Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - «Мы не чужие друг другу...»

«Мы не чужие друг другу...»

Более сорока лет прошло с тех пор, когда мы работали в четвертом инструментальном цехе завода «Авангард», но не уходят из памяти образы простых работяг, заложивших ядерный щит нашей державы, монолитный фундамент безопасности России. Уходит время, и невозможно не рассказать о тех временах, людях той поры, патриотического порыва, людях, которые участвовали в деле создания ядерного щита Отечества для противостояния американской военщине. Необходимо поведать нашему новому поколению, выросшему в увядаемом времени истины, то, что мы – люди поколения послевоенных лет – пережили, отдавая все силы, здоровье, молодость работе на благо Отчизны и укрепление обороноспособности нашего государства… …Наш цех с гордостью называли – инструментальный. В нем работали мало кому известные по тем временам, а сейчас тем более, сотрудники разных профессий, отобранные из многих городов необъятной страны. Выбирали особо талантливых молодых, грамотных, энергичных, мудрых и проверенных жизнью, учебой, работой людей. Работали, можно сказать, по-божески, по-христиански, по-рабочему справедливо, не обижая, а помогая, обучая, лелея молодых рабочих в освоении специальностей, что отвечало коллективному труду, дружбе, товариществу и принципу «Один за всех и все за одного» – это было похоже на скопление сросшихся кристаллов… Все помнили и было в сознании, в душе у каждого, что недавно закончилась чудовищная, страшная опустошительная полоса Отечественной войны и все, что было живое, пригодное для отпора нацизму, а среди рабочих цеха работали участники войны, напряглось и победило, а затем поднимали из руин великую державу…
Картинка
Алексей Васильевич Клепча, токарь-расточник
Но снова появилась американская угроза ядерной войны, и вот тогда нашему поколению пришлось работать засучив рукава, работать с полной отдачей сил, энергии, выполнять почти невыполнимые срочные заказы, работать сутками без выходных, питаться всухомятку.
Картинка
Иван Иванович Мохов, начальник смены
…Одним из участков высокоточных, особо важных работ руководил Иван Иванович Мохов. В его подчинении работали мастера и армия рабочих разных специальностей: токари, слесари-лекальщики, фрезеровщики, шлифовщики профильной, плоской, круглой, резьбовой, бесцентровой обработки деталей. Работа подчинялась неписанному закону взаимодействия, помощи и взаимовыручки среди рабочих при выполнении напряженных планов работ. Рабочие поговаривали, что Ивана Ивановича можно сравнить, помимо его основных обязанностей, с УСТАВЩИКОМ, которые были в 17 веке на заводах, и они отвечали за то, чтобы продукция выпускалась установленного образца по уставу и в намеченное время... Иван Иванович был непререкаемым авторитетом не только как руководитель коллектива, но и как несравненная самородная личность таланта, природного ума, знания изнутри приемов выполнения сложных работ. Вспоминается, как однажды очень сложный малогабаритный калибр не поддавался сборке, а он – «злополучный неподдаваха» – на контроле высшего руководства завода, и от его изготовления зависели сроки отправки изделия на полигон. Мохов взял готовые детали, осмотрел, застыл в спокойной позе за слесарным столом, вооружился молоточком, что-то «похитрил», почти не дыша, собрал калибр, погладил его и сказал: можно отнести в группу технического контроля. Там проверили, добавив, «это же Мохов собирал». После его сборки можно было бы уверенно выписать паспорт, поскольку он имел личное клеймо качества. Когда у Ивана Ивановича выспрашивали секреты его работы, он нехотя отвечал: «Не знаю, не могу объяснить, но микроны, детали чувствую на ощупь, душой, умом и пальчиками». Вот такой был человек, который с особой сердечностью и яркостью остался в памяти тех, кто с ним общался, работал. Гений своей профессии.
Картинка
Владимир Иванович Абакумов, слесарь-лекальщик
...Жизнь с ее быстротой и круговоротом трудных, тяжелых дней, радостных воспоминаний оставляет в памяти отдельные случаи, события, эпизоды и черты. Эти кусочки жизни, мозаики начинаешь обобщать, собирать мысленно, сопоставлять, раскладывать на добро и зло, хорошее и плохое, отрицательные мысли, слова забываются, стираются в памяти, безвозвратно уходят в бездну небесную из души и сердца. Остается положительная замечательная мысль, заставляющая с грустью порадоваться, что волею судьбы довелось работать и общаться со скромным, высоко порядочным человеком, дорогим для нас Иваном Ивановичем Моховым, который отвечал своей жизнью одному классическому изречению «мы не чужие друг другу, а братья перед лицом господним и государством; жизнь коротка, а искусство работы вечно»… Профессиональные, семейные династии существовали в нашей стране веками... На слесарном участке под руководством мастера Алексея Панова работали слесари-лекальщики 7-разрядники, отец и сын Абакумовы, Владимир Иванович и Александр (он и сейчас работает, выполняет высокоточные лекальные работы), а рядом с ними Герасимовы – Михаил Федорович и Анатолий. Однажды один из руководителей завода объявил на совещании, что необходимо срочно и даже сверхсрочно изготовить геометрически сложный, а технологически почти нереальный калибр, и добавил, что это государственный заказ; самолет будет через три дня. «Работайте, – добавил иронически, – я еду на рыбалку, а вы «негры» – за станки. Приеду через три дня, калибр должен быть готов». Обсудили ситуацию, изучили чертежи и приступили к работе, а через трое суток калибр был готов. Работали круглосуточно, питались пирогами и бубликами – тогда электрочайников не было, а титанов и подавно. Особо отличились, как и всегда, токари Александр Жарков, Юрий Троценко, Владимир Прихотько, Надежда Волкова, Евгений Левкин, Анатолий Бобров, расточник Владимир Жигулин, фрезеровщики Виктор Морозов и Николай Царьков, шлифовщик Василий Киселев. Токарь Нина Полетаева на своей «швейной машинке» (это станок МН-80) виртуозно изготовила детали замысловатого облика малых размеров. Она ухитрилась приловчиться так выточить детали, что опытнейшие специалисты ахали и благодарили за чистоту работы. Нельзя не вспомнить токаря-интеллигента Николая Ивановича Аминева, который обладал даром умного, скромного, внимательного, душевного человека высочайшего интеллекта. Работал всегда в приподнятом «юмористическом» настроении, всегда чист, опрятен, в костюме, белоснежной рубашке с запонками, при галстуке и начищенных до блеска туфлях. Имел высочайшую квалификацию, выполнял особо сложную работу по изготовлению резьбовых калибров внутреннего применения, без которых немыслима резьбонарезная наружная резьба. Сложность изготовления резьбовых калибров метрической резьбы заключалась в том, что необходима высочайшая точность, да еще в сильно каленой инструментальной стали, а «поимка» невидимых микронов дается талантливым специалистам, филигранно, художественно, с душой исполняющим свою работу. Очевидцы говорили о том, что он на стеклянной бутылке нарезал резьбу. В технологической цепочке изготовления деталей важное место отводилось профильно-шлифовальным операциям, которые выполняли виртуозы: Виктор Морозов, Николай Забродин, Виктор Щербаков, Василии Пухов и Василий Киселев. Они творили чудеса при обработке деталей особой, сверх- и суперсложных конструкций. Слово «брак» не понимали, а говорили полушутя, повторяя, что мы завершаем труд многих людей, и нам не позволено ничего кроме хорошей работы и отличного качества. Вспоминаются работы по изготовлению сверхважного, срочного сферического калибра больших размеров.
Картинка
Владимир Трофимович Жигулин, токарь-расточник
…Токарь Александр Жарков на большом станке выточил шаблоны, установил большую заготовку, и мы подумали, неужели из нее получим желаемую деталь, и даже в голове промелькнуло – нужно. Но опасались за точность и сроки. Приостановили работу, снова обсудили технологический процесс, термисты предложили ускорить операцию естественного старения, а за это время мы выполним другие. Так и порешили. Мы знали, что Жарков был первым между равными токарями на больших станках. Он так быстро и точно обработал деталь, что Владимир Жигулин ахнул и стал устанавливать на свой координатно-рассточной станок эту сферическую деталь-красавицу. Выставил, проверил координаты пяти точек по чертежу и расчетам технологов, оказалось несовпадение в несколько градусов. Нас прошиб холодный пот – вот незадача! Звоним ночью инженеру-технологу, объясняем полусонному, а нам в ответ: «Делайте по моим расчетам», но нас это не удовлетворило. Вскрыли комнату технологов, подобрали справочники, сели за расчеты, и тут наши опасения подтвердились – мы правы. Но. Нужно работать в режиме скорости – время полуночное, а утром деталь должна быть готова. Владимир Жигулин по нашим расчетам начал работу, рассверливать и растачивать отверстия и другие операции. К утру деталь была готова, напряжение сильнее шторма… И вот появляется директор завода М.А.Григорьев, а с ним свита во главе с руководителем военно-сборочной бригады полковником Киткиным и другими высокопоставленными лицами. Деталь еще тепленькая, чистенькая, блестит... Мы доложили о готовности детали и порекомендовали руководителю центральной заводской лаборатории контроля принять по чертежу на станке. Но вмешались технологи и внесли свои замечания особого содержания: за точность координат пяти отверстий не отвечают, т.к. выполнено не по их расчетам. Получилась ужаснейшая ситуация, все взгляды на молодого мастера (автора этого очерка), но Михаил Агеевич тихо спросил: «Гарантируете точность?». Ответ был абсолютно положительный. Тогда директор говорит Киткину: «Принесите сюда изделие, и мы проверим». Произошла заминка, но Михаил Агеевич подтверждает: «Распорядитесь принести в чехле, а мастеру и Жугулину я доверяю, тем более мастер пришел к нам из горкома комсомола». Через некоторое время был доставлен интересный по облику узел или изделие. Собрали макет-калибр, осторожно установили, почти не дыша, и все заулыбались – напряжение спало – совпали все необходимые соединения в соответствии с размерами на чертежах нашего калибра и основного изделия. Контролеры не имели права без подробных измерений выписать паспорт качества, тогда Михаил Агеевич еще раз спросил нас, подпишем ли мы документ качества. Порешили – вместе с ним подписать и… как гора с плеч. Стоим небритые, обросшие, голодные, усталые, но радостные… Вспомнили, что на медали за русско-японскую войну была надпись: «Вознесёт тебя господь в своё время». Но мы получили только денежную премию… …Вглядываясь в события новой эпохи, замечаю, что некоторая часть молодого поколения необъективно оценивает недавно прошедшее время и в том числе нашу работу по созданию ядерного щита, но есть уверенность, что со временем важность этого будет оценена. Ведь новая страна, еще не понимаемая многими, особо нашим поколением, строится на исторических нравственных основах государства российского, но вопреки этому порой противостоит историческому предначертанию русско-славянского народа. Внутренняя связь между разваленным и нынешним государством должна существовать, рационально развиваться с преобладанием здравого смысла и вопреки отдельным жалким, продажным узурпаторам материальных ресурсов России, которые сбросили страну с 7-го на 143-е место в мире по уровню жизни. …Порой становится грустно, что так быстро и незаметно промелькнуло время, а жизнь скоротечна; но теплятся в сознании, в душе образы мудрых, талантливых людей, с которыми работали сообща по-деловому, воспринимали и выполняли трудные задачи государства, оберегая последующие поколения от возможных агрессоров против нашей страны; образы простых работяг, заложивших ядерный щит нашей державы, монолитный фундамент безопасности России.
Фото из архива автора
Виталий Беляев

Опубликовано 02 марта 2011г., 01:43. Просмотров: 3068.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2021 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика