Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - Ольга Носкова: «Дадим дом детям!»

Ольга Носкова: «Дадим дом детям!»

Сегодня мы беседуем с Ольгой Владимировной Носковой, директором телекомпании «ННТВ», депутатом Законодательного собрания Нижегородской области, председателем комитета по информатизации, работе с общественными объединениями и средствами массовой информации. — Ольга Владимировна, почему вас так волнует проблема устройства детей, оставшихся без родителей, в семью? Неужели директору телекомпании и депутату Законодательного собрания больше заняться нечем? — Есть и работа, и Работа — но есть и ощущение того, что есть у нас у всех некие моральные долги. В повседневной телевизионной и депутатской деятельности я, как и все, занимаюсь огромным количеством разных дел. Нужно, чтобы еще оставалось время на то, чтобы вспомнить о душе, Боге, долге. То, чем мы все сейчас собираемся заниматься, — это для меня как раз выплата морального долга, я бы так сформулировала. Проблемой детских домов мы, телекомпания «ННТВ», занимаемся столько же лет, сколько существует телекомпания. И постоянную, ежедневную помощь оказываем, и проводим много крупных мероприятий — социальных акций. Вот не слишком хорошее это слово – «акции», но у таких дел два важных результата: во-первых, нам удается оказать конкретную помощь конкретным людям, детским домам, а во-вторых — что особенно важно для нас, журналистов, для телевидения — это формирование в сознании людей: добрые дела делать надо независимо от того, есть ли у тебя на это время, деньги… Наша предыдущая акция — «Ваш компьютер — в детский дом» — была очень эффективной. Собственно, почему «была»? Она и сейчас еще продолжается. Фирма «Ваш компьютер» принимает у населения компьютеры, апгрейдит их, устанавливает, что важно, лицензионное программное обеспечение и с нашей помощью развозит в детские дома. Фирма делает доброе дело; мы же показываем все это по телевизору. Даем таким образом людям возможность творить добро. Другой проект — «Классная команда», областные молодежные спортивные эстафетные игры для воспитанников детских домов на приз губернатора Нижегородской области. Мы провели уже два цикла таких состязаний. Они тоже будут продолжаться. Почему именно сейчас мы запускаем проект «Дадим дом детям»? Появилась законодательная база, которая позволяет с меньшим количеством препятствий брать ребенка на воспитание в семью. Раньше было, кажется, легче застрелиться, чем оформить документы на усыновление, а патронат и опека казались чем-то запредельным и непонятным. Сейчас гораздо легче получить положительный ответ. Нужно сформировать у людей представление об этом. Да, процедура и сейчас непростая, но она и не должна быть простой. Если люди действительно, а не по кратковременному увлечению идеей, хотят взять в семью ребенка, то они смогут преодолеть преграды. Законодательство позволяет многое. Другое дело, что препятствия могут устанавливать на местах: с перепугу, от неопытности, от лености, от излишней осторожности, от глупости или чиновничьего хамства. Это все уже другая песня. Сам же закон уже препятствием не является, и мы считаем очень важным объяснить: люди, у вас теперь руки не связаны, закон на вашей стороне. Это, конечно, не означает, что надо перестать помогать детским домам. Мы в нашем проекте хотим совместить два эти направления: и содействие в устройстве детей в семью, и помощь детдомам. Как бы мы ни старались, детские дома все равно останутся, и часть детей будет по-прежнему в них жить и расти, от этого мы пока что никуда не денемся. Но — тоннель все короче, свет все ярче. — Но почему в нашей стране такое огромное количество детских домов и детей в них? Почему в других странах подобного нет? — Да, во многих странах стараются прежде всего найти ребенку новую семью. Собственно, быть приемными родителями — это своего рода профессия, жизненное дело, за которое человек получает зарплату. В России пока что эта «профессиональная» идея непривычна, нова. А детские дома достались нам в наследство с эпохи раннего социализма, с Макаренко и его современников. Когда нужно было бороться с обвальной беспризорностью, не было возможности заниматься семейным устройством этих самых беспризорников. Проще — в качестве временного решения — выстроить бараки, организовать детские коммуны, поискать гениальных педагогов, горящих желанием воспитать «людей будущего». Однако, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Да, детские дома середины XX века — это уже не те нищие коммуны 20-х — 30-х, но привычка, традиция устраивать ребенка-сироту в новую семью оказалась в России, в отличие от других стран, разрушенной. Люди думали о светлом будущем, но не думали о Боге. — Итак, вы много лет помогаете детским домам. А каковы результаты? — Это, к сожалению, глубокий колодец, в который сколько монеток ни бросай, он все равно будет полон не деньгами, а водой. Объективная ситуация, которая не зависит от людей, помогающих обездоленным детям. В таком положении дел виновата неповоротливость и косность всего государственного механизма. Люди, которые говорят: «На детские дома и так тратят огромные деньги!» — по-своему правы. Действительно, расходуют много, но это неэффективные траты. Правда, много и воруют, и значительная часть средств до детей не доходит, потому что «фильтров» на пути к конкретному ребенку с конкретными проблемами немереное количество. Так что я понимаю людей, которые стремятся оказывать благотворительную помощь напрямую детскому дому, а не через какую-то посредническую организацию. Они убеждены, что в этом случае они помогут именно детям. — Да, детям. Или директору детдома — в покупке нового дивана и телевизора для кабинета. Или бухгалтеру… — Ну, что поделаешь. Честно говоря, я с этим даже могла бы примириться. Как нельзя помочь всему человечеству, так нельзя и перевоспитать сразу всех. Да, часть подарков до ребят не дойдет. Это наша реальность, мы живем именно в этой стране. Да, из двух телевизоров, привезенных в детдом, один может оказаться в кабинете у директора или главбуха. Делайте на это поправку. Но второй-то будет в детской комнате! — И все же вы считаете, что нужно класть и класть деньги в бездонный колодец? Что это дело совести и долга? — Да, безусловно. До тех пор, пока будут существовать детские дома и невозможно будет проконтролировать и исправить ситуацию, в которой экономический механизм по отношению к ним работает неэффективно, — благотворительную помощь детским домам надо продолжать. Кстати, многие благотворители делают все это не для детей, а для себя. И от размера, от стоимости дара это не зависит. Человек, оказавший минимальную помощь, говорит себе: «Я сегодня сделал доброе дело, я привез в детский дом три зубные щетки — я хороший человек». И пусть! Завтра он привезет туда три тюбика зубной пасты, а послезавтра — хорошие ботинки, новые, а не те, из которых его дети выросли. Я убеждена, что люди способны очеловечиваться. — Я слышала, что по статистике более девяноста процентов выпускников детских домов либо попадают в тюрьму в первые же годы после окончания школы, либо спиваются, оказываются среди «неблагополучных категорий населения»... Многие кончают жизнь самоубийством. И никакой благотворительной помощью эту цифру снизить не удается. — А что это меняет? Все это совершенно не означает, что детям, попавшим в беду, не надо помогать. Да, жуткая статистика, страшные факты. В одном детском доме замечательные, чудные девочки, мы с самого их раннего детства знаем и видим, как они взрослеют. Как-то на празднике они поют и танцуют на сцене, мы сидим прямо перед ними в зале. (У меня, кстати, каждый раз это вызывает некую неловкость, но — детям приятно. Ну что ж… Мы благодарные зрители.) Директор про одну из танцующих девочек говорит: через полгода она уже нас покинет. Спрашиваем: и что дальше будет? А что, говорит, дальше? Отец – алкоголик, мать – проститутка. Пойдет, наверное, на панель — куда ей деваться? Но только это не означает, что сейчас этой девочке не надо дарить подарки и объяснять, что есть и другая жизнь. — А может, есть и другой путь для девочки? — Нет. Сейчас — нет. Это проблема нашего замечательного государства: детей после детдома оно просто бросает — так же, как в свое время их бросили родители. Да, пока они не выросли, их холят, лелеют, воспитывают, как только могут. Но нет такого государства, которое было бы экономически готово пожизненно содержать людей, которых когда-то бросили родители. Я не знаю, как продлить детский дом! Раньше, когда была развита система профтехобразования, переход был более мягким: из детдома мальчики и девочки плавно перетекали в ПТУ. Там их худо-бедно, но обеспечивали и местом в общежитии, и хоть кондовой, но — форменной одеждой, обувью. При этом вливался человек по-прежнему в коллективную жизнь. — Говорят, выходец из детдома спивается или попадает в тюрьму, потому что совсем не приспособлен к жизни: не умеет заваривать чай и не понимает, почему каша в детдоме была сладкая, а он час манку в воде кипятил — несладко получилось. — Да, такое часто рассказывают. Но сейчас уже не осталось детских домов, где воспитанники не умеют заваривать чай или не знают, как пекут булки: эту поправку воспитатели, педагоги давно уже сделали. Даже говорят: не дарите нам табуретки, подарите лучше деревообрабатывающий станок — мы сами научимся делать табуретки. Но этого мало! Нужны специальные учебные программы, которые бы детей в детдоме готовили к взрослой жизни: откуда берутся деньги, как строится семейный бюджет... Если в руках оказалась некая сумма денег — зарплата, стипендия, надо оплатить коммунальные платежи, купить хлеб и молоко, оставить на носовой платок и рассчитать, чтобы хватило на месяц, а не кидаться сразу покупать на все деньги плеер, как у соседки, только потому, что хочется. Мы приезжаем в детдом и все время жалеем их, по голове гладим, как котяток… Им приятно, они радуются. Нам тоже приятно — чувствуем, что доброе дело делаем. А потом — они становятся брошенными «котятами». — Есть и другая точка зрения: дело не в бытовой неприспособленности, а в том, что сама жизнь формирует в этих детях стойкое внутреннее ощущение, будто весь мир перед ними в долгу. Не формируем ли мы сами в детях эту потребительскую психологию своими подарками, жалостью, ощущением, что, помогая им, мы исполняем нравственный долг? — К сожалению, это правда. Очень сложный вопрос… Должна быть грань — между желанием и готовностью пожалеть и необходимостью объяснить, что в этой жизни за себя, свою жизнь ты отвечаешь сам. Именно к этому в значительной степени не готовы ни благотворители, ни педагоги. Есть и другая психологическая проблема: выходцы из детдома чаще всего не готовы создать семью. Они продуцируют неполные семьи, повторяют путь своих родителей, даже если этого не хотят. Наверное, единственный выход здесь, счастливая палочка-выручалочка, — приемная семья. Это — шанс. Рано или поздно нам приходится отвечать и за свои грехи, и за грехи предков, и мы, мне кажется, уже находимся перед той гранью, за которой ясно: так больше нельзя. Не изменим положение дел — вымрем.
Ирина Зубкова

Опубликовано 30 августа 2007г., 17:48. Просмотров: 2613.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика