Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Черчилль над Саровом

Черчилль над Саровом

Картинка«Особый режим безопасного функционирования предприятий и (или) объектов в закрытом административно-территориальном образовании включает:.. ограничения на полеты летательных аппаратов над его территорией...»
Из закона «О ЗАТО», 1992г.
Я даже предположить не могу, как такие ограничения сказываются на менталитете жителей ЗАТО. В Сарове выросло уже не одно поколение горожан, которые не слышат звуков авиамоторов, не видят над городом пролетающих самолетов и их следов. Но так было не всегда. Познакомлю вас с несколькими интересными, на мой взгляд, примерами. Недавно мне довелось редактировать стенограмму беседы ветерана-летчика с историком. Мое внимание привлек следующий фрагмент. «– В вашей летной книжке написано: «Во 2-й авиадивизии особого назначения – 114 боевых вылетов». То есть вылеты на сопровождение правительственных самолетов вам засчитывали как боевые? Картинка– А вот Черчилля нам не засчитали… Мне и Сахарову приказали встретить премьер-министра Великобритании над станцией города Арзамас. Какой самолет, я не знал. Знал, что четырехмоторный, двухкилевой… Придет с юга. (Обращаю внимание, значит, он пролетел в районе Сарова. – И.Ж.). Приказали быть над Арзамасом в 12 часов. И мы там тогда были. Встали пошире по фронту. Смотрим – идет. Я слева пристроился, а Сахаров справа. И так вели его до центрального аэродрома в Москве. Я знал, что там Черчилль сидит, и подумал: вот бы сейчас подвернуть да по нему шваркнуть 12-ю пулеметами! А потом переворот и в землю, чтобы не судили и не расстреливали… Вот такая мысль промелькнула…. Ну что, пацан я был, 20 лет… Господи! Сейчас таким мама хлеб не доверяет резать. А я тогда уже был командир звена… Короче, привели на аэродром, посадили. После посадки нас не выпускали из самолётов, из кабины наблюдали эту встречу. Издалека вижу – пузатенький такой, видимо, он. Под стать ему и самолет – фюзеляж тоже пузатенький». Уточнить ветерана: восстановить дату – 12 августа 1942 года, и технические подробности несложно – визиту Черчилля посвящена многочисленная литература. Самолет с индексом AL-504 «Коммандо» был персональной машиной Уинстона Черчилля. Еще в 1941 году этот самолет был переоборудован из американского бомбардировщика «Либерейтор» Б-24. В мастерских авиакомпании ВОАС в фюзеляже оборудовали комфортабельный салон. 12 пулеметов, расположенных в крыльях, такое вооружение было на английском истребителе «Харрикейне». К лету 1942 года этот, в переводе на русский – «Ураган», безнадежно устарел (в скорости уступал даже нашему И-16 «Ишачку»), но поставлялся из Англии в СССР в качестве военной помощи. Почему встреча «Харрикейна» с «Либерейтором» над Арзамасом вызвала такие эмоции у нашего летчика? Лето 1942 года. Европа почти целиком находилась в руках нацистов, а в Азии японцы устремились к Индии и Австралии. Противники на всех фронтах теснят антигитлеровскую коалицию, и переломить эту тенденцию никак не удается. За месяц до визита Черчилля пал Севастополь. На южном фланге советско-германского фронта вермахт теснил Красную Армию к Кавказу и Волге. 9 августа оставлены Майкоп и Пятигорск. С 10 августа начались бои на дальних подступах к Сталинграду. В обещанных масштабах помощь Советскому Союзу союзниками не оказывается. Можно напомнить и разгром арктического конвоя PQ-17 (помните многосерийный фильм или книгу В.Пикуля «Реквием каравану PQ-17»). Но главное, до сих пор нет Второго фронта в Европе, обещанного союзниками. А о чем думал, пролетая над Саровом и Арзамасом, Черчилль? Он вспоминал: «Я размышлял о мрачном большевистском государстве, которое я когда-то пытался задушить в колыбели и которое до тех пор, пока не появился Гитлер, я считал смертельным врагом цивилизованной свободы. Что же являлось моей обязанностью сказать им сейчас?» – обещанного Второго фронта в 1942 году не будет….Оценивая свою миссию, Черчилль применил такую метафору: «Это было вроде того как везти большой кусок льда на Северный полюс». «Тем не менее я был уверен, что я обязан лично сообщить им факты и поговорить обо всем этом лицом к лицу со Сталиным, а не полагаться на телеграммы и посредников». О чем думал перед встречей с Черчиллем Сталин? Возможно о том, как же вести дела с этими европейцами? Один (Гитлер) навязывал мир, но обманул…. Другой (Черчилль) сам набивается в союзники, обещает помощь, но слово не держит… Четыре дня продолжался первый визит Черчилля в Москву. «Я впервые встретился с великим революционным вождем и мудрым русским государственным деятелем и воином, с которым в течение следующих трех лет мне предстояло поддерживать близкие, суровые, но всегда волнующие, а иногда даже сердечные отношения» Что удивило многоопытного политика Британской империи, «над которой никогда не заходит солнце»: «Я заметил, что над раковинами нет отдельных кранов для холодной и горячей воды, а в раковинах нет затычек. Горячая и холодная вода, смешанная до желательной температуры, вытекала через один кран. Кроме того, не приходилось мыть руки в раковине, это можно было делать под струей воды из крана. Я применил эту систему у себя дома». Из воспоминаний У.Черчилля: «Распространялись глупые истории о том, что эти советские обеды превращаются в попойки. В этом нет ни доли правды. Маршал и его коллеги неизменно пили после тостов из крошечных рюмок, делая в каждом случае лишь маленький глоток. Меня изрядно угощали».
Картинка
В 5.30 утра 16 августа самолет Черчилля взлетел с Центрального московского аэродрома и взял курс на Тегеран. И если он возвращался прежним маршрутом, то около 7 утра мог вновь пролететь над Саровом. Кстати, с октября 1942 г. английские «Либерейторы» стали регулярно прилетать под Москву. Открылась авиалиния, связывающая Великобританию и Советский Союз. Но машины авиакомпании ВОАС шли по иной трассе: с севера Шотландии через Северное море, запад Швеции, проходили над Балтикой, затем через Ярославль прилетали на аэродром Кратово. Полеты осуществлялись по расписанию, продавались билеты – по 3500 рублей каждый… И все же есть какая-то непонятная для меня интрига, почему именно английский «Харрикейн» был выбран для сопровождения самолета Черчилля. Возможно, это отголосок анекдота, который появился в Москве после его визита: «Во время переговоров Сталин заметил, что англичане сидят с кислыми лицами, а Черчилль через каждые 15-20 минут встает, извиняется и выходит ненадолго из зала совещания. Сталин попросил у Молотова объяснений. «Не знаю, товарищ Сталин. Мы все сделали для того, чтобы они чувствовали себя как дома. Кухня, продукты – вся английское, даже соль». От редакции: Тем, кто даже не улыбнулся, сообщаем: «Английская соль» – название слабительного.
Игорь Жидов

Опубликовано 07 марта 2013г., 13:39. Просмотров: 2510.

Комментарии:


Alexandr_L Alexandr_L
08 марта 2013г., 08:08
Цитировать это сообщение
Слава, Сталину!

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика