Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - В «местах не столь отдаленных»

В «местах не столь отдаленных»

Картинкаили Экскурсия в «за решетку»… С журналистами всегда так. Соберешься, скажем, в выходные полетать на параплане, а в результате угодишь… в тюрьму! Места для свободных полётов в районе мордовского городка Ковылкино замечательные: холмы, редкие перелески да живописные долины. Склоны ровные, поросшие разнотравьем с желтой пестротой зверобоя и куриной слепоты да синими пестринками цикория. Но с погодой не повезло – дождь, гроза – и пёстрая компания парапланеристов и членов «Саровской пустыни» приняла решение отправиться в недалёкий Наровчат. Тем более, что в этом городке не так давно открылся необычный музей – пересыльная тюрьма еще царских времен. Наровчат знаменит несколькими интересными историческими объектами. Объект первый: музей Куприна. Наровчат – отчина известного русского писателя, автора «Поединка» и «Гранатового браслета». Объект второй: именно здесь был установлен первый в РСФСР бюст Ленина. Установлен он 7 ноября 1919 года при жизни вождя пролетариата известным скульптором Алексеевым. Правда, мало кто из «широкой публики» знает, что это уже третий бюст. Первый раскололся при демонтаже в 1941 году (фронт приближался и Ильича решили спрятать. Неудачно.); второй в бесшабашном 1992 году украли; третий пока стоит. Но от алексеевского в этом памятнике остался только постамент… Объект третий: очень и очень неплохой Наровчатский краеведческий музей. Тут и действующий патефон, и исправное пианино двухсотлетней давности, на котором нам с Алексеем Подурцом даже позволили побренчать. Да и вообще «руками не трогать!» – это не про здешний музей. Так вот «Уездная тюрьма 19 века» – теперь как раз филиал музея. В тюрьму и повёл нас с широкой улыбкой директор музея Александр Сохряков. Он же и сообщил нам с некоторой гордостью, что «пересылка» ныне начинает потихоньку затмевать остальные достопримечательности Наровчата. Долгие годы в служебных помещениях этой старинной тюрьмы располагались кабинеты сотрудников внутренних дел, но три года назад бывшую тюрьму отдали краеведческому музею. И сегодня по тёмным коридорам и тесным камерам ходят экскурсии, в том числе и в воспитательных целях. Такой музей единственный в Поволжье, потому не удивительно, что ныне эта «достопримечательность» на первом месте по посещаемости. Начали мы осмотр с тюремного православного храма во имя Алексия, Божьего человека. Здесь, как и положено, проводят службы, но еще стоят… парты, за которыми священник проводит духовные беседы с местными трудными подростками. – Подобные тюремные комплексы были построены по единому проекту во всех крупных населённых пунктах Пензенской области, – рассказывал нам директор. – Но до настоящего времени сохранился только этот. В 1959 году тюрьма была закрыта. Вокруг тюрьмы каменная стена 12 метров высотой. Случаев побега не зарегистрировано. В эту стену встроены церковь, баня, прачечная для заключённых, кабинет для начальства и две сторожевые вышки. Одну вышку восстановить не удалось.
Картинка Картинка
У этой неприятной на вид стены в 30-х годах прошлого века расстреливали репрессированных. Первая, деревянная тюрьма на этом месте была построена ещё во времена Екатерины II. А каменные её стены помнят и Степана Разина и Емельяна Пугачева. Мало того, по мнению некоторых местных краеведов, в тюрьме дожидался этапа и брат Ленина Александр Ульянов. Камеры, комнату надзирателя и тюремный двор мы увидели практически в первозданном виде. Так же как и узкий дворик, куда во времена оные раз в неделю на 15 минут выводили гулять заключённых. – Не пугайтесь, – предупредил нас Сохряков, вводя в комнату надзирателя, выкрашенную в мрачный зелёный цвет. И все же кое-кто вздрогнул: за столом сидел диковатый на вид манекен, одетый в полицейскую форму. Под неподвижными руками – документы: данные – кого, за что и на какой срок посадили. Бумаги сохранились с первой половины прошлого века. Тут же стоял старинный шкаф, стул и стол с самоваром и алюминиевой кружкой (видно, манекен любит порой посидеть с привидениями бывших заключенных, попить чайку, побалакать о царском прошлом…). На вешалке – ключи от замков, которые и сейчас, спустя 100 лет, в рабочем состоянии. Рядом наручники и отрывной календарь 1914 года. И портреты узников с кандалами на ногах. Даже старые чёрно-белые фотографии передают отчаяние этих людей. А ведь за время существования этой тюрьмы в ней содержались тысячи узников. Были даже исторические личности. По пути в Сибирь здесь ночевали декабристы. Ну а в начале 20 века сюда сажали тех, кто вёл революционную деятельность: учителей, студентов. А уж после гражданской войны сюда попадали «новые декабристы», те, что против советской власти. И уже в советскую эпоху в камерах томились репрессированные, политические заключённые и священники. Всего здесь восемь камер с маленькими решётчатыми окнами. Сидели по 15-20 человек на нарах в два яруса. Порой, не зная за что. Сегодня в одной из камер восстановлена «обстановка»: две кушетки с соломенными тюфяками и подушками. Застелены они грубыми шерстяными одеялами. На столе алюминиевый чайник с водой и кружка. В углу «параша» – ведро для малой нужды. И всё! «По-большому» выводили один раз в сутки под конвоем. – На детишек, которых мы сюда иногда приводим на экскурсию, это действует, – многозначительно сообщил директор музея. – Выходят совсем с другим настроением. КартинкаЧто там детишки, на нас самих всё это произвело впечатление. Посидели мы на нарах за решёткой на грубом одеяле; кто-то, конечно, пропел «Сижу на нарах, как король на именинах…» Не очень-то уютно. Пофотографировались. В реальности вообразить себя на этом месте мне лично не удалось. Хотя, как говорится, от сумы, да от тюрьмы… В коридоре возле каждой камеры висят списки некоторых, кто здесь сидел. В послевоенные голодные годы в небольшой тюрьме одновременно содержались более двухсот женщин. Их сажали и за колоски, собранные с полей, чтобы прокормить детей, и по доносам соседей, односельчан. Чувство несправедливости меня долго не отпускало. Почему русский народ страдает во все времена? Какая-то безысходность… «Русский человек сам себе не даст быть счастливым» – вспомнились слова Чехова. Приговоренных к высшей мере наказания и нарушителей тюремной дисциплины сажали в карцер. Узкое, в метр шириной помещение с малюсеньким окошком «без мебели». Единственное послабление – соломенный тюфяк на ночь. В народе карцер назван «каменным мешком». Там холодно и очень-преочень неприятно. Обшарпанные коридоры и комнаты тюрьмы насквозь пропитаны горем. Мы вышли и вздохнули. Свобода!
Наталья Файкова

Опубликовано 14 июля 2011г., 15:19. Просмотров: 3966.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика