды в Сарове как должное. А сделано им уже немало: только таинство крещения приняли за это время уже более 1000 горожан. Теперь в Сарове принимают таинства исповеди, причащения, соборования. Освящено несколько государственных и частных предприятий (в том числе и наша газета). Вот и венчаться теперь можно здесь, в Сарове». Сегодня эти строчки вызывают невольную улыбку. Уже трудно представить Саров без действующих церквей, храмов, часовен. И люди, решившие связать свои судьбы церковным браком или креститься, сегодня не вызывают удивления. Но это взгляд со стороны. Интересно узнать, как к этому относятся сами герои, Алексей и Татьяна Криницкие, спустя почти двадцать лет?..
Картинка
– Положа руку на сердце, венчание для вас было все-таки своего рода данью моде? Или «душа попросила»? Алексей: – Может быть, процентов на пять… десять – «дань моде». И еще процентов на десять – «душа попросила». Остальное неформализуемо. Татьяна: – Начала бы я все-таки не с венчания, а с крещения… Лет сто тому назад, нахальным слётышком, потащилась я как-то на Пасхальную литургию у бабки в деревне. То есть не на саму литургию, а к церкви с компанией таких же придурочных подростков пришла поглазеть. Если вспомнить начало семидесятых, то не самое лучшее время для отправления православных обрядов. Вокруг церкви стояло оцепление из дружинников, бабка могла бы меня сквозь него с собой провести, но, поскольку остальным вовнутрь пройти не светило (родители колхозники – им в церковь было низзя!), я осталась с ребятами. Ну, мы покрутились рядом с церковной оградой, я еще долго по-козьи пялилась на надпись электрическими лампочками «ХВ» и все пыталась сообразить, а чего же там десять-то? Однако потом нас дружинники шуганули по домам – служба начиналась поздно, а подростков тогда конкретно пасли. Наутро бабка Люся пристала: «Татка, давай тебя окстим». Я, естественно, на дыбки: мол, мне никак, бабуль, я ж комсомолка и комсорг в классе, то, сё… Упиралась как могла. Креститься поехала (сама не понимаю, почему мне стало это надо) семнадцать лет спустя в Арзамас. Рационального объяснения нет. Из комсомольского возраста вышла плюс четверо по лавкам. Потом свозила туда же, в Зимний собор, своих старших мальчишек, младшего – в Дивеево, в Казанский храм. А с самой мелкой поехали домой, под Кострому. Именно в ту церковь, в которую сама когда-то не вошла. И моя старенькая деревенская бабка Люся (царствие ей небесное), надуваясь от счастья, была дочке крестной. Муженька потом пару лет еще уговаривала креститься. И не убедила бы, поскольку нет пророков в своем отечестве, помог тогдашний священник отец Владимир Алясов. (Какой же мудрый и добрый!) Он же нас и обвенчал. Модно или немодно венчание – это дело тридцать восьмое, нам просто это нужно было сделать. – Как отнеслись к вашему венчанию (довольно редкому в те времена явлению) дети, родня, близкие, сослуживцы? Алексей: – Дети восприняли как должное, поскольку маленькие были (apropos: даже обидно бывает, когда они что-то, для нас в их время недоступное, принимали как естественное, байдарочные походы, например), остальные положительно. Татьяна: – Как отнеслись окружающие? Родные далеко, друзья порадовались, помогали организовать. А дети?.. Лёша прав: они восприняли это как нечто вполне естественное. Что же до остальных… А мы спрашивали? Это наша жизнь, сами решаем, как проживем. – А когда крестились? Понятно, что некрещеным венчаться, разумеется, нельзя и, тем не менее, с чем был связан этот шаг?.. Ведь вы оба крестились, если не ошибаюсь, когда у вас уже были дети? Так почему? Как пришло решение? Алексей: – Как пришло?.. Наверное, многие были крещены, особенно старшее поколение… Вообще, стимулировало заболевание, от которого вполне можно было помереть. – Кстати, если бы не венчание, ты бы, Алексей, крестился? Ты ведь, кажется, стал православным незадолго до венчания? Алексей: – Да, так получилось. Но венчание и крещение для меня – это независимые события… Мне было 35 лет, когда я принял крещение. Дети уже были… – Так что это было для вас? – Приобщение к Богу, как бы его ни понимали. Татьяна: – О крещении я все уже сказала. Не было никаких «зачем, почему» и прочих вопросов. Нужно было, и все. – Прошло 20 лет. Есть ли ощущение, что венчание что-то привнесло в вашу жизнь? Может быть, в мистическом плане. Изменилось ли мироощущение? Алексей: – В реальном плане – да, дополнительный стимул сохранять семью. В мистическом? Скорее крещение принесло некое успокоение, что и помогло не скончаться. Вот так, очень конкретно. Татьяна: – Я и мистика?! Не смеши меня! И не думала я ни разу, что за фиговина такая – «мироощущение». Прости, я девочка простая и незамысловатая: мое щенячье дело, чтоб у семейки еда в холодильнике была, белье чистое в шкафах, в ванной – порошок стиральный, шампуни и всякие разные «помойные» средства, чтоб у детей из носу не текло (пока маленькие были), а собака в хорошем настроении и животом не маялась. Ну и еще чтоб книги удавалось покупать, какие и сколько хочется. Да! И чтоб на работу бегом, с работы… можно спокойным шагом. А про мироощущение мне, прости, ни разу не известно. – Кто-то из детей уже обзавелся семьей, кто-то – еще нет. Вот вы советуете детям венчаться? А если вдруг они спросят: зачем? Что вы ответите на этот вопрос? Алексей: – Нет, советовать не буду, это выбирается или не выбирается лично. Старший венчался (кстати, невеста настояла), и меньше чем через год они разошлись. Второй и третий сыны женаты, не венчаны. Брачные венцы подобны мученическим, претерпевший до конца ближе к спасению, но не все готовы их понести. Зачем? Для вящей ответственности. И вообще, религия вырабатывает культуру, которая, между прочим, к искусству не сводится. Культура общения, культура обработки металлов… Вот фанатизма только не надо. До понимания взаимодействия с социальной формой материи дорастать долго, «Бог наставляет» проще, хотя это одно и то же. Татьяна: – Если дети спрашивают совета, венчаться ли, значит, не готовы. Стоит подождать, когда для них необходимость венчания станет очевидною. Насчет ответственности, культуры общения, социальной формы материи Лёша мой как по нотам спел, у меня проще: хочешь венец, подобный мученическому, нести – валяй. Но потом уж не плачься и учти: его не сбросить и от него не отречься. …Сегодня уже трудно представить Саров без действующих церквей, храмов, часовен. И люди, решившие связать свои судьбы церковным браком или креститься, сегодня не вызывают большого удивления. Однако и сегодня невозможно остаться безучастным при виде младенца, окунаемого в купель со святой водой или пары с венцами над головами, идущей со сосредоточенными лицами под пение «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе!». Как и двадцать лет назад, священник в молитвах перечисляет имена ветхозаветных праведников, он просит Господа даровать венчающимся «видеть чада чадав», «исполнить дома их пшеницей» и дать им любовь… А ты стоишь и пытаешься понять: так что же такое венчание – начало или итог? Алексей: – Разумеется, и то, и другое, – «начало новой, благодатной, освященной семейной жизни», «конец неуверенности», одновременно ни то и ни другое: вступление в общность православно венчанных, приобщение к культуре предков, продолжение их духовной жизни своей, некоего перманентного процесса. Татьяна: – Да все вместе – у взрослых, вменяемых людей.
Елена Кривцова

Опубликовано 09 февраля 2011г., 04:05. Просмотров: 3151.

Комментарии:


Николай Анохин Николай Анохин
10 февраля 2011г., 21:44
Цитировать это сообщение
Н-да...
Интересную нашли сцепку - 20-летия газеты и церкви!
А для неверующих, значит, это - пустая дата?
Кроме того, зачем так выпячивать-то свои религиозные ощущения? Скромнее надо быть! Хоть Вы, уважаемые Криницкие, и связаны неразрывно с "Саровом", но на весь город хвалиться своей религиозностью не следовало бы!
Николай Анохин Николай Анохин
11 февраля 2011г., 18:35
Цитировать это сообщение
Простите, приходится продолжить...
Тут один коллега упрекнул меня - чего, мол, лезешь в разные газетно-журналистские свары и жвачки? "Пишут друг о дружке всякое, то гадости, то благолепие. Чтоб заработать и заполнить газетную пустоту..."
Меня такое грубое суждение не столько позабавило, сколько раззадорило!
Я давно подозревал, что в "ГК" есть тайный агент "Сарова". И вот в этом, наконец-то, убедился воочию - глубокая и проникновенная статья Елены Кривцовой о своих друзьях из "ГК". Однако в этом случае, по-моему, Елена переборщила, выставив на всеобщее обозрение, хоть и под благовидным предлогом, довольно интимные стороны своих друзей...
Что ж, в тон ей и я дарю "презент"...
***
В газетах, с друзьями мы - просто Криницкие,
Но в душах, пред Небом давно мы - Христицкие!
И если "ГК" вдруг от нас отвернётся,
Служить не "Сарову" нам - Церкви придётся...

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика