Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - «Трясясь в прокуренном вагоне...» (окончание)

«Трясясь в прокуренном вагоне...» (окончание)

КартинкаНачало в № 51, 52
* * *
Загадочная русская душа. Вроде штамп. А ведь это так. Испокон веков русские поступали вопреки логике, но выигрывали, были упорны в своих заблуждениях, но в конечном итоге становились только крепче. Кто расшифрует потаенный смысл русских народных сказок, тот, может быть, и разгадает загадку. Впрочем, это большая и отдельная тема, коснусь лишь вкратце двух сюжетов. Они как раз о «загадочной русской душе». Вот сказка для малюток «Про курочку Рябу», которая вдруг снесла золотое яйцо. Если вопросы записать, их объём будет больше самой сказки в десять раз. Чем они эту Рябу кормили? И был ли уникальный петух? А дальше, еще нелогичнее: «Дед бил, бил – не разбил. Баба била, била – не разбила. Мышка пробежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось...» Как с точки зрения физики и человеческой логики объяснить, что мышка смогла разбить яйцо, которое они безуспешно колотили? «Плачет дед, баба плачет…» А чего рыдать-то? Они сами этого желали… Ну, как с Ельциным: сами же выбрали. А потом рыдали… И что они хотели увидеть в разбитом яйце? И что собирались делать с ним дальше..? А потом курица предлагает им совсем уж неравноценную замену: «Не плачь, дед, не плачь, баба. Я снесу вам еще яичко. Не золотое, а – простое». И те сразу же успокоились. Патология какая-то! Аномальная реакция двух пенсионеров! Кстати, а кто и куда скорлупу дел? Да и означает ли это, что курица знала, когда нести золотые яйца, а когда – простые? Вот сколько загадок! Эдак от наивного детского чтения можно докатиться до основного вопроса – что первично? Ещё один сюжет примерно одинаковый во многих сказках, мол, у старинушки три сына, первый умный был детина, средний сын и так и сяк, третий вовсе был дурак… Сразу же возникает вопрос: почему в доме не было хозяйки? Вдовец? Неудачливый многоженец? Может быть, вообще все трое были сводными братьями? Два первых брака были неудачными, третий – счастливый, но под конец жизни старинушка овдовел. Поэтому старших недолюбливал, а третьему все прощал. Те, конечно же, из-за этого устраивали младшему всяческие «подлянки». В общем, по-нашему – типичный образец неблагополучной семьи. И четыре мужика постоянно влипали в удивительные передряги. Особенно блаженный. То старик странным образом заставит их выбирать себе жен – стрелы пускать (видимо, сам-то в свое время «обжегся» при выборе суженых и уже не доверял никому…), то овес у них в поле кто-то сожрет, то царь «достанет» невыполнимыми заданиями… Но суть – в другом. Младшенького кто-то и почему-то регулярно вытаскивал из «дыры», куда его так же регулярно заносило. Кто-кто? Конь… горбатый. Или Царевна-лягушка, Баба Яга, Серый Волк, То, Чего Не Может Быть… И это То ЧНМБ – не орган соцзащиты, а нечто нематериальное. За образами этих непонятных сказочных помощников кроется вполне понятная извечная человеческая мечта – иметь доброго покровителя, который в случае смертельной опасности спасет, при непроходимых трудностях выручит, в любви подскажет, как из урода превратиться в красавчика (после купания в кипящем молоке), и поможет удачно сосватать невесту (да не простую, а из царского рода)… Когда в беспросветной тьме постоянной нужды не оставалось никакого «лучика», люди надеялись на чудо… А оно в реальной жизни встречается крайне редко. Названных персонажей, естественно, не существовало. Но неграмотные люди верили в чудеса. И молва о них передавалась, множилась из века в век, обрастая новыми «подробностями»… И, как ни странно, такие выдумки, словно прививки, приносили вполне реальную пользу – укрепляли духовно, действовали как самовнушение, как психологический тренинг, как настрой на выполнение напряженных, порой непосильных задач (сейчас бы сказали, на реализацию мобилизационного мега-проекта). В целом, помогали человеку выживать в нечеловеческих условиях… Тут уместно вспомнить библейскую фразу о том, что если человеческая вера будет малюсенькой, с горчичное зернышко, то и она горы свернет… Может, вот в этом нематериальном, неосознанном Нечто и сокрыт неразгаданный секрет противоречивой русской души? Наверное, поэтому лозунг об удвоении ВВП на мобилизационный проект не тянет, хотя и похож на сказку, но слишком по-европейски прагматичен.
Узелок №5. Ангелочки с волчьим взглядом
Что ни утро – доклад о победе, Что ни вечер – салют в небесах, Но откуда, скажи, такие странные дети С этим волчьим свинцом в глазах?
А.Макаревич
В детстве телевизор (нынешний «воспитатель» детей) был редкостью: КВН с линзой и «Старт-3», как сейчас помню. Да и те – у соседей, куда собирались всей толпой… Книги, прочитанные за ночь с фонариком под одеялом, наивные фильмы про Фантомаса или индейцев в переполненном зале кинотеатра «Октябрь». Ныне на наших кино- и телеэкранах людей убито больше, чем за всю историю войн. Какое там «Не убий!» Исчезло понятие о святости жизни. Утеряно представление о таинстве смерти (она ныне – только медицинский факт). Другая жизнь, подземных рычагов которой мы уже не всегда понимаем. Откуда столько «диких» подростков? В реальной жизни эти «маугли» не так романтичны, как в кино… Если это и есть завтрашний день Сарова, то «остановись мгновенье, – ты прекрасно!» Так откуда, скажи, такие странные дети с этим волчьим свинцом в глазах? Да из нашего же саровского роддома. В нашем уникальном «умном» Сарове. И, появившись на свет, вызывали сладкое умиление. Ангелочки. Как, когда и отчего эти ангелочки превращаются в дьяволят? Самый прямой ответ – из-за отсутствия тепла. Не в батареях, конечно, а в душах близких… Слишком много этого тепла уходит на отопление желаний устроить личную комфортную жизнь, слишком много энергии уходит на брюхо… Их никто не любит, они никого не любят. Даже себя…
Спи, дитя мое, усни, Добрым именем блесни. И себя люби, и многих, Только мне не измени. А изменишь – улыбнусь И прощу, но я клянусь, Что для следующей жизни Я с тобою не вернусь. Не вернусь тебя рожать, За тебя всю жизнь дрожать, Лучше камнем под ногами В синей Индии лежать. Спи, дитя мое, усни, Белой магией блесни, И себя люби, и многих, Только мне не измени.
Юна Мориц
А на другом «полюсе» – «ботаники», инфантильная «золотая» молодежь, которая боится самостоятельно сделать выбор: в учебе, профессии, друзьях, женитьбе, избирательных кампаниях… Во многом другом… Да у них и так почти всё есть, и они «умывают» руки. Им нечего хотеть… И только одного не хватает современному мажору – поступка. Вот и множатся, и множатся безвольные трусоватые пилаты, которым проще умыть руки, отказаться от борьбы, сдаться. И спокойное течение карьеры становится во много раз важнее правды, совести, чести… И раньше были «оторвы» и «маменькины сынки», но что-то уж очень глубокая пропасть пролегла между ними, что-то уж сильная поляризация, словно эти дети – из разных миров. Посмотришь вслед такому «успешному» отпрыску «успешных» родителей на блестящем «Лексусе» и подумаешь: а в чем успех-то? В туго набитом брюхе? А в этом ли счастье? Оно всегда разное в разное время. Иногда выдохнешь: «Спасибо, что – живой!», да еще вспомнишь: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся»… Сегодня ты обеспеченный и благополучный «барин», едешь и надуваешь щеки. Вдруг бац – авария. И нет здоровья. Вот она – сума. Сбил кого-то на дороге, и… карьера от карьера будет отличаться одной маленькой буковкой.
* * *
Лет двадцать назад довелось случайно услышать во дворе спор мальчишек-дошколят: – А у нас трехкомнатная квартира, – говорит один. – А у нас дача есть, – отвечает другой. – А у меня папа купил иномарку. – А у нас три телевизора… И вот тогда, когда у одного мальчишки закончились все аргументы, он неожиданно выпалил: – А у меня есть дед Егор! Второй малыш растерялся. У него не было бравого дела Егора и он, конечно же, проиграл спор. Деду Егору те слова были как награда. Он еще долго рассказывал знакомым о том, какой смышленый у него растет внучек и как тот «срезал» хвастливого дружка. Деда Егора давно нет в живых. Внук его, наверное, сам стал отцом. Но только этот эпизод из чужой жизни не выходит у меня из головы. Надеюсь, что и тот парнишка ничего не забыл… А мне все же больно, что пройдет еще немного времени и молодое поколение не будет знать, кто войну-то выиграл… Сейчас деды-ветераны встре- чаются гораздо реже, чем иномарки, но гордиться ими стало и вовсе как-то не принято. А жаль. Я часто думаю: теряя старших в роду, мы словно бы выдвигаемся на передний край. Вдруг оказывается, что ты сам старший в роду и прикрываешь своих, тех, что за спиной по возрасту. И уже не спрячешься за чужой опыт и за чужое решение. Пришло время делать выбор и принимать решения самому…
Узелок №6. Приснилось детство…
Я вижу мрак и вижу Свет, Иду к стогам в родных долинах, И голос тех, кого уже нет, Я слышу в криках журавлиных.
Н.Тряпкин
Приснилось. Детство. Солнечный утренний свет сквозь белые занавески на окнах. Мама у шестка гремит посудой у только что натопленной печки. Громкая соседка тётя Поля кричит с улицы: – Оль, а Оль! Её всегда сначала было слышно, а уж только потом видно… Школа. И будто из детского сна сбросил последний журавлик мне свое перо, чтобы я написал сочинение о маме. Другие матери читая его, умилялись, принимая посвящение ей на свой счет, принимая песнь моей матери за песнь им всем, потому что каждая женщина хочет быть воспетой… И пусть моя мама теперь в другом мире. Да и сам я уже дед. Но знаю наверняка, что и там ей больше всего хочется, чтобы ее седой сын устоял на этой крутобокой Земле и удержал бы своих близких… А журавли летят… Ничего не зная ни обо мне, ни о нас всех… Но, может быть, потому мы и есть до сих пор, что разнесенные в разные стороны разными ветрами, соединяет нас их Небесный полет и наша Память… И материнская молитва, которая крепче стальной цепи и вернее любых уз… А Земля свистит на поворотах, как гоночный автомобиль, убыстряется, оцарапав о звездный шиповник крутые бока…
– Но если я безвестно кану – Короткий Свет луча дневного, – Но если я безвестно кану За звездный пояс, в млечный дым? – Я за тебя молиться стану, Чтоб не забыл пути земного, Я за тебя молиться стану, Чтоб ты вернулся невредим.
А.Кочетков
Ночь. Неверный свет уличного фонаря в окно. Бессонница. Дождаться утра и пойти в церковь – свечку поставить. Маме…
* * *
Один утверждал: «На пути нашем чисто», Другой возражал: «Не до жиру». Один говорил, мол, мы – машинисты, Другой говорил: «Пассажиры». Один говорил: «Нам свобода – награда, Мы поезд куда надо ведем». Другой говорил: «Задаваться не надо, Как сядем в него, так и сойдем».
А.Макаревич
Степь. Лошадь с жеребёнком пасутся на взгорке, мальчик сидит на откосе – мгновенье и нет их. Переезд, полустанок, строй придорожных осин, неожиданным грохотом встречный поезд, мельканье окон и смутных силуэтов людей в них. Вчера я трясся на холодной броне БТРа, смотрел на развалины Грозного, думал о жизни и смерти, стараясь ненароком не накликать её. А сегодня степь, и поезд, и полустанки, и медленные, неотступные мысли о жизни. Что это такое – жизнь? Жизнь – поезд, билет на который нам сунули в руки без нашего желания. Посадили и повезли. Кто? Куда? Зачем? Едем все вместе, кому-то кажется, что на скором, кому-то – на обычном пассажирском, а кому-то и на товарняке… Но – в одном направлении. И рядом знакомые и чужие лица. И все мы – разные. И условия у всех далеко не одинаковы: кто-то обосновался в вагоне СВ, кто-то в купе, кто-то – в плацкарте… где-то смеются, где-то уже пьют, где-то спят… Дым в тамбуре, разговоры за полночь… А поезд мчится… И кто-то сойдет с него раньше, кто-то позже, кого-то «обуют» карточные шулеры, а особо буйных выведут с помощью полиции или кареты «скорой помощи»… Подсаживаются новые пассажиры… И спустя какое-то время наше место тоже займут новые, незнакомые нам люди… Но это будет потом… И на удивление мало кто задумывается: а кто ведет-то этот поезд и куда… Лишь порой равнодушно глянем в окно на мелькающее вдоль дороги… Но видим только то, что расположено с одной стороны и рядом, а дальше – нет. И даже не задумываемся – что там… Но всем нам, от сопливого мальчишки до мудрого столетнего аксакала, хочется ехать и ехать, верить и верить в бесконечность дороги, в бесконечность своих дней на этой Земле… А мудрый Булгаков нас утешает: «Смерти нет… Не бойтесь… кровь давно ушла в землю. И там, где она пролилась, уже растут виноградные гроздья».
Иван Ситников

Опубликовано 03 января 2012г., 18:29. Просмотров: 3268.

Комментарии:


Николай Анохин Николай Анохин
06 января 2012г., 12:13
Цитировать это сообщение
Прекрасные наблюдения! Глубоко проникают в душу. А сам Иван Иванович намного глубже и острее всё чувствует, кажется...
Но что тут поделаешь? Жизнь на Земле уверенно и неумолимо движется по "светлому" пути бездуховной всеобщей компьютеризации. А разве мы, взрослые и старики, не способствуем этому повсеместно? Не мы ли балуем внуков, балуем чрезмерно, неоправданно, постоянно готовы исполнять все капризы этих маленьких монстров?

И жизни остаток готовы
Безжалостным внукам отдать.
Для них, для их счастья земного,
Должны и в раю пострадать...

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика