Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Нас только трое осталось

Нас только трое осталось

Картинка«Потерять работу мы боялись больше, чем облучиться…» 25 лет назад произошла авария на Чернобыльской АЭС. Казалось, за четверть века мир благополучно «похоронил» катастрофу в Чернобыле, признанную самой крупной в истории атомной энергетики XX века. Однако недавняя трагедия на японской АЭС «Фукусима-1» заставила если не по-новому взглянуть на случившееся в СССР, то по крайней мере вспомнить. С горечью, с сожалением: если бы… За прошедшие двадцать пять лет о причинах взрыва четвертого энергоблока ЧАЭС было выдвинуто много разных версий – начиная от ошибок персонала и заканчивая версиями о землетрясении и даже всякими рода диверсиями. По большому счету сейчас это уже не столь важно. Какая бы из причин ни была правдой, произошедшая авария изменила и покалечила жизни тысячам. Чернобыльская АЭС. 26 апреля 1986 года. В результате взрыва на четвертом энергоблоке и вследствие полного разрушения атомного реактора станции в окружающую среду было выброшено огромное количество крайне опасных радиоактивных веществ, среди которых изотопы урана, плутония, йода-131, цезия-134, цезия-137, стронция-90 и радиоактивной пыли. Весь это коктейль напоминал «грязную бомбу». Радиоактивный шлейф протянулся над европейской частью СССР, Восточной Европой и странами Скандинавии. Основное количество зараженных осадков выпало на территории Белорусской ССР. Непосредственно во время аварии острому радиационному воздействию подверглось свыше 300 человек из персонала АЭС и пожарных. Из них 237 был поставлен первичный диагноз «острая лучевая болезнь» (ОЛБ). Сразу же после катастрофы погиб 31 человек, а 600 тысяч ликвидаторов, принимавших участие в тушении пожаров и расчистке, получили высокие дозы радиации. Несмотря на принятые меры по ограничению облучения участников работ по ликвидации последствий аварии, значительная часть из них подверглась облучению в дозах порядка предельно допустимой (250 мЗв в 1986 г.). Всего за два десятилетия от последствий аварии умерли почти 18 тысяч человек, включая детей. КартинкаКогда случилась трагедия, Константин Рудаков работал на третьем заводе инженером-дозиметристом. С самого начала ликвидации аварии десятки работников ВНИИЭФ отправлялись в Чернобыль. А с декабря 1988 года по февраль 1989 поработать в составе «Курчатовской экспедиции» на Чернобыльской АЭС довелось и Рудакову. – Конечно, я представлял куда еду, – вспоминает Константин Борисович. – Поэтому особого страха не было. До меня из нашей лаборатории там уже побывало много народу, некоторые – сразу же после аварии… Вот про них нужно писать, а я – что?.. Каждое слово из Константина Борисовича приходится «тащить клещами»: как работал? Как жил? Как – там же до сих пор «мертвая зона»! Рудаков прячет смущенный взгляд за толстыми линзами очков, искренне не понимая повышенного интереса к своей персоне и все время повторяя: есть более достойные люди… Вот такой он, Константин Рудаков, которого друзья за глаза называют сталкером. – …Жили мы в самом Чернобыле. Нас было шестеро: я и еще пять «партизан» – штатские, которых временно призвали в армию. Они работали строителями. А меня назначили инженером-дозиметристом. Работа моя заключалась в следующем: приходила группа солдат, которым было определено, что нужно сделать внутри блока. Мы – дозиметристы – определяли, сколько по времени они могут находиться внутри помещения. В то время изучали площадь и глубину растекания топлива с помощью установленных бурильных установок... – Ситуация в Чернобыле повторилась в Фукусиме? – Да, там тоже произошло растекание топлива, но, в отличие от Фукусимы, в Чернобыле был мощный тепловой выброс. У нас все было намного страшнее… Японцы присвоили аварии на АЭС «Фукусима» пятый уровень опасности из семи возможных (к тому времени, когда материал был подготовлен, уровень опасности оценили уже как седьмой – авт.). За всю историю развития атомной энергетики высший, самый высший, то есть седьмой уровень был присвоен Чернобыльской АЭС. Константин Борисович работал непосредственно на объекте «Укрытие» – так назывался бетонный саркофаг, который возводили вокруг четвертого блока. – Мой рабочий день длился шесть часов. Радиация? Она не везде была одинаково высокая, местами было даже «чисто», но… мы были глупые, молодые – лазали туда, куда не следовало… Нам так хотелось запечатлеть некоторые места на память. Хулиганили, конечно, фотографировали, хотя в некоторых местах это вообще было запрещено. А кое-где, скажем, внутри самой станции, удалось сделать всего один снимок – уровень радиоактивного фона был такой, что пленка засвечивалась… Защита? Когда ходили на саркофаг, то, конечно, одевали… Картинка– Спецкостюмы? – Да какие там спец… Стройбатовские телогрейки да сапоги… Правда, еще каска. Без нее голову можно было там оставить… – Константин, почему вас называют сталкером? – Почему?.. Я был в помещениях, в которых после взрыва никто еще не был. Это, конечно, не приветствовалось, иной раз ругались… Но кому-то же нужно было измерять уровень радиации и там... Потом я составлял картограмму комнаты. Зато те, кто шел уже после меня, знал, где чего ждать… Ведь станцию нужно было «чистить». Как? Просто: сначала забегал один солдат, намазывал клеем стенку и убегал. За ним шел второй – наклеивал на это место пластырь и тут же убегал. Когда клей подсыхал, бежал третий, сдирал кусок обоев вместе с известкой и убегал… Таким образом снимался радиоактивный слой. Для ликвидации последствий катастрофы была сформирована специальная правительственная комиссия, председателем которой был выбран заместитель председателя Совета министров СССР Борис Щербина. От организации, занимавшейся разработкой реактора, вошел академик В. А. Легасов, который отказывался покидать место катастрофы после нормативных двух недель. Он занимался разработкой средства, которое должно было предотвратить дальнейшее нагревание частей реактора и уменьшить количество попадаемых радиоактивных веществ в атмосферу. Для координирования работ были сформированы региональные республиканские комиссии в Белорусской, Украинской ССР и в РСФСР, различные ведомственные комиссии и штабы. В 30-километровую зону вокруг ЧАЭС начали прибывать эксперты, командированные для проведения работ на аварийном энергоблоке и на прилегающих к нему территориях, а также воинские части, как регулярные, так и составленные из срочно призванных резервистов. Позже всех их стали называть «ликвидаторами». Ликвидаторам приходилось работать в зараженной зоне посменно: те, кто набрал максимально допустимую дозу радиации, уезжали, а на их место приезжали другие. Картинка– Говорят, «чернобыльцам» помогала водка, якобы ею чуть не мылись… – Про то, что мылись, сказки, конечно. Официально там был реальный сухой закон. Того, кого ловила милиция, высылали с «волчьим билетом» сначала из Чернобыля, потом могли и с работы попросить. – Чем же вы спасались? – Водкой. Там ситуация была такая… Никто, конечно, на рожон старался не лезть, но, например, наша бытовка, где мы переодевались, была недалеко от четвертого блока… Внутри саркофага работала группа «Альфа»: измеряла воздух, реактор же все время дышал радиоактивными газами. Помню, в 88 году, как раз на Новый год, поднялся сильный ветер, и реактор начал сильно фонить. Пришлось срочно всех людей выводить, а работу закрыть. В первое время после катастрофы главные силы были брошены на уменьшение радиоактивных выбросов из взорвавшегося реактора и предотвращение ещё более серьёзных последствий. Затем начались работы по дезактивации прилегающей территории и захоронению разрушенного реактора. Вокруг четвертого энергоблока возвели бетонный саркофаг. Однако работа первых трех энергоблоков станции была возобновлена, в связи с чем все радиоактивные обломки, найденные на территории станции, были законсервированы в саркофаг и залиты бетоном, а энергоблоки прошли процедуру дезактивации. Строительство саркофага было завершено в ноябре 1986 года. При возведении саркофага были и человеческие жертвы: 2 октября 1986 года возле 4-го энергоблока, зацепившись за подъемный кран, разбился вертолёт Ми-8, все четыре члена экипажа погибли. – Самое сильное ощущение? Покинутые деревни вокруг Чернобыля: все заросшее, покореженное… Мертвая зона. Зима была, помню, слякотная… До сих пор жутко вспоминать... А испугался по-настоящему я только однажды… Когда чуть не остался навсегда внутри кабельного колодца. До определенного уровня долез и чувствую, что ни туда ни сюда. В общем, застрял. Кругом темно и, главное, никто не знает, что я полез, до меня там вообще никого еще не было… Тут, конечно, струхнул сильно, начал паниковать. Потом успокоился, стал потихоньку крутиться вокруг себя… Ну и вылез задом... Официально о катастрофе впервые было сообщено по телевидению 28 апреля. Информационное сообщение было крайне скупым, сообщалось лишь о нескольких погибших. О масштабах катастрофы никакой информации представлено не было. Лишь позже они были официально озвучены. После проведения замеров радиационного фона было принято решение об эвакуации населения близлежащего города Припять. В первую очередь эвакуировали жителей 10-километровой зоны вокруг станции. Позже было принято решение об эвакуации людей из 30-километровой зоны. Населению категорически запрещалось брать с собой какие-либо вещи, кроме документов. Их уверяли, что они в скором времени смогут вернуться в свои дома. Скот и домашних питомцев эвакуировать также запрещалось. Впоследствии были сформированы специальные отряды по отстрелу одичавших животных. По данным радиационной разведки были проложены оптимальные маршруты эвакуации. Тем не менее никаких сведений о существующей радиационной опасности местным жителям сообщено не было. Также не было никаких рекомендаций по снижению воздействия радиации на организм. Картинка– В Чернобыле на каждого, кто там работал, выдавался индивидуальный дозиметр, но мы им не пользовались. Ходили на саркофаг со своими личными приборами. Дело в том, что если бы мы официально получили дозу больше определенной, то нас могли бы вывести из атомной промышленности – запретить заниматься этой профессией. Потерять работу мы боялись больше, чем облучиться… Последний день в Чернобыле?.. Помню, я залез на трубу реактора. Правда, невысоко. Выше радиационный фон был уже такой, что нельзя было лезть… Зачем полез? Оставил на память на трубе свою каску… …Чернобыль не остался в долгу. На память о себе он оставил Константину Рудакову сильно пошатнувшееся здоровье, и это еще мягко сказано… А еще пачку черно-белых уже начинающих желтеть фотографий: вот Константин Рудаков с друзьями-«партизанами»; он же, но уже на фоне четвертого блока, а вот опять Костя – молодой, дурашливый, улыбающийся… – Вспоминаете с коллегами по заводу Чернобыль? Константин долго молчит, прежде чем ответить: – Из лаборатории нас только трое осталось: я, Борис Гурин и Владимир Кокоулин. Это все… Остальные… «сгорели». Согласно постановлению Кабинета Министров Украины «О досрочном прекращении эксплуатации энергоблока № 3 и окончательном закрытии Чернобыльской АЭС», 15 декабря 2000 года в 13 часов 17 минут поворотом ключа аварийной защиты навечно прекратил свою работу атомный реактор энергоблока № 3 Чернобыльской АЭС. Станция перестала вырабатывать энергию. Весной 2004 года Европейский банк реконструкции и развития объявил тендер на проектирование, строительство и ввод в эксплуатацию нового саркофага для ЧАЭС. Победителем тендера в августе 2007 года была признана компания NOVARKA, совместное предприятие французских компаний Vinci Construction Grands Projets и BOUYGUES. Прихотливая штука – человеческая память, из самого неподходящего материала человек готов лепить себе игрушки и развлечения: в 2010 году власти Украины объявили: место самой страшной аварии на чернобыльской АЭС станет туристической достопримечательностью. Экскурсантам будут показывать Чернобыль, а также поведут на специальную смотровую площадку, откуда хорошо виден саркофаг. Туристы смогут увидеть и покормить огромных сомов в охладительном пруду АЭС и даже побывать в городе Припять. Уровень радиации в Чернобыле, по оценкам специалистов, остается по-прежнему сравнительно высоким. Разум есть сложный инстинкт, не успевший еще сформироваться. Имеется в виду, что инстинктивная деятельность всегда целесообразна и естественна. Пройдет миллион лет, инстинкт сформируется, и мы перестанем совершать ошибки, которые, вероятно, являются неотъемлемым свойством разума. И тогда, если во Вселенной что-нибудь изменится, мы благополучно вымрем, – опять же именно потому, что разучились совершать ошибки, то есть пробовать разные, не предусмотренные жесткой программой варианты.
(Стругацкие, «Пикник на обочине»)
Елена Кривцова

Опубликовано 22 апреля 2011г., 11:00. Просмотров: 3754.

Комментарии:


Мила Мила
22 апреля 2011г., 13:48
Цитировать это сообщение
Это страшно. Иногда нет-нет да и проскакивают мыслишки о том, что не начало ли это конца? Вот и приходится жить одним днём

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика