Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - И жизнь, и дом, и храм...

И жизнь, и дом, и храм...

Нижегородчина что пять Франций. И по образу жизни, и по духу – страна в стране. От пестрого мордовского язычества на юге до сурового старообрядчества в северных районах – все в одной области, а как будто в разных странах. Этот храм хорошо виден прямо с дороги. Темные купола с крестами, точеная колокольня притягивают скучающий взгляд автопутешественника, словно магнит. За прозрачной зеленью проступают очертания церкви, построенной в традициях начала ХХ века: «Псевдорусский стиль» – воскликнет любитель архитектуры и захлопает в ладоши – в этой деревенской церкви все ладно и правильно, как-то по-столичному. Идеальные церковные формы, черные от времени иконы с яркими золотыми нимбами над головами святых, куски керамики на стенах не сразу откроют любопытствующему страннику свою тайну. Филипповская церковь во имя Казанской Божьей Матери хранит веру старую. Стоит церковь на возвышении, над речкой Линдой. И на семь верст, на все окрестные деревни до сих пор остается отличным ориентиром. ЦВЕТОЧНЫЙ АРОМАТ Галина Лукьяновна с лейкой в руках что-то быстро, по-северному, говорила молодому мужчине в камуфляжке. Дела обсуждались семейные, кладбищенские. Разговор шел ровно и все никак не кончался. Рядом с храмом хоть и стоит монастырский дом, а возле него «раскроенный» и «усаженный» заботливой рукой огородик, лают собаки около пары бревенчатых изб, но ощущение такое, что здесь никого нет, кроме вот этой немолодой женщины с лейкой и ее собеседника. - А этот храм действующий? – моего вопроса как будто ждали. Мужчина быстро ретировался, а женщина принялась отвечать: - Да. Храм в 1912 году построил купец Бугров. На земле помещика Блинова, у Блинова здесь была богадельня рядом, а эту землю он продал под храм. Да так Бугров и не увидел, как она построилась – раньше умер. Ведь хотел здесь лечь, для того, может, и строил, а вот, поди ж ты, никто так и не знает, где он лежит. Староверы мы… Женщина выпалила информацию и затихла, спокойно и неторопливо ожидая пока мы все переварим. Немного погодя продолжила: - Сестра все хлопотала, чтоб церкви выделили 20 гектаров. А под свой родной дом так ничего и не попросила. В прошлом году вдруг молния попала в верхний этаж, так наш отчий дом и сгорел. А восстанавливать его теперь не разрешает церковь. Говорит, что это церковная земля – вот так сестра и отправилась на кладбище, ничего не осталось – только могила вон там на нашем Малиновском кладбище. Как теперь жить? Где же мне-то останавливаться? Ведь здесь у нас все было – дом, могилы, храм. Теперь вот ничего нет. А брат всю советскую власть храм хранил. Однажды пришли какие-то мужики, говорят, реставраторы, и собрались уволочь чугунную лестницу из храма, а он взял винтовку да и выгнал их. А если бы не он, разграбили бы. - А кто служит в храме? Ведь вроде здесь нет никого. - Служит отец Александр. Да мы у него. С 1992 года службы идут. - Кто реставрирует? Видно ведь – вон там кладка восстановлена, вот здесь стекла вставлены. Хотя еще много работы, конечно… - А мы и восстанавливаем. Потихоньку вот нанимаем верхолазов и рабочих, медленно идет дело, но делаем. Вот мой племянник тоже помогает. И где же мне теперь здесь останавливаться? Я-то живу в Редкино, сюда приезжаю... Женщина все не уходила, будто просто давала нам передышку. А сама кротким взглядом все осматривала заезжих туристов, ожидая, что спросим, что узнать захотим. Чистое неулыбающееся открытое лицо, голубые глаза. Когда она заговаривала про храм, я невольно начинала прислушиваться к яркому цветочному аромату, наполнявшему воздух. И чем больше она говорила о храме, тем аромат становился все сильнее… Она говорила быстро-быстро, будто боялась, что мы уйдем, а она еще не расскажет нам самого главного. Так в темпе веселой песенки лилась ее речь с легким налетом оканья, с какой-то экскурсоводской отрешенностью – будто говорит она все это не по одному разу на дню. Но и еще бы говорила, если бы кто-нибудь спросил. Да никто не спрашивает… ПРИЕЗЖАЙТЕ И ЖИВИТЕ - А вон восстановили монастырь – там сегодня одна монашка всего живет. Приезжайте, живите. А и Дивеевский монастырь тоже должен быть нашим, аж с XIV века ведь он. Все у нас забрали. Вот наш епископ встречался с губернатором, так тот сказал, что он такой веры не знает – ничего себе, пол-области староверы, а он не знает! Я не стала прерывать монолога. Но про себя подумала: «До чего же у нас народ к власти недоверчивый!» Вот недавно встречался Шанцев с Древлеправославным Патриархом Московским и всея Руси Александром (Калининым). С ним обсудили современное состояние старообрядческих общин как раз Нижегородской области, решили сотрудничать. Патриарх заручился поддержкой губернатора в части выделения средств на оказание помощи наиболее нуждающимся старообрядческим общинам Нижегородской области. В частности, Семеновской, Городецкой, Нижегородской и Уренской. Ну, и кроме того попросил поддержки в работе комиссии по увековечению памяти того самого нижегородского предпринимателя, благотворителя и общественного деятеля купца Николая Александровича Бугрова, на чьи деньги и построили вот эту замечательную церковь, напоминающую питерский Храм Спаса на Крови, разве что без мозаики. Ему еще надо подождать, когда вернется в него красивый иконостас, и внешний облик залоснится, заиграют красками иконы, и вернется на его бока богатая керамика. А сегодня здесь самое оживленное место – это кладбище. КЛАДБИЩЕ Название у него красивое – Малиновское. Здесь – рядом с селом Филипповское – кладбище, казалось бы, должно быть заброшенным, ненужным. Но это совсем не так – кресты покрашены, у каждой могилы цветы. Везде виден в денежном измерении скромный, но уход. А лес такой плотный и старинный, что диву даешься. Что это, сквер, где встречаются могилы, или кладбище, на котором так много красивых больших и крепких деревьев. - Кладбище у нас теперь большое, тут за этим кладбищем еще одно и еще больше, – ведет свою экскурсию Галина Лукьяновна. В городе-то нынче хоронить дорого – вот все и везут своих, дальних и близких родственников сюда, вот и живет кладбище, все время кто-нибудь приходит. Вообще у нас на кладбище много было красивых старинных памятников, а осталось только два – украли другие. - Вот здесь мои родители лежат. Отец у нас Лука – вот видите (показывает на аккуратный белый памятник, где едва видно – «Лука Столешников»). А вот моя сестра записана Лукинична, а брат Лукич, а нас четверых записали Лукьяновичами. А все потому, что имя у отца такое… каждый на свой лад норовит. А кто за могилами-то ухаживает? Да вот мы же и ухаживаем. Те, кто часто ездит по Борскому мосту на север от Нижнего, конечно знает большое и красивое село Филипповское. Те, кто постарше, тут же скажут, что был там отличный санаторий. Кстати, располагался в старом корпусе, выстроенном все тем же Бугровым. Говорят, и врачи здесь работали отличные. А сам санаторий – культурный центр для ближайших деревень: Васильково, Белкино, Попово, Тюрино. Вся молодёжь собиралась на территории санатория, смотрели кино, танцевали под радиолу и баян, приезжали сюда артисты из Горьковской филармонии. В парке цвели дивные цветы. Но и тогда, и сейчас староверческий храм стоит от житейской суеты поодаль. Жизнь здесь будто еле теплится. Уж очень малыми силами возрождается храм. Возродится ли? Такого вопроса почему-то и не возникает. Цветочный аромат истончается и исчезает…
Татьяна Ставничая

Опубликовано 18 июня 2008г., 20:15. Просмотров: 2691.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика