Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - Старая вера

Старая вера

«Они веруют, как однажды научили при крещенье Руси – и почему же они раскольники? Вдруг им говорят: и деды, и отцы, и вы до сих пор верили неправильно, будем менять... И царь православный Тишайший задабривает подарками магометанского султана, чтобы тот восстановил низложенных бродячих патриархов – и тем подкрепил истоптание одних православных другими... Для них, в то время, не как для нас: вся жизнь была в вере – и вдруг меняют. То – проклинали трехперстие, теперь – только трехперстие правильно, а двуперстие проклято... Да равнодушным, корыстным ничего не стоит снести, хоть завтра опять наоборот проклинайте. А в ком колотится правда – вот тот не согласился, вот того уничтожали, тот бежал в леса. Это не просто был мор без разбору – но на лучшую часть народа...»
(А.Солженицын «Красное колесо»)
…Черный пес, поочередно поджимая заледеневшие на морозе лапы, заискивающе заглядывал в глаза выгружающихся из экскурсионного автобуса шумных людей. Они тут же хватались за фотоаппараты, торопясь запечатлеть белокаменную красоту древнего старообрядческого Свято-Пафнутьева Боровского монастыря: – Ух, ты!.. А это видел?! Да ты лучше туда посмотри! Вот это кадр будет!.. – На то, чтобы все посмотреть, у вас тридцать минут, – пытался собрать внимание разбредающихся в разные стороны людей экскурсовод – молодой мужик с аккуратной в завитках старообрядческой бородкой. – Собираемся здесь, у ворот… Окончание фразы никто не услышал – над головами поплыл густой бас колокола, перебиваемый звонкими голосами собратьев полегче, извещающих крещеный мир о чем-то важном. Несколько попрошаек, мерзнущих возле узорчатых ворот, дружно выпростали из варежек ладони. Среди них выделялась девочка лет десяти-двенадцати, одетая далеко не в рванье, с розовыми щеками, выпирающими по обе стороны туго завязанной под подбородком меховой шапки с помпоном. Маленькая попрошайка прямо-таки репейником цеплялась за каждого: – Тетенька, ну что вам, жалко?! Дяденька, дайте денежек хоть немного… – А вы не знаете, здесь женщинам в храм можно? – деликатно поинтересовалась закутанная «по самые глаза» женщина. – Я где-то слышала, что в старообрядческие церкви… – Да мифы все это! – блеснул крепкими зубами старообрядец. – В старину – да – женщин и на порог монастыря не пускали, но это когда-а было!.. ЭТО КОГДА-А-А БЫЛО… …Это было давно. История Боровского мужского монастыря, выросшего на берегу Протвы шесть веков назад, мало чем отличается от истории многих православных храмов. И эти стены слышали великие имена, и они были участниками громких событий, которыми богата летопись государства Российского. Здесь молились и искали спасения русские люди, под этими стенами они совершали ратные дела, а иные сложили свои головы за веру и Отечество… Ладонь ощущает холод белого камня: быть может, именно в этом месте когда-то его касалась ладонь самого преподобного Пафнутия – первого настоятеля монастыря и его основоположника. Или его учеников. Или иконописца Дионисия, который расписывал храм… Тогда он, конечно, был простым, мало кому известным «богомазом». Это потом его фрески увидел Московский князь Иван III. Увидел, поразился и повелел: забрать автора в Москву, где ему поручили изготовить иконостас Успенского собора Московского Кремля. Позже, после кончины Пафнутия, которого похоронили возле стен храма, монастырь посетил Василий III с женой Еленой Глинской, которые били поклоны перед святыми ликами и просили о ниспослании наследника. И он был послан: мальчик, сын, наследник, будущий царь Иван Грозный… Сюда на богомолье съезжались бесконечные престолонаследники и князья, они всячески опекали святую обитель, помогали строиться, шириться. Здесь во все времена прославляли имя того, кто не оставил монастырь в самые трудные и лихие для всей Руси времена. Скольких же людей – плохих и хороших, чистых помыслами и черных душой – видели эти камни. Здесь, в этих стенах, принял постриг Андрей Клешнин, дурную славу которому принесла темная история, связанная со смертью царевича Дмитрия, сына Ивана Грозного, сюда, в монастырь, дважды был сослан тот самый протопоп Аввакум, здесь в позорную яму сажали «раскольницу» боярыню Морозову… Много всего произошло под этими гулкими сводами. Сначала учили детей грамоте, а через какое-то время устроили для них колонию. Обитель жгли, разоряли солдаты и Лжедмитрия, и Наполеона, и Третьего рейха. Ее закрывали губисполкомовцы, устраивали то сельскохозяйственную коммуну, то ремесленные и механизаторские школы, то сельхозтехникум… Краеведческий музей, гаражи, нефтехранилище, мастерские… И только в конце прошлого века монастырь наконец возвращен церкви – с этого момента началась новая страница в судьбе обители, где сегодня живут десять монахов. БЕС РАЗДОРА …Мороз-таки пробрал до самых костей – пришлось искать убежище в храме. Вот если бы меня спросили, чем отличается старообрядческая церковь от тех, к которым мы привыкли, я бы не нашла что ответить. Здесь так же сладко пахнет ладаном, так же потрескивают свечки… Все тот же взгляд скорбных глаз и шепот чьих-то просящих губ. О чем? Да, наверное, все о том же: о здоровье и благе, прощении и милости, о детях, о покое… И вспомнился мне пожилой священник-старообрядец из далекой от Боровска церквушки в деревне Чернуха недалеко от Арзамаса, и жаркое солнце, и пчелиное гудение, и запах сосновых брёвен на дворе, и радушие матушки… А священник-старообрядец говорил, говорил, говорил… И ничто из сказанного не могло быть отрицаемым и обычной православной церковью, и обычным житейским здравым смыслом. А в чем же разница? Отчего раскол? Принципиально и неодолимо? И всё уходило куда-то вкось, в незначительное, и чудилось, что сама обида застарела, заскорузла и давно переросла то, из-за чего произошла… А село Вельдеманово встретило нас дождем и запахом палых листьев. Родина «пламенного протопопа». И сам Аввакум бронзовый возвышается над селом с жестковоздетой с двуперстием рукой. Таким его увидел скульптор Федор Клыков, таким его теперь видят туристы и местные жители. – Что ты знаешь про Аввакума? – белобрысый пацан заворожен крутым фотоаппаратом. – Ну, что он за веру пострадал. Он был против царя, и его сожгли. Он был… как бы революционер… Ох, уж эти революции! Сексуальные, культурные, социалистические… духовные… Отчего же делиться, воевать и размежевываться проще, чем находить общий язык и договариваться? Словно бес раздора сидит в каждом из нас и нашептывает на ухо гнусным голоском: не доверяй, не соглашайся, не мирись… Что же мешает объединиться людям одного общего прошлого, одной по сути веры? Людям, которые верят в одного Бога, молятся одному Создателю. Гордыня? Но ведь и у тех, и у других, кто оказался по разные стороны, гордыня считается одним из тяжких грехов. Так почему? Почему человеку свойственно скорее замечать различие, а не сходство? Вот кашу он солит не правой рукой, как мы привыкли, а левой! Подозрительно! Нехорошо! Неправильно! А то, что соль та же, каша та же, так это ничего не значит? Чем деревня Чернуха отличается от других деревень? Аввакум от Никона? Боровский Свято-Пафнутьевский монастырь от Саровского монастыря? По большому счету – ничем. «Неужели православие рушилось от того, что в Иисусе будет одно «и», аллилуйя только двойное и вокруг аналоя в какую сторону пойдут? И за это лучшие русские жизненные силы загонять в огонь, в подполье, в ссылку?.. Законы личной жизни и законы больших образований сходны. Как человеку за тяжкий грех не избежать заплатить иногда еще и при жизни – так и обществу, и народу тем более, успевают. И все, что с Церковью стало потом… От Петра и до… Распутина… Не наказанье ли за старообрядцев?.. Церковь не должна стоять на неправоте… Боже, как могли мы истоптать лучшую часть своего племени? Как могли разваливать их часовенки, а сами спокойно молиться и быть в ладу с Господом? Урезать им языки и уши! И не признать своей вины до сих пор? А не кажется вам, отец Северьян, что пока не выпросим у староверов прощения и не соединимся все снова – ой, не будет России добра?..»
(А.Солженицын «Россия в обвале»)
БАШНЯ ИЗМЕНЫ Одна из башен Пафнутьева монастыря называется в народе – башней Измены, и повелось это еще со Смутного времени, когда после гибели Лжедмитрия I появился Лжедмитрий II, обосновавшийся под Москвой в селе Тушино и прозванный «Тушинским вором». Вынужденный оставить Тушино, он обосновался в Калуге, а затем снова двинулся на Москву. Вместе с самозванцем на Москву шли разбойные отряды литовского магната Яна Сапеги. Для защиты столицы было создано московское войско в количестве 12 тысяч человек во главе с князем Михаилом Константиновичем Волконским, которое заняло крепость Пафнутьева монастыря и держало здесь оборону в течение нескольких дней и ночей. Говорят, что в подвалах монастырских зданий, в частности в погребном корпусе, были собраны немалые запасы продовольствия и боеприпасов. Крепость была неприступна. Однако злополучный, как говорят сегодня, человеческий фактор сыграл свою роль: помощники Волконского – воеводы Яков Змеев и Афанасий Челищев – пошли на сговор с врагом и ночью открыли ворота башни, что расположена в западной стене. Противник ворвался на территорию крепости, завязался бой, который продолжался сутки. В том бою погибло все русское войско, в том числе был зарублен и князь Михаил Волконский. Вместе с воинами погибли жители города Боровска и окрестных деревень, укрывавшиеся за крепостными стенами… – …Но существует и другая версия: никакой измены не было (бородатому экскурсоводу эта версия кажется ближе), а ворота были открыты по другой причине. У ворот крепости скопилось много крестьян, стремившихся укрыться за монастырскими стенами. Волконский решил впустить их и приказал открыть ворота и тем самым пропустил врага... Так или иначе, события 1610 года нанесли огромный ущерб монастырю. Утрачены не только накопленные за двести с лишним лет ценные предметы, убранство церквей, но и вся техническая документация, дарственные грамоты, древняя библиотека. Позже царским указом Боровску был дан герб, в основу которого положены кровавые события 1610 года. Герб представляет собой щит, на его серебряном поле изображено червленое сердце с золотым крестом и лавровым венком. Серебро символизирует чистоту намерений, невинность и чистосердечие, благородство Волконского, сердце – верность, любовь к Родине, крест – усердие в вере, а лавровый венок вокруг сердца означает символ славы. ПРОШЛОЕ ОДНО НА ВСЕХ Верность, любовь, усердие… Разве не эти вечные ценности проповедует православная вера, разве не об ином говорит старообрядец, листающий древние книги? Так на что тратим жизнь, энергию, силы духовные? И тут, и там русские люди, и тут, и там лавровым венком окружено славное прошлое. Одно на всех. И на всех одно настоящее: Боровский монастырь, как и многие другие храмы, еще только восстанавливается. Еще в начале этого и старого, и нового разом трудного пути старые церкви в далекой Чернухе, в Вельдеманове… По всей России мусульманские мечети, католические церкви мирно соседствуют с православными храмами. А тут «свои» и… «иноверцы»! И триста с лишним лет разъедает души ржа гордыни, триста с лишним лет!.. …Покидая древний монастырь, я остановилась возле тех самых узорчатых ворот и перекрестилась. Перекрестилась и старушка, вышедшая вслед за мной, осенив лоб размашистым жестом, собранными в двуперстие пальцами. Провожая незнакомку взглядом, я все искала в ней то, чего нет в старушках, посещающих церкви где-нибудь далеко отсюда. Или во мне. Искала, разумеется, украдкой, так, чтобы старушка, не дай Бог, заметила. Впрочем, ей было не до меня – черный пес, выросший словно из-под земли, жадно поглощал из её рук кусочки чего-то хлебного и «вспотевшего» в целлофановом пакете из церковной лавки… Так что же во мне не так? Что не так в незнакомой мне бабушке? Что такого глобального произошло в нашем с ней далеком прошлом, что, оставив жить рядом, разбросало по разные стороны? *** «И когда же дойдет до истинного примирения с нашей кореннейшей ветвью, со старообрядцами? Не до «прощения» их, а принесения им раскаяния за жестокие гонения в прошлом. Неужели и сегодня, когда вся разоренная Россия не ведает, быть ли ей, в эту великую русскую Беду, – мы и тут все не можем из гордыни признать ту древнюю тяжбу надуманной?»
(А.Солженицын «Россия в обвале»)
Елена Кривцова, фото автора
Кстати. Елена Мавлиханова: – Наши суждения по поводу того, что на некоторых иконах батюшка Серафим Саровский изображен с двуеперстием, ограничены, увы, внешними признаками – вроде бы не каноничности образа о.Серафима (светлые одеяния, непокрытая голова, старобрядческая лЕстовка в руке). Что касается перстосложения на иконах о.Серафима, то это благословляющий жест, а не осенение себя крестом. Если внимательно посмотреть на церковнослужителей, архиереев, то именно так они и благословляют. Никонианская церковная культура однозначно говорит о неприятии о.Серафимом старообрядчества. Здесь уместно вспомнить: старообрядческая церковная литература, по-видимому, тоже «не жалует» нашего старца. Есть (туманные, правда) слухи о том, что старообрядцы знают Серафима как курильщика! Это, конечно, – бред. Не знаю, кто здесь под ударом больше – Серафим Саровский или сами же старообрядцы. Скорее всего, эти слухи пущены «доброжелателями» православия – уж очень явная подстава старообрядцам. Ближе к истине их неприятие даже не самого Серафима Саровского, точнее, места в иерархии святых. Поскольку они по правильному самоназванию «Ревнители древнего благочестия», по закрытости своей сохранили прежние христианские учения. И тот чин служения, когда святых чествуют по ежедневному заведенному веками канону, – сохраняется. А в начале XX века, по мнению старообрядцев, возникает «серафимомания». Некая мода на простого, из народа сермяжного батюшку, поклонение которому затмевает чин всех других святых. Другими словами, мы забыли первоначальный порядок чинопочитания, и старообрядцам это не нравится… Более того, и самому Серафиму не понравилось бы!
Опубликовано 31 марта 2010г., 19:33. Просмотров: 2187.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика