Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Клоуны

Клоуны

Люди в форме заставили испуганную женщину выйти с пассажирского сиденья легковушки в ночную тьму. Ничего не понимающая, она села в служебную машину. Муж ее, уже находившийся там, с ужасом увидел текущую по лицу жены кровь. В крови были и руки. Люди в форме не церемонились. Один из них вдруг грубо выволок женщину и оттуда. Одев наручники, мешком оттащил в другую «служебку». На крики несчастной «Вы же обещали, вы обещали, что повезете меня с мужем!» внимания никто не обращал. Дело происходило не в варшавском гетто, и форма у этих людей была не эсэсовская, а нашей родной российской милиции Почему без кепки? Поздним предпраздничным вечером, 6 марта, да уже ночью – было за одиннадцать, саровская супружеская пара (назовем их Анатолием и Ириной С.) возвращалась домой из Санаксарского монастыря, когда на треклятом жегаловском повороте их тормознули темниковские гаишники – почему без кепки? Раньше на большую дорогу выходили с кистенем, а теперь с милицейским жезлом. Вы же знаете. В темноте возле заброшенного поста ГАИ в свете фар их «Жигулей» волчьими глазами блеснули отражатели милицейских жилетов, и Анатолий повернул налево, послушно остановился на обочине примерно там, где высятся остатки столба, заглушил двигатель. Гаишники в этот момент находились на середине перекрестка. Зачем эти подробности, вы скоро поймете. В темноте издалека правоохранителям померещилось, будто водитель и пассажир поменялись местами. Да, прямо не выходя из машины, в тесной «девятке». Рискните-ка выполнить этот акробатический номер, будучи крупным мужчиной да еще одновременно нашаривая в бардачке документы на машину. А поскольку у якобы пересевшей с водительского места пассажирки не оказалось прав на вождение, глаза ментов загорелись. Не согла-асны?! Никто не оказывал сопротивления. Анатолий, как и полагается, вышел из автомобиля, предъявил права, но категорически не согласился с фантазиями милиционеров. Это несогласие с якобы совершенным правонарушением темниковские гаишники вполне в духе дикой мордовской глубинки восприняли как оказание сопротивления работникам правоохранительных органов и вызвали подмогу. Подмога в виде двух работников темниковской милиции, не заставившая себя ждать, едва выйдя из машины, матерно заорала, что сейчас оденет на обоих наручники и отвезет в отделение. И одели. Причем сделали это по-садистски – сдавили запястья рук до невозможности терпеть. Когда Анатолий попросил ослабить, пригрозили сдавить еще больше. Мент, он не будет ментом, если не сможет показать, кто здесь человек, а кто вша. Тут же сымпровизировали досмотр автомобиля на предмет наличия наркотиков и личный обыск – вывалили на капот автомобиля содержимое карманов Анатолия и его сумки. Говорю «сымпровизировали», потому что обыск должен проводиться в присутствии понятых и с составлением протокола. А так это – «шмон» по чемоданам бандой махновцев. Кстати, и не без прибыли. Швейцарский перочинный ножик Анатолию так и не вернули. Когда же он посмел напомнить об этом, получил от милиционера угрозу: «А за нож ты ответишь». Анатолия посадили в милицейскую машину, ну, а дальше началось то, что я уже описал вначале. В этот момент работники милиции, говоря протокольным языком, не разъяснили супругам С. их права, не объяснили причину своих действий, в том числе задержания, пройти медицинское освидетельствование им не предлагали, никаких документов при данных действиях не оформлялось. Просто повезли «разбираться» на «хазу». Избитая и униженная Анатолия отправили на медицинскую экспертизу для выявления алкогольного опьянения (оказался трезв), а Ирина, будучи пассажиром, совершенно правильно от экспертизы отказалась; оставшись одна в тишине ночного отделения милиции, она ясно слышала, как в соседней комнате их мучители обговаривали ситуацию, решали, что им делать. Вроде бы нужно было использовать статью 12.7.1 Кодекса об административных правонарушениях – управление транспортным средством без прав на вождение, но она не подразумевает задержания. А вот статья 12.8.3 – управление транспортным средством без прав на вождение и в состоянии алкогольного опьянения – в качестве наказания подразумевает и арест. Но в данном случае подойдет ст. 12.26.2: «Невыполнение водителем, не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения» – влечет «административный арест на срок до 15 суток или наложение административного штрафа…» Вот и ладушки. Так гражданка С. одномоментно превратилась в алкоголичку, в существо с трясущимися руками и неустойчивой позой, от которой разило так, что даже видавшие виды мордовские гаишники едва не попадали в обморок. Из показаний гаишника Корнишева: «Мужчина открыл дверь, и из машины пахнуло алкоголем, и они увидели, что женщина в нетрезвом состоянии». И далее по ходу дела то тут, то там, то сами милиционеры, то верные их «понятые» и «свидетели», пусть мнясь и оговариваясь, все же как бы признают опьянение Ирины типа «досматривали женщину, женщина была выпивши, она поняла это по состоянию лица, так как у женщины бегали глаза, а может быть, это было потому, что она не спала…» Правоохранителей ничуть не смутила дикость их логического построения. Получается, что Анатолий, будучи в трезвом уме и твердой памяти, посадил за руль не умеющую управлять автомобилем, да еще и вдрабадан пьяную супругу, заставил ее гнать ночью по осклизлому полузимнему шоссе, а сам спокойно откинулся на спинку сиденья – разбудишь, мол, у КПП, дорогая. Супруги С., естественно, подписать эту дичь отказались. Но деваться милиционерам было уже некуда. Незаконное задержание, наручники, кровь… Могли быть служебные неприятности. Подпись Ирины под протоколом, где она фигурировала в качестве водителя автомобиля, давала им прямую возможность выйти сухими из воды. И вот «надежды маленький оркестрик» под руководством дирижера Гараева нестройно, сбиваясь и путаясь, затянул «Ментовскую № 4 си-бемоль». Мировой судья Миссирова, конечно, не Жорж Санд, не Ольга Форш, однако строки, начертанные ее бесхитростным пером в постановлении по делу об административном правонарушении от 5 мая 2009 года, тронут любое сердце: «Затем ее поместили в камеру для административных правонарушителей. Холодное, неотапливаемое, грязное помещение с двумя лавками, на которых нельзя было лечь в полный рост. В течение ночи на нее было оказано моральное давление в виде неоднократного повторения, что, возможно, ее продержат там несколько дней, требований о подписании протокола. Просидев в камере около получаса в верхней одежде, она почувствовала, что замерзает. Она попросила одеяло. Сотрудники милиции принесли его, но сказали, что дадут его, только если она подпишет протоколы. Она отказалась подписывать протоколы. Так повторялось примерно два-три раза. Затем дежурные сотрудники ушли спать. Она попыталась отдохнуть, но замерзала еще больше. Ей пришлось стучать в дверь камеры, чтобы разбудить милиционеров. После этого под утро ей дали только одно одеяло». Утром состав выдохшегося уже было оркестра пополнился большим барабаном. В 7:30 субботы, 7 марта, явился полковник милиции и устроился за пюпитром с нотами все той же «Четвертой ментовской»: «…Она сообщила ему, что а/м управлял супруг, что не было алкогольного опьянения. На что он, уже не обращаясь к ней, вслух сказал, что придется ее задержать еще, возможно, на несколько дней для дальнейшего разбирательства, пока после праздников приедет мировой судья, так как показания сотрудников ДПС и ее противоречат друг другу, а у мировых судей впереди три дня выходных» (из того же судебного постановления). Вот тут Ирина не выдержала. Одна, в окружении мерзавцев, после бессонной ночи в камере, избитая и униженная… Липа моя, липа, липа вековая... Супруги С. весь этот пережитый ими ужас, разумеется, без последствий для темниковских не оставили. И простенькое вроде бы дело об административном правонарушении растянулось аж на три судебных заседания. Я присутствовал на двух из них, основных. Поразила дотошность мирового судьи Миссировой. Она всё до буковки проверила, она все промерила до сантиметра, все высчитала до секунды. Даже не поленилась выехать на следственный эксперимент к месту происшествия, будучи одинакового телосложения с Ириной, лично пыталась поменяться местами в салоне «девятки» с дородным товарищем. Но еще больше меня поразила несуразность темниковской милиции. Все документы, все протоколы, составленные ими, оказались «липой», рассчитанной на такую же деревенщину, как и они сами. А что началось при зачитывании показаний участников и свидетелей происшествия из города Темникова! Жаль, Райкин умер. Один из остановивших «девятку» супругов С. гаишников пишет: «Когда данный автомобиль проезжал мимо нас на расстоянии 2 метра, я увидел за рулем силуэт женщины, невысокой, худощавой, одетой в светлое». Затем он же дополняет, что «видел ее четко в лобовое и боковое стекло, так как со стороны Жегалово в направлении г. Темников ехала машина и осветила данную машину, и было хорошо видно». Другой, вместе с ним дежуривший гаишник сообщает суду, что они «стояли где-то на середине перекрестка и увидели, как со стороны города Темников едет автомобиль по встречной полосе. Больше никаких машин не было в этот момент. Было еще не темно, закат, когда автомобиль на подъезде осветил их фарами, то он увидел в боковое стекло, что за рулем сидела светловолосая женщина в светлой куртке». Это у нас мартовский закат светила завершается к семи вечера, а в Темникове… На командирских двадцать три часа. Багровая туша солнца, погрузившись в темную гряду Мордовского государственного заповедника, последним своим лучом осветила облупленный пост ГАИ и две унылые фигуры сотрудников темниковской ДПС. Нет-нет, друзья мои, это не солнце садилось, это одна половина мозга закатилась за другую. И никак выкатиться не может. Список несуразностей можно продолжать бесконечно. Один гаишник полагает, что Анатолий сидел в автомобиле, когда они к нему подошли, другой уверен – Анатолий к ним вышел сам. Перепутан даже цвет «криминального» автомобиля. Одни сотрудники милиции видят кровь на руках и лице Ирины, другие как будто ослепли. Женщина-милиционер, производившая обыск Ирины не моргнув глазом свидетельствует: «…Повреждений на коже не было, следов крови тоже». И это в то время, когда на лбу Ирины проступила красная ссадина, колготки порваны, кисти рук были в крови. Кровь эту ее заставили смыть только утром под предлогом снятия отпечатков пальцев. Еще больше чисто юридических несуразностей. Незаконно было привлекать в качестве понятых работников милиции, поскольку те не могут похвастаться отсутствием прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела. Даже форма протокола о направлении на медицинское освидетельствование о наличии алкоголя в крови не соответствует утвержденным. Я взялся подсчитывать эти юридические несуразности, сбился со счета и понял – всё здесь, всё, что напридумывали, навытворяли темниковские правоохранители есть юридическая несуразность. Они сами – юридическая несуразность. А может быть, и хуже. Например, понятых, словно Господом Богом, созданных сотрудником ДПС Гараевым, дабы заверить протокол об отстранении от управления транспортным средством Ирины, так и не нашли. Фокус не удался. Оба пакета с судебным вызовом, направленные им по месту жительства в г. Сасово, вернулись с пометкой «адресат по данному адресу не проживает». Учитывая обстоятельства Ладно я, но вот все те же несуразности комментирует эксперт: «Учитывая наличие тонировки стекла автомобиля, даже незначительной, в темное время суток при отсутствии освещения фактически невозможно в автомобиле увидеть ни пассажира, ни водителя, кроме того, если исходить из того, что девушка сидела за рулем управления, учитывая ее физиологию, ее невозможно наблюдать за пассажиром, имеющим более крупные физиологические данные…» Учитывая данные же обстоятельства, габариты автомобиля, расстояние от сотрудников милиции до автомобиля (6-15 метров), их немедленное следование к автомобилю, а также то, что на момент подхода к автомобилю на водительском месте сидел мужчина, невозможно за такой короткий промежуток времени пересесть с места водителя на место пассажира и одновременно с места пассажира на место водителя двоим при комплекции Анатолия (102 кг, рост не менее 178 см). Этому будет мешать руль, консоль, ручка передач, высота и расстояние между сиденьем и панелью приборов внутри салона автомобиля, а также время, за которое сотрудники милиции преодолели расстояние между автомобилями, то есть фактически за 15-20 секунд. Также необходимо отметить, что свет фар при их появлении в темноте слепит, и в этот момент абсолютно ничего не видно, зрачки глаз не могут быстро перестроиться с темного на яркий свет и обратно». Не буду тянуть с итогом. Произошел довольно-таки редкий случай в жизни автомобилистов, когда суд встал на сторону водителя. За несколько недель судебного разбирательства мировой судья так и не нашел доказательств совершенного супругами преступления – темниковским гаишникам было отказано – «Производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.26 Кодекса об административных правонарушениях РФ в отношении Ирины С. прекратить за отсутствием состава административного правонарушения». Продолжение следует Но дело этим не кончится. Начнется другое – уголовное в отношении работников правоохранительных органов города Темникова. Надеемся, что после чудовищного милицейского расстрела в московском универсаме прокуратура и суд с полной серьезностью отнесутся к произошедшему в Темникове. Вот они - будущие майоры евсюковы. Вот откуда, вот с чего начинается их кровавое шествие по России. Начинается со вседозволенности, с безнаказанности, с тупой уверенности в том, что они имеют право делать все, что захотят, что закон им не писан, что они и есть закон. Хотелось бы обратить внимание руководства Мордовской республики на явно предвзятое отношение темниковских правоохранителей к жителям Сарова. Причем именно правоохранителей, претензий к простым людям, живущим в Темникове или Жегалове, я от наших горожан не слышал. Зато вот эти… Каждый раз, выезжая из Сарова в Мордовию, ощущаешь некий холодок, возникает чувство тревоги, незащищенности. Вот и в этот раз герои жегаловского поворота буквально в лицо с ненавистью кричали: «Вы что, саровские, думаете, что мы тут клоуны?» Клоуны. Клоуны.
Андрей Алексеев

Опубликовано 10 июня 2009г., 02:41. Просмотров: 3322.

Комментарии:


Елена М. Елена М.
18 июня 2009г., 11:46
Цитировать это сообщение
ужас. беспредел какой.. а уголовное дело по чьей инициативе - потерпевших или?
Татьяна Татьяна
19 июня 2009г., 08:55
Цитировать это сообщение
Потерпевших
Зелипука Зелипука
19 июня 2009г., 10:03
Цитировать это сообщение
Да ваще! Будь я на месте Ирины я б сдалась горааздо раньше...

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2021 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика