Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Тихая моя Родина (продолжение)

Тихая моя Родина (продолжение)

Продолжение. Начало в №22. Что касается самой крепости, то она просуществовала почти век. Но в ХIV столетии отношения Золотой Орды и русских княжеств стали уже иными. Активно шел процесс объединения русских земель вокруг Москвы, укреплялось Суздальско-Нижегородское княжество, расширявшее свои границы на восток вдоль берегов Волги до устья реки Суры. Проводились акции «возмездия» против тех, кто предавал русские дружины… Так войска Суздальско-Нижегородского и Московского княжеств под руководством городецкого князя Бориса и московского воеводы Федора Скибло зимой 1377-1378 годов предприняли успешный поход против монголо-татар в Мордовских землях. Во время похода была захвачена и разорена легендарная крепость, но затем вновь восстановлена. Тем не менее, в 1389 году она окончательно пала, когда последним князем в ней был Бехан. Кстати, почти все княжеские и многие мурзинские фамилии Темниковской Мещеры происходят от ее первого независимого владетеля Бехана (вторая половина ХIV века), потомство которого в силу высокой рождаемости способствовало выживаемости Беханидов. И ходит сейчас какой-нибудь «пурдошанский беханид» по Сарову. А мы и не знаем… Он – тем более. Так вот, по самой правдивой версии, так называемую крепость Сараклыч сжег сам Бехан из-за начавшейся сильнейшей эпидемии чумы… Однако до сих пор существуют другие мифы и сказки о знаменитой крепости, мало уступающие легендам о Китеж-граде. К примеру, по одному из преданий ее разрушили мордовские племена. Другая версия, не расходясь с первой по дате, утверждает, что русские войска под началом Бориса Городецкого, воодушевленные победой Дмитрия Донского на Куликовом поле, окружили крепость. Девять дней длилась эта осада. Татары не выдержали и бежали в глухие темниковские леса. Третья версия, дополняя две первые, гласит о том, что русским войскам было очень сложно взять приступом мощные укрепления, поэтому они постарались выманить противника за стены крепости. Это им удалось, и «малая Куликовская» битва состоялась близь поймы реки Вичкинзы. Русские войска располагались на правом, возвышенном берегу (правее пешеходной проходной в садоводческое общество «Мотор»), а татары – ниже, со стороны Сарова… Эта последняя версия действительно похожа на сказку: ведь дремучие леса не позволяли большому числу воинов передвигаться на сколь-нибудь значительные расстояния (только зимой и только по льду рек), тем более устраивать грандиозные битвы… Может, и было как-то иначе – теперь уже не установишь. Но легенда красивая. Как бы то ни было, в конце ХIV века город-крепость был разорен, и после бурных событий история «забыла» об этих местах. Нет никаких свидетельств о том, что здесь происходило в течение последующих двух столетий. Знаем только, что весь ХVI век был периодом постепенного мирного расселения русских людей по берегам рек, и в то же время – оттеснения мордвы на юг – к Темникову и далее. А как складывалась судьба людей, проживавших тогда, задолго до нас на берегах Вичкинзы, тоже никто не знает. Наверное, все было как в песне Высоцкого: «Триста лет под татарами – жизнь еще та, Маета трехсотлетняя и нищета…» Пишу и думаю: история любит живописать поле брани. Не случайно до наших дней дошли былины о защитнике русской земли Илье Муромце, тоже практически нашем земляке. Но ведь на то они и былины, чтобы приукрашивать прозу жизни… А был-то он, скорее всего, охранником по найму у земледельческой общины, предшественником наших ЧОПов, частных охранных предприятий. И призван был защищать их от разбойников. Кстати, Соловей-разбойник, тоже вполне реальный персонаж, выражаясь молодёжным сленгом, был «братком-беспредельщиком». До христианских времен у язычников нормальным делом считалось давать людям имена птиц и зверей. Этого назвали Соловьем, кого-то Коршуном… Думаю, что никто не хотел зваться Дятлом… Но кто что заслуживал, того так и называли… Так или иначе, военные подвиги и былинные поединки – это лишь частное проявление истории; для народа куда более важное значение имела хлебная нива. Тот же Илья Муромец – богатырь невиданный, но он даже суму пахаря Микулы Селяниновича от земли оторвать не сумел… Вот ведь как все поворачивается в мудрых народных сказаниях… Да, наши предки неброско вершили свои великие дела и не считали это подвигом. Они жили и работали на земле бок о бок с такими же простыми людьми других национальностей и налаживали совместную жизнь без министерств иностранных дел и всяких внешних сношений. Они женились и выходили замуж друг за друга, и вскоре стали жить общей семьей. К примеру, невозможно определить точно ту точку истории, тот рубеж, когда на нашей общей земле русские, мордва и татары стали добрыми соседями и вместе стали заниматься земледелием, скотоводством, охотой, кустарным производством… Вокруг Саровской пустыни
В моей крови Гудит набат веков, Набат побед и горьких потрясений…
(В.Фирсов)
После третьего похода войска Ивана Грозного на Казань в 1552 году, восточная граница Московского государства пролегла как раз по территории нашего края. Служивый люд пограничья (городовые казаки и стрельцы) получал земли под пашни и сенные покосы. Он охранял окраину государства и хлебопашествовал… При таких обстоятельствах возникли Аламасово, Вертьяново, Кременки, Нарышкино… Существовало ли в середине ХVI века Балыково, как полноценное поселение – истории пока не известно… Но известно, что одновременно с новоселами в край диких лесов шли священнослужители. Они выполняли ряд задач государственной значимости: поддерживали в переселенцах здоровую нравственность и обращали в православие языческую мордву, прививая ей чувство принадлежности к Руси. В округе возникали целые монастыри: в Арзамасе (1555 год), Алатыре (1558 год), Пурдошках (1589-1590 годы)… Вероятно, во многом благодаря этому четыреста лет назад, в «смутное время», наша местность, отдаленная от Москвы, не поддержала ни иноземных, ни «своих» врагов, ни самозванцев… Наши предки продолжали трудиться на своей земле… Правда, здешние места все же связаны с известным историческим событием, которое произошло в 1670 году – во времена народного бунта под предводительством Степана Разина… В сентябре разинский есаул Андрей Осипов с отрядом в пятьсот человек прибыл в Кременки и разбил там опорный пункт. Спустя короткое время отряд увеличился до полутора тысяч человек за счет примкнувших к нему крестьян из окрестных селений. Осипов намеревался двигаться на Арзамас, но царский воевода, князь Юрий Долгорукий опередил восставших. Он раньше отправил к Кременкам свое войско под предводительством думного дворянина Федора Леонтьева. В октябре произошла жестокая битва, в которой разинцы потерпели поражение. Убитых было столько, что протекавшая здесь река наполнилась кровью. Хоронили погибших в одной братской могиле. По легенде, первыми на поле боя пришли донские казаки, и поэтому рощу, где они располагались, назвали Казачихой. Когда же после подавления бунта, жизнь народа вошла в будничную колею, балыковскую землю передали в казну (вероятно, в наказание за то, что мурзы отказались принять христианство). Это похоже на правду, поскольку с 90-х годов ХVII века появились у нас на старом городище постоянные жители – монахи. И одним из первых – Иоанн, великий Арзамасец, основавший Саровскую пустынь. В жизнеописаниях первых пустынножителей встречаются упоминания о том, как послушники ходили в ближайшие селения за провизией. Чаще всего в село Кременки, тогда принадлежавшее князьям Долгоруким. Однако на пути к нему никак нельзя было миновать Балыково, которое, в свою очередь, принадлежало князю Татищеву. А вообще, тесная связь Балыкова с Кременками проходит через века… Именно в Балыкове в 1699 году Иоанн в первый раз встретился с заволжскими раскольниками. Так началась его знаменитая миссионерская деятельность. Первый храм Саровской пустыни в 1706 году помогали строить крестьяне и ремесленники окрестных сел и деревень, среди которых были и балыковские умельцы. Не будем повторять общеизвестные страницы летописи знаменитой Саровской обители, которая оказала влияние на скромную деревню, более похожую на рабочий поселок. Монахи часто приходили сюда и при жизни преподобного Серафима, и позже. А дальние родственницы его верного помощника Михаила Васильевича Мантурова до наших дней проживали в Балыкове. В начале ХХ века появились и мои предки по отцовской линии в Присаровье… Их семьи были большими дружными и мастеровыми. По ним я и слежу за своей родословной, которая по отцовской линии обозначилась в начале ХVIII века. Самый далекий из известных мне предков – уланский сотник Петр Ситников из города Краснослободска Мордовии. Затем эта ветвь моей родни стала переселяться в наши края. Дед, как писали в документах того времени, «мещанин Михаил Андреев Ситников» и бабушка Мария Ивановна (которая принадлежала к старинному, но обедневшему дворянскому роду) в 1901 году переехали с дочерью Александрой из города Темникова поближе к Саровскому монастырю и построили дом в Балыкове. Всего в их семье было шестеро детей: две дочери и четыре сына. Последний сын – мой отец Иван Михайлович. А по материнской линии мои пращуры жили рядышком, в Яковлевке. Но о них я практически ничего не знаю, поскольку дед Василий пропал без вести в Гражданскую войну, а бабушка умерла, когда я был еще младшим школьником. Жаль, что подробности расспросить ныне не у кого. Знаю только то, что по этой линии я потомок Лебедьковых и Аношиных. Железо Итак – деревня Балыково. Это северные ворота в Саровскую пустынь. Здесь стояли постоялые дворы для последней ночевки паломников, следовавших в монастырь. Здесь встречали почетных гостей, прибывавших в Саров со стороны Нижнего Новгорода. И именно здесь в 1873 году местный землевладелец, помещик и купец Павел Павлович Менделеев, работавший в министерстве финансов чиновником по особым поручениям, вместе с горным инженером А.А.Износковым построил (по примеру братьев Баташевых – на Выксе, генерала Струве – в Кулебаках и князя Карамзина – в Ташино) чугуноплавильный завод. Кстати, Износков знаменит тем, что в 1868 году на Сормовском заводе запустил первую мартеновскую печь в России. Строительство в Балыкове началось 7 мая 1873 года. Завод поставили на берегу Вичкинзы, а руду для завода привозили на подводах с места добычи. Добывали ее в окрестностях Череватова, потом нашли на Цыгановской проруби (нынешний источник) у поселка Цыгановка. В рудоносную зону, которая была разбросана «гнездами», входили также Дивеево, Елизарьево и окрестности реки Сатис. Местные люди и говорили: «Наш хлеб родится не на земле, а под землей; наше питье не вода – а руда». Примитивные шахты назывались «дудками». Их глубина колебалась от четырех до двенадцати сажен. В начальные годы добыча доходила до 10 тысяч пудов. В 1883 году Балыковским заводом управлял немец Ландезен. В 1888 году завод был заложен в Государственном банке, который передал его в аренду Обществу Шиповских заводов, принадлежавших генерал-майору Николаю Николаевичу Шипову и его кредиторам.
Иван Ситников

Опубликовано 09 июня 2011г., 11:13. Просмотров: 3239.

Комментарии:


Николай Анохин Николай Анохин
14 июня 2011г., 22:23
Цитировать это сообщение
Да, наши корни неисповедимы...
К примеру, фамилия моего кровного батюшки начинается с "Сар...". И всё же я скорее отнесу себя к дальним потомкам татаро-монголов. Как и половина всех россиян...

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2018 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика