Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - Елена Чавчавадзе: «То, что Россия жива – чудо…»

Елена Чавчавадзе: «То, что Россия жива – чудо…»

КартинкаС княгиней Еленой Николаевной Чавчавадзе и её мужем, потомком знаменитого княжеского рода Зурабом Михайловичем мне довелось познакомиться в прошлом году во время Морского похода по пути Русской эскадры, посвященному 90-летию окончания Гражданской войны. Среди массы встреч, дискуссий и бесед особенно врезалась в память беседа именно с ней – автором глобального проекта «Русские без России», цикла документальных фильмов, снятых известным российским режиссёром Никитой Михалковым. В фильме показаны значимые персоны Белого движения, их участие в событиях русской революции, показана жизнь известных эмигрантов за рубежом и рассказывается, как сложилась их судьба и чего они достигли. Публикуя путевые очерки по итогам того похода, я обещал читателям «Саровской пустыни» опубликовать беседу с княжной Чавчавадзе и вот выполняю своё обещание.
Для справки: Елена Николаевна Чавчавадзе – российский журналист, режиссер, сценарист; с 1998 года – директор президентских программ Российского фонда культуры, вице-президент этого фонда. Лауреат премии Русского биографического института «Человек года – 2005» в номинации «Культура». Имеет церковную награду: орден Святой равноапостольной княгини Ольги 3 степени. Стала учредителем основанного в декабре 2006 года фонда «Возвращение», ратующего за возвращение исторических традиций, нравственных ценностей и названий, существовавших в России до 1917 года и отвергнутых за годы советской власти. Муж – Зураб Михайлович Чавчавадзе, представитель известного княжеского рода; его семья вернулась в СССР из эмиграции в 1947 году.
– Елена Николаевна, думаю, в то время, когда Вы решили заняться «белогвардейской» частью истории России, в нашей стране было не очень много людей, которые считали эту тему актуальной, да и вообще полезной… – О, да, когда я в 2000-м году начинала проект «Русские без России», вообще не было никаких серьёзных публикаций, никаких изданий на эту тему. Единицы занимались этой темой, а мне вообще даже друзья говорили, что ты … беляками занимаешься! Конечно, тогда эта тема казалась и не очень-то рейтинговой. В общем, это была первая попытка – то есть не попытка, а первая дерзость, на которую я пошла, – рассказать о военной эмиграции. Потому что более-менее все знали Бунина, судьбу Шаляпина в эмиграции, предположим, Прокофьева, Рахманинова. Но тема военных была табуирована… – В общем-то, это и понятно, ведь ничего «общегероического» в гражданской войне быть не может. К тому же большевики тогда «сдали» войну с Германией, по сути, предали союзников, да и саму Россию… – Знаете, когда Владимир Владимирович Путин принимал Марину Антоновну Деникину, он потрясающе сказал. Я рада, что по моей идее она отцовское наградное Георгиевское оружие передала тогда Путину. Сейчас эта шашка хранится в музее Вооруженных сил. На шашке, конечно, крови никакой не было. Это наградное оружие, и вообще Деникин голов никаких не рубил, хотя были эксцессы – на то это и гражданская война. Страшная. Так вот, когда они сели беседовать (и у меня эта съемка есть), ВВП сказал, что дело даже не в том, что – красные-белые… А в том, что выросло поколение, которому вообще все равно, начхать, простите, и на красных, и на белых; и мы должны сделать все, чтобы это не было забыто. Но не споря, не выясняя, кто победил. Не может левая рука отсечь и победить правую! Страдает весь организм! Одна часть народа воевала с другой! Какая там победа? Всегда побеждает кто-то третий, что мы и имеем. – А кто – третий? – Я, понимаю, вопрос риторический? – Я бы не сказал… – Есть малоизвестные широкому кругу факты, которые четко позволяют сделать вывод, что есть сила, которая делает всё, чтобы направлять развитие цивилизации по определенному пути. И, как правило, не выгодному славянам, России. Скажем, с какой бы стати России вдруг начинать воевать с Германией? Не было ведь абсолютно никаких предпосылок, никаких противоречий. Россия мешала тогда Англии, которая стремительно теряла экономическое и политическое влияние и США, которые входили в глубочайший кризис… Никто почему-то не принимает во внимание, что в канун Первой мировой были один за другим убиты наиболее влиятельные политические фигуры Запада и России, которые могли помешать развязыванию войны – Столыпин, принц Фердинанад, попытка убийства Распутина (который всё же был выведен из строя). Известна фраза Распутина: «Если бы я был здоров, папа (Николай II) никогда бы не ввязался в эту войну…» – Скоро сто лет с начала Первой мировой войны. Первая мировая и особенно роль России в ней – тема в советские времена абсолютно закрытая. Белое пятно. Думаю, Вы не оставите её без внимания… – Мы хотим ее поднять, но руководство телеканала «Россия» сделало встречное предложение – проект с условным названием «Гибель империи». Центральной фигурой, к сожалению, предложили Распутина. Причем фильм должен показывать ту ситуацию только с военной точки зрения, а мне интересней показать закулисный механизм, который привел к войне. Как, какие силы? Она развязана, как все войны, не на пустом месте. Пытались начать еще и раньше – правильно Ленин сказал, что 1905 год – это репетиция. Прощупаны все слабые места. Это была война, в которую Россию втянули, но точно так же втянули и Германию. И столкнули их. Те самые «третьи». Интересный факт: до революции вся российская экономика была ориентирована на германскую. И германская революция произошла ровно через год после нашей, ровно по такой же схеме, как и в России, с восстания моряков в Киле. Вильгельма, правда, оставили жить. – Поцивилизованнее оказались немецкие революционеры, или боязливее… – Ну, насколько немецкие… Кстати, по итогам Первой мировой войны, в которых Россия (никто не сомневался, победа – вот она была) должна была получить контроль над Босфором и Дарданеллами, православный крест над Софийским собором в Константинополе. Но вот эти самые «третьи силы» не желали допустить, чтобы Россия оставалась мировой державой. И она перестала. Произошло главное: все торгово-экономические отношения с Германией Ленин и Троцкий переориентировали на Америку. Карандаши, фабрики Форда, Хаммеры. А там был кризис. Из всех мировых кризисов выход всегда был за счет России. Не исключая последнего – 1991 года (и не исключая самого-самого последнего – 2010 – авт.). Поэтому когда мы говорим о демографической катастрофе – она не потому случилась, что русский народ пьющий. Я-то считаю, что чудо произошло: другой народ, может, и не сохранился бы при таком целенаправленном уничтожении в течение всего ХХ века. – Хорошо, Троцкий – Америка, Англия. Но ведь Ленин, вроде бы работал на Германию… – «Мировая закулиса», как её назвал Иван Александрович Ильин, не представляет какое-то одно государство. Теперь-то, после изучения архивных документов, совершенно ясно, что Троцкий, который формально был главным – не был самостоятельной фигурой, как и Ленин, в этом я абсолютно точно уверена, мы потом сделали фильм «Кто заплатил Ленину», его восемь раз показывал телеканал «Россия», потом «Лев Троцкий. Тайны мировой революции» – тоже телеканал Россия, он вошел в семь лучших документальных фильмов канала того периода. – Ну, то, что Троцкий ненавидел Россию и русских – это общеизвестно… – В фильме «Троцкий«» мы с помощью французского военного архива, о котором сегодня говорили, нашли вообще потрясающий документ. Троцкий приглашал французов создать им новую Красную армию. Он приглашал интервенцию. И вся интервенция была нужна только для того, чтобы вывезти из страны побольше добра. Гражданская война нужна была Западу – чтобы русские убили побольше русских. Сами, своими руками, сократили свое население. Факт, что Троцкий работал не на Россию, даже косвенно доказывает знаменитый поезд Троцкого. Мы работали в президентском архиве и видели документы (правда, пока их не использовали). Например, письмо красных командармов во время гражданской войны Ленину. Вот, мол, только-только планы выстроили, сейчас – наступление и победа, а тут Троцкий на своем поезде пронесся, все карты спутал. И не потому, что Троцкий работал в интересах белых, вовсе нет. А им нужно было это время, чтобы был отбит золотой запас. Чтобы он не попал ни в руки красных, ни в руки белых... – Елена Николаевна, Вы как-то сказали, что когда начали снимать эту серию фильмов, почувствовали какое-то сопротивление, и Вам даже вставляли палки в колеса. Кто? – Как сказать… Палки в колеса стали вставлять тогда, когда я заявила свой проект и вышла на телеканал «Россия». Одновременно с нами получил грант проект Сванидзе. И мы шли буквально «ноздря в ноздрю». Была там некая телевизионная дама, которая как бы на него работала, и одновременно как бы отвечала и за наш проект. И она усиленно проталкивала проект Сванидзе и пыталась убить наш – как конкурента. Надо было снять сливки. Я потом увидела серию Сванидзе – ну, копия нашей серии о Врангеле «Когда мы уйдем». – То есть это не государственные палки в колеса, а частные. – Государство, скажем так, было уверено, что у меня ничего не получится. Деньги они дали настолько смешные, просто я в то время параллельно (не представляю сейчас, как смогла выжить) выполняла федеральный проект «Возвращение культурно-исторических ценностей». И я соединила эти две цели. Едешь в командировку – потом надо чем-то отчитываться, что-то привозить. И это было самое страшное, – когда не знаешь, что у тебя получится, когда надо чем-то отчитываться. Но Господь помогал. И все время что-то бесплатно привозила в Россию, у нас что-то в Фонде культуры хранится. В частности, Александр Владимирович Плот, посмотрев фильм, растрогался, у него хранилась работа Бенуа, подаренная Борису Палеологу, он ее нам подарил. Позже мы её передали в Константиновский дворец в Питер. Если вы там будете, обратите внимание. Бенуа написал эту картину уже после революции – мрачный такой Питер. Я благодарна таким людям за то, что они открывали свои семейные архивы и благодарили «Россию» за то, что она это показала. – Тяжелая была работа? Один объем чего стоит… – Я – автор проекта, я всех снимала и всё собирала. А в Москве уже разные режиссеры как бы «сколачивали». И иногда бывало так, что та телевизионная дама заставляла режиссёров уходить, бросать фильм. И я с монтажером сама заканчивала, как например, фильм о Деникине. У меня там «сломался» режиссер, устал. Понимаете, когда ты работаешь с огромным количеством маленьких фотографий, которые должны точно попасть, а ты этой темы не знаешь… Это я сейчас знаменитая… – Что Вас наиболее сильно трогало? – Всё. Ну, например, то, что через руки русских офицеров в эминрации проходили большие деньги, а умирали они в нищете, порой… – Понятие чести еще было живо… – Совершенно верно. Но как показать это? Одно дело, когда это говорит Анастасия Ширинская, а мы должны зрителю это показать, даже доказать. И вот я вижу старую фотографию: сидит адмирал Герасимов на празднике Морского училища в Бизерте. Я вижу, что окошко в домике, в котором он жил, завешено тряпочкой, а фуражка просто на гвозде… И вот мы, благодаря современной технике, вместе с монтажером прошлись по этим фотографиям. Начали с адмирала Герасимова, потом прошлись по всем молодым людям, дошли до бескозырки и прямо на словах «и умер в бедности» – тряпка, занавешивавшая окно. А потом показали его могилу Беренса и могилу его брата на Новодевичьем кладбище, которого Троцкий направил послом в Данию, который получил все за свое иудино предательство… Я потом читала допросы адмирала Колчака. Его очень активно допрашивали именно о позициях Беренса и других, имевших родственников. Допросы адмирала Колчака – это уникальные вещи. – Кстати, о Колчаке. Вы, как кинодокументалист, как оцениваете фильм «Колчак»? Вы его смотрели? – Знаете, я разделяю фильм. Линия, где вычленен его роман и сериал. Я считаю, это выдающееся произведение – сериал. Потому что режиссер Кравчук – безумно талантливый человек, с совестью сделал фильм. Его потом упрекали, что мало красные показаны. Нельзя! Я потом тоже была рада, что исторически оказалась права. Знаю, до меня люди пытались делать, подавали заявки «красные», «белые». Нельзя, это было бы обречено на провал. Меня спрашивали, ну почему у меня одни белые, а где красные? – На это, кстати, хорошо ответил Никита Михалков на одной пресс-конференции. Некоторые горячие православные головы почему-то обиделись за красных. А Михалков просто сказал: «Я и так все детство пел «Голова повязана, кровь на рукаве». Могу я в конце жизни что-то доброе сказать и о тех людях, которые почти на сто лет из нашей истории были вычеркнуты…» – Вам тема Гражданской войны и эмиграции и лично близка… – Да, получилось так, что муж у меня из семьи военного, которая оказалась в эмиграции (правда, вернулись в 1947 году), но когда мы стали ездить в Европу, я увидела тех людей (сегодня уже многих и нет), которые, в общем, несли дух героев, дух времени, настоящей России, я поняла, что об этом в нынешней России должны узнать… Я поняла, что надо что-то сделать, но не сталкивая лбами… Это была самая трудная задача, потому что, как ни странно, даже кто-то из телевизионных людей предлагал сделать: вот здесь – белые, здесь – красные. Я сказала – нет. Восемьдесят лет (тогда еще было не девяносто лет, как сейчас), я сказала: восемьдесят лет они молчали; мы должны дать возможность им самим рассказать о том, что пережили их отцы и матери. И что пережили они сами. Тогда никто не верил, а спустя десять лет… я даже потом встретила одну «неверующую» в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям – и она, очень высокопоставленная дама, от которой зависело, дать грант или нет, сказала честно: мы не верили, что вы это сделаете. И сейчас они продолжают помогать – это можно считать государственной поддержкой. Так что, когда некоторые горячие головы в эмиграции говорят, что вот, мол, Россия ничего для нас не делает, я должна сказать: Россия делает. Потому что это изначально была государственная поддержка. Фильм получил статус национального фильма. И показал его впервые федеральный телеканал – «Россия», потом они его и повторяли. Первые семь фильмов строились так. Они назывались «Русский выбор. Никита Михалков представляет». Потому что от ведущего очень много зависело, я должна сказать, бесконечно благодарна Никите Сергеевичу Михалкову за то, что он поверил в нашу тему. Он тогда правильно сказал: «Будут думать, что это мои фильмы, и я не могу дать свое имя этому проекту, если не буду уверен, что он будет качественным. Даже просто в профессиональном смысле». Мы с Никитой Сергеичем прошлись, проехались по тем местам, которые были связаны с русской эмиграцией, с исходом Русской армии и флота… Нашли детей эмигрантов. Правильней было бы говорить не эмиграция, а беженство. Кстати, Русская армия отступила. Они продолжали считать себя армией. Флот тоже. Они не считали себя побежденными. Это было отступление. Хотя я сейчас, по прошествии многих лет изучения документов, могу четко сказать, что их судьба предрешена была. Вся «мировая закулиса» никогда бы не допустила их победы. И мы видим это хотя бы по судьбе кораблей Русской эскадры. Европа уничтожила их только потому, что большевики гарантировали «закулисе», что империя не будет восстановлена. Вы же знаете, что и в Новороссийске, по приказу Ленина, оставшаяся часть русского флота была затоплена. – Да, странные тогда вещи происходили. С одной стороны Антанта, страх перед революцией, с другой стороны – тайная поддержка её… – Почему странная. Вильсон уже весной 1918 года поздравил первый съезд Советов – Свердлов его проводил. И правильно сказал г-н Лукин (выступавший на одной из дискуссий во время Морского похода – авт.), там появление фигуры французского офицера Пешкова (еще одна фамилия Свердлова) тоже не случайно. Но это другая тема… – Вы говорите – не раскалывая, не выясняя победителей, не определяя правых и виноватых. Но ведь из фильмов явствует, сколь много было несправедливых жестокостей… – Да жестокостей было немало. Со стороны большевиков, скажем, была применена так называемая тактика заложничества семей. Раскалывали этим семьи по страшному. И эта трагедия, конечно, до сих пор аукается: эмиграция, потомки военных не могут примириться с тем советским периодом. Стихийных проявлений жестокости, к сожалению, и у белых хватало, особенно среди казачества. Но с этим боролись – были суды офицерские, военно-полевые суды. И вешали, и расстреливали своих же! Но это не Деникин и не Врангель. Это полковник (тогда) Шкуро, это больше для казачества характерны такие вещи. Страшная правда. Но она была. И все равно несопоставимо с тем, что делали красные. Хотя это сложный вопрос и отдельная тема… Но главное, главное – в конечном-то итоге не выиграли ни красные, ни белые, а проиграла Россия. – Вопрос объективности – больной вопрос. Куда у Вас был доступ? Какими Вы архивами пользовались? – Абсолютно всеми. Картину никогда не составить, если пользоваться только российскими архивами. Такая обзорная картина – как новгородские мозаики: здесь черепок, там черепок… Когда мы начинали, публикаций вообще не было, мы как бы легитимизировали эту тему. И все поняли, что уже можно, уже не страшно. За что я предельно благодарна Путину, потому что, по большому счету, он сам был знаком со многими из эмиграции. Просто, как офицер, почувствовал эту историческую неправду и помог ее ликвидировать. Хотя, говорю, сопротивление было колоссальное. – Тема в общественном сознании хоть и с трудом, но действительно легимитизировалась. Но официально – что? Скажем, что мы видим в учебниках? – Учебники разные, я думаю. Думаю, что ситуация постепенно меняется. – Я этим немного интересовался, учебники не меняются. – Понимаете, демократия – это та модель, которую каждый понимает по-своему. А цель была – изменить лицо России, ее национальную идею… – Вопрос немного «в другую сторону». В ряду всех эмиграционных процессов – как Вы относитесь к Махно? – Знаете, новые факты и документы показывают, что (пользуясь современной терминологией) проект «Махно» был придуман Троцким. Он сам из тех мест, с юга России, хорошо понимал психологию тамошних жителей. Опять-таки цель была – чужими руками добиться своих целей. И Махно был использован. Думаю, в какой-то момент он это понял, Махно выполнял спецзадачи. Например, бежал на Украину, на юг России адвокат Носарь – с ним Троцкий создавал первый петроградский Совет. Носарь был прямо взасос единомышленником Троцкого. Потом все понял, написал брошюру «Как нас обдурил Лейба Бронштейн». Это было в начале 1918 года. Махно – это был карательный отряд. Они нашли Носаря и убили. Троцкий таким образом сводил счеты со своими бывшими единомышленниками. В том числе и руками Махно. – Вы считаете, Махно – это не стихийное… – Частично стихийное. Но кто направляет стихию? Дело в том, что самое главное – устроить возможность проявления стихийных сил. С чем, кстати, боролись и Деникин, и Врангель. – Когда Махно ушел за границу, как к нему относились? – Да не имели ничего общего! – Гражданская война начала ХХ века и девяностые – не находите, что это очень близко, почти «параллельно»? – Девяностые – это не разразившаяся гражданская война. Вернее латентная, но… все-таки она была. Да, 1991 год – калька с 1917-го. Те же силы, те же цели и та же эмиграция (наша творческая интеллигенция, академическая эмиграция). Всё повторилось, может быть на другом уровне и не так явно, но не менее жестоко. Посмотрите что осталось от Империи (СССР – авт.), сколько погибло (от голода, болезней, нищеты, бандитских разборок), сколько не родилось (по тем же причинам) русских людей… То что Россия жива – чудо.
Александр Ломтев

Опубликовано 26 августа 2011г., 15:37. Просмотров: 6365.

Комментарии:


msk01 msk01
26 августа 2011г., 17:12
Цитировать это сообщение
Белая сволочь - это не левая или правая рука, это опухоль, выросшая на теле России, паразитировавшая на ней, истощавшая его и одновременно ненавидевшая весь остальной организм. Им мало было жрать в пять ртов, им надо было жрать в десять, в двадцать ртов каждым своим рылом.

Русская революция - это не марсиане, высадившиеся в октябре 17го. Это - де-ся-ти-ле-ти-я-ми выросшие здоровые силы народа, которые смогли избавить организм от зловонного чирия. Представить только - 1,7 миллионов "дворян" паразитировали на 100 миллионах рабов. За все эти десятилетия у них была уйма возможностей. Если бы хотя бы искорка проскочила по поводу того, что так жрать нельзя, хотя бы палец о палец ударили, чтобы русского рабочего и русского крестьянина хоть на волос вытащить из тех безнадежных нищеты и голода, возможно, Россия и бы и пошла по пути европейского капиталистического развития.

И ведь бежали из страны не здоровые ее силы - все патриоты остались и продолжали про большевиках работать на Отечество. Бежали палачи, с руками по локоть в крови, даже без угроз или давления, бежали сами заранее - потому что знали, что после всего содеянного прощения от "этого народа" ждать не следует. И не надо показывать единицы из них, которые смогли зацепиться на Западе, мол, вот каких успешных людей лишилась страна. Большинство из них безвестно почили, перегрызая по парижам и шанхаям друг другу глотки за теткины брильянты.

И теперь уже их потомки, выращенные на французских булках, получают ласку и любовь правительства, предавшего страну. Федеральные программы, статус национального проекта, восемь раз по каналу "Россия" заливают в головы гражданам они свою ненависть к России и ее народу, ложь о его истории. И уже как бы не эта белая сволота приглашала к себе со всего мира интервентов, уже, оказывается, большевики организовали интервенцию. Тьфу! Как только рука поднимается у местечковых журналистов перепечатывать эту мерзость.
Николай Анохин Николай Анохин
01 сентября 2011г., 20:46
Цитировать это сообщение
МСК01 - явно коммунист и со стажем...
А вот Александру Алексеевичу я кричу - браво! Прекраснейшее и умное интервью. С умнейшей женщиной России, которых очстаётся всё меньше...
Генрих Генрих
02 сентября 2011г., 12:22
Цитировать это сообщение
Симпатии "умнейшей женщины России" явно на стороне Деникина, а не стороне казачества во главе с атаманом Шкуро. Поэтому она и пришлась ко двору телеканалу "Россия". Деникин чем-то похож на современную власть, хотя, конечно, намного лучше её. Шкуро и Краснов - это совсем другое дело. Это коренное казачество, а не "белая сволочь". Выражение "белая сволочь" можно применить по отношению к тому же Сванидзе как киношнику-паразиту.Была и красная сволочь - это Троцкий, Свердлов.
Буденкина Буденкина
07 сентября 2011г., 10:11
Цитировать это сообщение
Выражение "белая сволочь" можно применить по отношению к тому же Сванидзе как киношнику-паразиту.Была и красная сволочь - это Троцкий, Свердлов.

Вот разумные слова без истерик и брызг слюны с большевистских губёшек. И красные и белые - граждане одной страны. За белых воевали простые люди, которые не хотели ни Ленина ни Троцкого. А в конечном итоге пострадали и красные и белые. А кто-то на Зпападе жирел и гладил по головке Ленина и Троцкого и всю их сволочь...

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика