Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - «Трясясь в прокуренном вагоне...»

«Трясясь в прокуренном вагоне...»

Накануне выхода этого номера нашей газеты пришло известие, что подведены итоги областного конкурса средств массовой информации и журналистских работ «Семейные ценности – 2011».
Картинка
Первое место в номинации «Лучшая журналистская работа» за опубликованные в «Сарове» главы из книги «Гусеницы неприкаянные» получил давний друг газеты и наш постоянный автор Иван Ситников. Сегодня он отправился в Нижний Новгород, где в Нижегородском кремле министр социальной политики Нижегородской области Ольга Носкова вручит ему заслуженную награду, а мы начинаем публикацию его новой работы – большого публицистического очерка. О том, какие «узелки на память» завязал для наших читателей Иван Ситников… Узелки на память
Узелок №1. Время. Жизнь. Память…
Еду в поезде, смотрю в окно: земля покрылась свежим пухом новой зимы; скоро Новый год; на улицах потихоньку закручивается предпраздничная суета… А жизнь бежит и бежит по своему извечному кругу. Как на ипподроме… В долгом поездном безделье под мерный стук колёс, под позванивание чайной ложечки и приглушенный рокот голосов из соседнего купе вздыхаю, думаю, вспоминаю – словно вяжу узелки на память, чтобы не забыть, чтобы, может быть, когда-нибудь кому-нибудь рассказать…
* * *
Сетки, сумки, авоськи, кульки, шапки, галстуки, сбитые набок. Запах водки, хвои и трески, мандаринов, корицы и яблок. Хаос лиц и не видно тропы в Вифлеем из-за снежной крупы.
И.Бродский
И где только не увидишь порой зримое воплощение этого извечного бега бытия. Для самого себя неожиданно осознал, что совсем рядом с домом, где живу, такой полускрытый и такой щемящий символ: по одну сторону улицы Раменская, в роддоме, люди появляются на этот Свет, по другую, на кладбище через овраг, – уходят на Тот… Как у Сервантеса – «там где могилы, там и колыбель». Да, приходит время родиться, придёт и умирать. А что же такое время? Эх, если б знать! Люди лишь научились измерять его – и что?! Знаем только, что его нельзя повернуть вспять. Оно неумолимо идет, и идёт, и идёт только вперед. И все как-то незаметно проходит, хотим мы этого или не хотим, все меняется: и мир и жизнь… Как заметил однажды писатель Владимир Солоухин, – «самый зловещий звук на Земле – это тиканье часов». Не вой сирен, не разрывы снарядов, а эта размерная поступь времени. Суетимся, обижаем друг друга, торопим время… А оно – торопи не торопи – приближает и приближает твой последний миг на этой земле… А для чего, собственно, нам отпущено это время? Мы даже и не задаём себе этого вопроса… И ничего, ни-че-го в этом мире не может быть неизменным! Ничего? В мире вокруг – ничего. И лишь внутри нас, в так называемой душе, я уверен, могут быть неизменности. За них каждый – осознаёт он это или нет – цепляется из своих последних человеческих сил. А если не цепляется – носит его по пространству без руля и ветрил. Такой «иудушка» и предаст, и убьет… И «прославится» навеки. И пусть «неизменности» эти банальны и рационально неясны – честь, долг, совесть… тем не менее только это и есть у человека… И память услужливо рисует картину из моей очередной чеченской командировки: грязноватый солдатский плац в Аргуне, самодельный памятник погибшим омоновцам и слова на черном камне «Жизнь – Родине, Честь – никому». Наверное, это и есть та мерка, по которой люди делятся на настоящих и ненастоящих… Другое дело, время ныне такое, что о них, этих «неизменностях», стесняются даже говорить. А в «горячих точках» грань между жизнью и смертью тонкая-тонкая. Как пленка. И люди привыкают к ежедневному риску и даже не замечают его. Но именно там начинаешь постигать настоящую цену жизни и ощущать неотвратимость смерти. Жизнь нам дается свыше… Однако отнять ее может любая случайность….
* * *
В начале мая в автомобильной аварии погибла девушка. Через три месяца ей исполнилось бы всего семнадцать лет. Прощаться с ней пришли одноклассники, учителя, родственники. Все плакали… Трудная судьба была у нее, отец ушел к другой, маму лишили родительских прав, попала в детский дом… Когда гроб закрывали крышкой, одна женщина сказала: «Вот тебе, Наденька, и детский дом». Я отвернулся и пошел прочь. Темные очки мне были уже ни к чему… Зачем она так? Ведь при жизни Надя, по большому счету, не нужна была никому, кроме воспитателей да еще троицы людей на всей земле. А после смерти все сердобольные стали? Ее парня, что был тогда за рулем машины, осудили на пять лет. Время-то это пройдет быстро… Но как ему и нам жить с этой больной памятью? Я вот всё думаю: вот если бы при жизни окружавшие ее люди сказали хотя бы десятую долю тех слов, что принято писать в некрологах… Ведь в семнадцать лет уходить нельзя! Столетних стариков жалко, а тут юная душа сгорела, как свечка, так и не увидев настоящей жизни. В последний день лета, в день ее рождения, подруги – моя дочь Маринка и одноклассница Катя, попросили отвести их в Череватово на могилу Надежды. Поехали. Пока девчонки, рыдая, разговаривали с красивой фотографией на холмике, я курил за оградой. А на обратном пути случилось нечто. Над Дивеевским монастырем вдруг повисла огромная, сочная радуга. Откуда она взялась? Ведь ни солнца, ни дождя в тот день не было… Я даже остановил машину, чтобы посмотреть на это чудо. Девчонки разом заверещали: «Это Надя, Надя оттуда нас благодарит… За то, что ее навестили…» И хорошо, что они верят в это… И пусть…
* * *
Память. Еще вселенская загадка, которую – бейся не бейся – не разгадаешь. Память – «независимая и суверенная территория»… Так называемый «тоталитарный режим» мог заставить человека делать всё. Делать то, чего он не хочет, говорить то, что он не думает, восхищаться тем, что ему ненавистно. Но память! Память никто не мог «переписать» под цензурой. Странные штуки помимо воли сильных мира сего выкидывает эта проказница память. Почему-то «убогого» и нищего Серафима помнят «во веки веков», а нынешних миллионеров и недавних бритоголовых «хозяев жизни», мирно лежащих под шикарными надгробьями, забывают почти сразу же после поминок? Правда, завелись в мире жучки, продвигающие «в жизнь» всяческие нейро-лингвистические программирования и, манипулируя сознанием, убивают душу человека… Даже на местном уровне Канал-16 как заклинание повторяет «Того, что не показали по телевидению, как бы и не было». Но, как говаривал генерал Чернота в романе «Бег»: «Россия не умещается в шляпу»… Так и здесь: реальную жизнь как раз и не показывают… Потому что ее не запихнешь в этот говорящий ящик. Так, может, она теперь и не нужна в эпоху глобализма – душа-то?.. А вместе с нею и совесть? Кстати, о памяти и переосмыслении. Вспоминаю с некоторой ностальгией, как трансляцию Съездов народных депутатов люди смотрели, словно бразильский сериал. А чего ностальгировать-то? По чему? Сейчас-то уже совершенно ясно, что было это самое настоящее массовое помешательство.
Узелок №2. Цепь порвалась
Луч памяти обращается к прошлому, высвечивая далекие и, казалось бы, забытые имена и лица… Помню, в школьные годы нам давали задание – написать сочинение на тему «Кем быть, каким быть?» И мы писали, как могли, опираясь, в основном, на роман Николая Островского «Как закалялась сталь». Неожиданно посетила «глупая» мысль: а дошел бы сейчас Ломоносов от Холмогор до столицы без денег, или его задержал бы патруль? А если бы дошел, – приняли бы его учиться «без протекции»… и без ЕГЭ? А все же правильно учили нас учителя! Они знали, что нам нужен ликбез как ликвидация безнравственности. Они понимали, что от пренебрежения проповедью до забвения заповедей – рукой подать. И мы помним их уроки до сих пор. Оливер Уэнделл Холмс в свое время очень точно сказал: «Воспитание ребенка начинается за сто лет до его рождения». Оно, конечно, так. А если призадуматься – сколько раз в нашей истории со звоном лопалась цепь, связывающая времена и поколения? Наверное, с нашествия Батыя… И в смутное время – тоже, и при Петре Великом, и при церковном расколе… Вот уж воистину «что не век, то век железный».
Порвалась связь времен…
В. Шекспир
Но всех «переплюнуло» двадцатое столетие, когда уж очень часто рвалась связь поколений. Чуть ли не каждые десять лет. Вспомним неполный перечень «разрывов»: «бесы»-террористы, Ходынка, первая мировая война, революция, Гражданская война, ритуальное убийство Романовых, изгнание интеллигенции за рубеж, репрессии 20-30-х годов, вторая мировая, переселение народов, развенчание «культа личности», развенчание развенчателя Хрущева, Афганистан, «перестройка», разрушение Советского Союза, путч, вновь локальные войны, расстрел советской власти, «лихие» девяностые, терроризм, дефолт… (Сейчас вот – кризис… Кризис чего?) И всегда явственно ощущалось, что рвется эта, якобы абстрактная, связь. Но ломались-то и перемалывались судьбы реальных, живых людей… И, что удивительно, в то же время звенья этой «цепочки» всегда чудесным образом запаивались, и вся цепь вновь восстанавливалась. Сейчас иное дело. Может, «материал» стал не тот? Трудно паяется… Нынешнее общество, где семимильными шагами продвигается технический прогресс, напоминает мне тяжелобольного человека, пережившего инфаркт и инсульт, пьяного и побитого. Зато «гламурного» и напудренного после пластической операции. Он одет, обут, сыт и сексуально удовлетворён. Даже, похоже, с избытком. Но что у него в голове и в душе – вот вопрос. Одетый мужчиной, он вихляется на сцене истории вульгарной проституткой. Он считает семью отжившей ветхостью, он нагло требует равенства однополых браков, он – продукт того общества, которое мы сейчас вслед за Западом успешно строим, коверкая мозги и души – общество потребления… Общество, в котором давно смеются над словосочетаниями «неподкупный гаишник» или «честный депутат». Общество, главными героями которого (судя по телеящику) стали педагог-педофил, мать-детоубийца, офицер-бомж, ученый-предатель… Китай тоже было поддался соблазнам, но восточным мудрым людям хватило терпения не отречься, не порвать с прошлым… И он остался Поднебесной империей. Да и по техническому прогрессу скоро всех обгонит. Мировой истории известны примеры, когда всплеск национального самосознания и массовый духовный подъем способствовали не только спасению, но и последующему экономическому расцвету государств. Наоборот, от материального благополучия – к росту духовности, что-то не припомню… И, между прочим, где Дарвин отыскал ту обезьяну, из которой труд за миллионы лет сделал человека? Ученые до сих пор ищут потерянное звено в цепочке эволюции… А мы постоянно видим, что снова в животное человек превращается запросто. Меньше чем за год… …Спорным ныне выглядит утверждение, что здоровье нельзя купить ни за какие деньги. За очень большие очень даже можно… При желании – даже клонироваться. Сейчас покупается почти все: подруга, дом и должность.. За «бабки» можно стать артистом, писателем, космонавтом… Но почему ныне «литераторов» много, а почитать – почти нечего; певцов – тысячи, а Шаляпин не превзойден никем; здания возводятся «эпохальные», а прекраснее старинных храмов ничего нет? Почему раньше в больших бедных семьях работали день и ночь и даже не задумывались о нравственном воспитании детей, а выросли такие славные поколения? А сейчас современники пишут многотомные диссертации о духовности, и… все напрасно.
Иван Ситников

Опубликовано 20 декабря 2011г., 23:36. Просмотров: 3981.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика