Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - Человек-амфибия на мордовском кордоне

Человек-амфибия на мордовском кордоне

Даниель МЕРСЬЕ: «Русские – такие же сумасшедшие, как я…» В просторной избе Харинсокого кордона пахнет деревом, травами и воском: где-то невдалеке – пасека. В окна сквозь разросшуюся сирень бьёт майское солнце, на струганных полах цветастые мордовские половички, на стене полосатая шкура барсука… В полукилометре от этого дома петляет Мокша. До ближайшего моря тысячи две километров полями, лугами и лесами. Я уж не говорю о расстоянии до океана. А в кресле сидит самый океанский человек из всех, кого я когда-либо встречала. Седой, обаятельный, с любознательными веселыми глазами полноватый француз, энергично гоняя комаров, охотно рассказывает мне обо всём на свете… Для справки. Даниель Мерсье (Daniel Mercier) родился 31 мая 1931 года в пригороде Парижа. В юности мечтал о море и путешествиях, что, конечно, трудно было реализовать в охваченной войной Европе. Свое первое погружение под воду Даниель совершил в 1947 году, но более серьезное увлечение подводной деятельностью и осуществление его юношеской мечты пришло позже, в 1961 году, когда он поселился в городке Антибе на Лазурном берегу Средиземного моря. С тех пор Даниель Мерсье совершил более семи тысяч погружений в различных морях и океанах нашей планеты. Но самым важным и замечательным достижением Даниеля Мерсье является его плодотворная организаторская деятельность, которая принесла ему мировую славу и известность. Его организаторские способности открылись в 1966 году, когда он организовал один из крупнейших подводных клубов Франции «Spondyle Club», почетным президентом которого он является и в настоящее время. Даниель Мерсье не только сам подготовил более тысячи подводных пловцов, но и организовал Европейский комитет профессиональных подводных инструкторов (CEDIP), главная задача которого – качественная подготовка инструкторов. Сюда, в Мордовию, в Санаксар, в глухой уголок мордовского лемма он приехал из Саранска, где председательствовал на V Международном детском фестивале «Подводный мир». Днем он бродил по монастырскому подворью, встречался с ребятишками из кадетских классов, под проливным дождем стоял у памятника Ушакову, с видимым удовольствие участвовал в монашеской трапезе: щи, блинки с мёдом, гречневая каша, квас («О, квас, о, горошо..!»), а к вечеру перебрался сюда, на лесной кордон… Для справки. В 1974 году Даниель Мерсье вместе со своими единомышленниками из «Spondyle Club» основал первый Всемирный Фестиваль изображений подводного мира. Основная идея фестиваля – объединить всех людей, для которых подводный мир является источником радости, источником вдохновения и творчества: подводных фотографов, операторов, художников, композиторов, экологов, создателей водолазной и фотосъемочной техники. В 1974 году было трудно представить, что через десятилетия Антибский Фестиваль станет самым важным, престижным ежегодным событием подводников всего мира. Сейчас при поддержке Даниеля Мерсье во многих странах проводится около 100 подобных фестивалей. За свои заслуги Даниель Мерсье награжден множеством наград, он был назван Человеком Года – 1997 в подводной деятельности. Кортик адмирала – Чем больше люди знают о том, что происходит под водой – неважно, будь то море, океан, река, ручеек, тем больше люди будут понимать, что жизнь подводного мира нужно защищать. И я считаю, что в дальнейшем можно изменить поведение человека по отношению к окружающей его среде. Вода – это что-то такое, что представляет огромную значимость для человека на протяжении многих веков. И сейчас питьевая вода – это нечто святое на Земле. И ее нужно сохранить для человечества… Именно это и является главной задачей фестиваля. В своё время я активно занимался детьми и могу сказать, что помог в общей сложности около семи тысячам детей совершить свое первое погружение. Но тогда же я понял, что к фестивалю нужно привлечь больший круг людей и в частности прессу. Поэтому я решил, что это можно сделать посредством, скажем, кино. В то время Кусто уже был известен как режиссер подводных фильмов, но, кроме него, подводными съемками занимались и другие люди. Вот их и нужно было привлечь к фестивалю, чтобы они также приезжали и показывали свои фильмы. Тогда я, конечно, не заглядывал далеко в будущее и даже не подразумевал о том, что фестиваль будет жить столько лет, что он вырастет в нечто колоссальное и что он будет привлекать внимание людей со всего мира. И сейчас в фестивале принимают участие около шестидесяти государств, тысячи людей разных наций. Именно это дает мне надежду на то, что фестиваль будет развиваться и дальше. Для этого я и езжу в том числе по всей России, Украине. Одним словом, повсюду. Езжу ради того, чтобы фестиваль процветал… – Я заметила, с каким уважением вы стояли перед памятником нашему адмиралу. А что для вас имя – Федор Ушаков, и когда вы впервые его услышали? – Русский адмирал Ушаков – это история. Получается, что меня «познакомил» с Ушаковым Игорь Потапов (президент Международного детского фестиваля «Подводный мир» – авт.). Он подарил мне кортик морского офицера – точную копию оружия Ушакова. Он был великий адмирал, и я честно удивлён тому, что он закончил свою карьеру, подавшись в религию. Я поинтересовался у одного из монахов Санаксарского монастыря, как же Ушаков стал монахом после того, как был адмиралом? И в ответ услышал, что Ушаков всю жизнь был истинным христианином, он не был женат, и все, что он делал – воевал и даже убивал – он делал во Славу Господа Бога! Это не противоречит христианской морали. Браво адмиралу Ушакову! Как это начиналось… – Действительно ли то, что вы стояли у истоков создания команды легендарного Кусто? – Я отношусь ко второму поколению создания этой команды. По времени это несколько позднее. Впервые я совершил погружение в 1947 году, в то время как Кусто совершил первые погружения в 42-43 годах. И когда я создал свой фестиваль «Подводный мир», его первым президентом стал Жак-Ив Кусто. А когда на следующий год я спросил у Кусто, собирается ли он в дальнейшем сотрудничать с фестивалем, поставлять фильмы, он ответил: нет. Поэтому наши дальнейшие пути разошлись, хотя мы и встречались… Что самое важное, я хорошо знаком с Филиппом Тайе, который научил Кусто нырять, и именно Тайе открыл красоты подводного мира и для Жака-Ива, и для меня. Да, да, именно Тайе… Кроме того, Тайе был великолепным писателем, он написал книгу о том, как это все начиналось. Для справки. Филипп Тайе – морской офицер, один из основоположников современного дайвинга. Впервые Кусто и Филипп познакомились в 1936 году, но первая встреча была формальной. Кусто хотел стать морским летчиком, но неожиданная автокатастрофа перечеркнула ему дорогу в небо. Врачи хотели ампутировать ему руку, Кусто категорически отказался. После нескольких месяцев, проведенных в больнице, Кусто был направлен на службу в Тулон. Ему надо было много тренироваться, разрабатывать руку, и Тайе предложил совмещать приятное с полезным – укреплять руки плаванием. Филипп был уже довольно опытным подводным охотником, плавал с простенькими защитными очками, трубкой, сделанной из резинового шланга, и примитивными ластами. Особенности нашего зрения не позволяют видеть под водой так же ясно, как на суше. Надо либо применять специальные корректирующие линзы, либо оставлять между глазом и водой небольшую прослойку воздуха. Герметические очки Филиппа Тайе как раз и были такими. Для Кусто же отношение к плаванию было чисто поверхностным. Снаряжение для подводной охоты было и вовсе незнакомо ему. Однажды, чтобы уберечь глаза от морской соли, Жак-Ив тоже надел защитные очки Филиппа. То, что он увидел под водой, ошеломило его. С этого момента он и посвятил свою жизнь проникновению в морские глубины. Пятилетняя разница в возрасте не помешала им стать друзьями. Они плавали вместе каждый день и вскоре стали лучшими пловцами и подводными охотниками Тулона. Будучи прирожденным лидером, всегда стремящийся делать все обстоятельно, ученик вскоре превзошел своего учителя, и в этом заключалась особая радость и гордость Филиппа Тайе. 100-летие Кусто – Если вы спросите, в чем главная разница между мной и Кусто, то я отвечу так: в то время как Кусто всё брал лично для самого себя, я – нет. Я всегда предпочитал все отдавать людям, чтобы открыть для них подводный мир. В то же время Кусто – очень известная личность, его знает весь мир. И я восхищаюсь им: браво! – А каким вам запомнился Кусто? Правда ли, что он был диктатором? – Мне больше запомнилась его жена – замечательная женщина. Именно она смогла найти деньги на финансирование «Калипсо», именно она занималась организацией всех путешествий. Можно сказать, что она была очень хорошим экономистом. Однажды Кусто спросили, кто является капитаном «Калипсо»? «Я – капитан!» – ответила Симона, решительно отодвинув Кусто в сторону… Для справки. Симона Кусто объединяла большую семью «Калипсо». Сын, Жан-Мишель, всегда говорит о матери с волнением: «На Амазонке она не ступала на землю в течение десяти месяцев, она дольше всех оставалась на корабле. Он был для нее домом и смыслом существования». Первая французская ныряльщица, Симона была женщиной с твердым характером и в то же время сохраняла сдержанность при всех обстоятельствах, до конца скрывая от всех свою неизлечимую болезнь. – Я знаком со многими членами команды Кусто, например, с Андре Лабаном (Андре Лабан – историческая личность. В далеком 1953-м он начал использовать подводную телевизионную камеру для программы «En direct du fond des mers» – «Прямо из глубины морей», которая транслировалась по Евровидению. Свою первую картину под водой Андре Лабан написал в 1962 году, положив тем самым начало направлению в живописи). Старший сын Жака-Ива, Мишель Кусто, вообще мой друг, и я виделся с ним вот буквально перед отъездом в Россию, пять дней назад… Для справки. Жан-Мишель Кусто – известный ученый и опытнейший дайвер – продолжил семейное дело: уже 64 года активно исследует морские глубины. В середине 60-х занимался организацией нового телевизионного многосерийного проекта «Подводная одиссея команды Кусто». Был награжден профессиональными престижными премиями «Пибоди» и «Эмми». В 1969 году возглавил команду специалистов, которая переоборудовала океанский лайнер «Королева Мэри» в Морской музей в Лонг-Бич (Калифорния). Был членом комитета по выбору проекта космической станции NASA. Сегодня Жан-Мишель Кусто – яростный защитник окружающего мира. Он путешествует по всему земному шару с лекциями о проблемах Мирового океана. Является президентом Океанического общества будущего. – В этом году его отцу, Жаку-Иву Кусто, исполняется сто лет со дня рождения. Это значимая дата, и в честь нее будут проходить празднования. И несмотря на то, что во многом я не был согласен с Кусто-старшим, несмотря на все наши с ним разногласия, я признаю, что Кусто сделал много для развития подводного спорта, в частности погружения, и поэтому я собираюсь провести эти празднования. Море, женщины, жизнь! – У летчиков есть такое понятие, как «налёт». Есть ли что-то похожее у подводников? Сколько времени в общей сложности вы провели под водой? – Мы считаем количество погружений. У меня до семи тысяч погружений. Сколько это в часах? Я даже затрудняюсь ответить, наверное, тысячи… Ведь важно ещё то, насколько метров погружается дайвингист. Если на двадцать метров, то под водой он может оставаться целый час, если на сорок метров, то не более десяти минут, если более восьмидесяти метров – то не более пяти минут. Поэтому как тут сосчитать по времени? – А вы, Даниель, погружались так глубоко? – Конечно! Я ведь профессионал и поэтому погружался по три раза каждый день. – Наверняка были экстремальные ситуации?.. – Море так же непредсказуемо, как женщина. Конечно, под водой случаются разные трудности, но если вы в хорошей физической форме, если вы дружите с головой, то можно все преодолеть. Кроме того, я много занимался спортом в горах и даже одно время мечтал стать гидом. И я им фактически стал, но только в море. По своему опыту я знаю, что люди, которые гибнут либо в горах, либо в море, – это чаще молодые люди. А вот как только доживаешь до сорока лет, то достигаешь такой физической формы, кроме того, у тебя есть бесценный опыт… Здесь еще подключается осознание того, что ты уже выжил, и от этого хочется еще больше жить. Жить, встречать красивых женщин, любить... – У Мишеля Кусто была идея построить подводные города. Чего в этом больше – юношеского романтизма или далеко идущего прагматизма? – Эта идея о подводных городах пришла отнюдь не Мишелю. Прежде всего, она принадлежит архитектору Жаку Ружьи, более того, у него были даже какие-то разработки, конструкции домов для ученых, которые могли бы находиться под водой по двадцать четыре часа в сутки. – Понятно, что море – это ваше всё. А что еще вызывает у вас такое же страстное чувство? – Женщины! Конечно, женщины. Я живу насыщенной, яркой жизнью и люблю жизнь во всех ее проявлениях. Люблю горы, море, цветы… В одной из моих книг, которая так и называется «Путешествие начинается сразу за дверью», есть такой подзаголовок: «Одной жизни недостаточно». Надеюсь, что когда-нибудь книга будет переведена на русский язык. Россия: от Толстого до Абрамовича – Даниель, ваше самое сильное впечатление о России? – Еще в молодости я прочел много русской литературы: Достоевского, Гоголя, Толстого... И я тогда подумал, что русские – такие же сумасшедшие, как и я! И я захотел увидеть Россию, но тогда это было невозможно – у власти были коммунисты. Кстати, мой отец был коммунистом, но я никогда не разделял его взглядов. Потом я стал проводить фестиваль, на который приезжали в том числе и люди из бывшего СССР. Я был приятно удивлен, когда близко познакомился с вашими соотечественниками. И уже в конце 70-х у меня появилась возможность наконец посетить вашу страну, хотя и тогда было много сложностей. Всегда, когда я приезжаю в Россию, меня встречают тепло... Я погружался в Черном море, в озере Байкал, кроме того, в воды недалеко от Владивостока и берегов Кореи… Кстати, из Владивостока до Москвы я добирался семь дней на поезде. Я бывал во многих русских городах, многие из них мне очень понравились. Например, Санкт-Петербург, а в Эрмитаж я вообще влюблен. Россия – великая страна. У вас очень много богатых людей, но живут они недалеко от меня. Например, в квартале, где я живу, моим соседом является Абрамович. Признаться, меня всегда интересовало, где богатые русские берут деньги, чтобы жить в таком месте?.. – А вы не пытались привить соседу Абрамовичу любовь к подводному плаванию? – Все русские, которые живут вокруг меня, окружены серьезной охраной, не имеют никаких знакомств, и все абсолютно закрыты. Они даже не здороваются! Для меня Москва является одним из самых значимых городов Европы. И за двадцать пять лет моих поездок в Москву я вижу, как все меняется. Что касается Петербурга, то к юбилею города многое обновили, отреставрировали, но это, к сожалению, не коснулось внутренних двориков… Во время посещения многих городов России у меня сложилось впечатление, что я нахожусь в средневековье… Вообще, русские, в отличие от других народов, умеют создавать атмосферу дружбы, приятельства. И мне нравится, что вы собираетесь вместе, пьете водку, это всегда так весело и здорово… А когда мы закончили беседу, мы вышли на зеленую лужайку перед домом, сели за самодельные столы, хлебали свежую, с дымком уху и пили водку – за Россию, за гостеприимных мордовских хозяев, за чистую воду и, конечно, за дружбу…
Елена Кривцова

Опубликовано 02 июня 2010г., 22:34. Просмотров: 2963.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика